Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Тату все возрасты покорны

13 комментариев около 11 минут на чтение
Тату все возрасты покорны

Искусство татуировки — одно из представлений человека о красоте, нашедшее отклик в сердцах миллионов людей по всему миру. Мы отправились на сеанс в салон, где поговорили с мастером о профессии, узнали, кто такие тату-маньяки и почему любовь к татуировкам — это навсегда.

Иглы, чернила, металл

Мастерская Дарьи Федосеенко находится в отдельной комнате тату-салона. Здесь по стенам развешаны рисунки, на полках емкости с красками самых разных цветов и оттенков. Ближе к окну — огромное кресло для клиентов, в котором сидит парень. Сеанс в разгаре. Тихо жужжит машинка, из динамика громко играют металлисты из Skid Row. Как выяснилось, клиент не простой.

— Евгений, мой молодой человек, — улыбаясь, представила Дарья, не отрывая взгляда от рождающейся татуировки. Оказывается, познакомились они еще в университете, когда девушка даже не помышляла стать тату-мастером. Теперь она набивает ему уже вторую татуировку — тигра на руке. Рисунок придумали вместе за день до сеанса.

Дарья
Дарья

— Тигр — достаточно заезженная тема, но мы его делаем в шлеме самурая, — объясняет свой выбор Евгений. — Мне кажется, это очень круто…

Время на создание татуировки не столько зависит от ее размера, сколько от стиля. Тигра планируют сделать за один сеанс. Работа продлится в общей сложности около шести часов.

— Конечно, устаешь: весь день под лампой, спина болит, — рассказывает Дарья. — Но в нормальном режиме за день можно сделать большой объем. Каждый день по татуировке. Запись идет на несколько дней вперед, иногда за месяц. Бывают крупные работы, можно один «рукав» (татуировка от плеча до запястья. — Прим. авт.) год делать.

Процесс создания татуировки понять нетрудно: рисунок наносят на бумагу, отпечатывают на теле и только потом набивают на кожу. Существует и другая техника, когда изображение создается сразу на теле, но ее применяют в зависимости от особенностей рисунка. Машинки мастера используют разные, у Дарьи современная — легкая и почти не шумит.

— Некоторые пользуются разными машинками более старого образца — их называют индукционными. Они тяжелые, громкие, сильно вибрируют. Я сама ими три года проработала, мне нравилось. Но перестала, руки стали болеть из-за постоянной вибрации, — вспоминает она.

После нанесения татуировки в течение двух недель нельзя ходить в баню, долго лежать в ванне, травмировать кожу, чесать, сдирать. Нужно подождать и не тревожить. А потом прийти и сделать новую.

— Я многое хочу сделать. Сегодня в мыслях одно, завтра другое. Хочется нового, но в Иркутске с этим проблема, до нас все долго доходит. Мы, как татуировщики, все изучаем, а клиенты в основном выбирают то, что уже видели, — сетует мастер. — Хотя в июне у нас в Иркутске будет первый тату-фестиваль. Возможно, он что-то всколыхнет…

Самый популярный у клиентов способ подбора рисунков — поиск в Instagram. Там можно найти все.

— Вообще брать татуировки из интернета — моветон. Потому что другой мастер думал, делал, и просто украсть работу — это нехорошо, я считаю. Поэтому мы работы не повторяем, каждая работа индивидуальна.

Буду бить. Больно

— В профессию я пришла случайно. Мы поехали с друзьями отдыхать, познакомились с человеком, который начинал делать татуировки. Я попробовала и стала работать. Первым рисунком был якорь. Мне просто привели человека, посадили, сказали «бей» и ушли. Дальше само пошло, — вспоминает Дарья.

Интересно, что Дарья единственная в салоне художник по образованию. Остальные мастера — представители самых разных профессий: есть парикмахер, механик и даже авиастроитель.

— Я художник, поэтому уже месяца через два работала. Хотя пришлось преодолеть барьер — перестать бояться «прокалывать» людей. Жутко было. Первые клиенты, девочки особенно, от боли начинали плакать. Я садилась рядом и начинала плакать с ними (смеется). Дико боялась, но потом привыкаешь, ведь люди пришли с осознанным желанием, понимая, что будут работать с иголкой.

Большое значение при нанесении татуировки имеет болевой порог человека. Например, у Дарьи он низкий, поэтому сама себе она татуировки не делает — неприятные ощущения мешают сосредоточиться, а это сказывается на качестве рисунка. В целом же, по словам мастера, люди по болевому порогу делятся примерно пополам.

— Кто-то очень хорошо терпит, другие кричат. У меня одну девочку муж держал за ноги — так она ему зуб выбила… У всех по-разному. Женя вот хорошо терпит. Хотя бы потому, что молчит и не дергается, — тут она бросила быстрый взгляд на молчащего парня — вдруг все-таки дергается?
— Больно? — спросил я у Евгения.
— В зависимости от места. Где сейчас — больно. Прямо очень больно… — чуть сморщившись, протянул он. — Об угол обдирали кожу? Как что-то жгучее проходит по тебе.
— Девочки сравнивают с депиляцией, — добавила Дарья.
— А где больнее, руки или ноги?
— Ноги больнее, — сразу отозвался Евгений.
— Да, особенно филейная часть. Там прямо вообще… — закивала тату-мастер.

Начинающие

Среди татуировок существует своя мода — одни рисунки становятся актуальными, другие устаревают. Например, пионы на ноге, драконы на плече, бабочки внизу спины остались в далеком прошлом. Сегодня у клиентов другие запросы.

— Возьмем школьников. Я, например, узнала, кто такой Лил Пип (американский рэпер. — Прим. авт.), только когда он умер, потому что ко мне побежали школьники, просили сделать розовую пантеру на шее как у него. И некоторые родители были даже не против!

Как правило, молодые люди просят сделать что-то маленькое, но их приходится отговаривать. Во-первых, татуировки можно делать только с 18 лет (до этого — только с разрешения родителей). Во-вторых, даже если есть их согласие, стоит предостеречь: первые, пусть маленькие, татуировки все равно почти всегда перебивают.

Сейчас среди молодежи популярны надписи вроде «юность», «молодость». Некоторые делают логотипы музыкальных групп и альбомов. Самые смелые просят портреты музыкантов, но такое встречается редко — набить на себе чье-то лицо решится не каждый.

— Одно время среди девушек были дико популярны киты. Почему-то все девочки решили, что киты милые, и начали делать их. Иногда фильм толкает. Так было с «Дивергентом», там у главной героини птички на ключице. Девочки волной пошли их делать. Из кино вообще много тем. У Жени, например, нога с «Пиратами Карибского моря». Там Барбосса с обезьянкой… Прямо на бедре, — добавила она игриво.

— Всем нравится, — с улыбкой отозвался обладатель тату.

Набиться по уши

В Иркутске есть люди, у которых татуировки покрывают до 70 % тела. Много клиентов, у которых тело забито примерно на 30 % — все руки и ноги. Есть носители татуировок на лице, но их мало. Как правило, это какие-то творческие люди, рассказывает мастер.

— Сколько людей — столько задумок. Очень часто удивляешься, — вспоминает Дарья. — Приходят с татуировками, со странными интимными татуировками.
— И часто интимные заказывают?
— Нет. Их обычно стесняются. Трудно человеку прийти и перед кем-то раздеться. Смущаются, некоторые мужчины себе выливают баллон одеколона в трусы…

Однако с каждым клиентом можно найти общий язык. Люди, как правило, разговорчивые, да и невозможно молчать несколько часов в одном помещении. В результате тату-мастер становится одновременно психологом, клиенты рассказывают про работу, про семью. Так со многими завязались дружеские отношения.

Самому взрослому клиенту Дарьи было 83 года. Так что возраст для татуировок — не препятствие. Ограничение есть у госслужащих, но и они делают тату, которые можно спрятать. Так что, утверждает она, приходят все. Или почти все.

— Среди клиентов есть люди из криминального мира? Приходили к вам как к «кольщику»?

— Цена отпугивает. Хорошая татуировка — это недешево. Минимальная цена тату у нас от трех тысяч. Приходить — да, приходят, но узнают цены и разворачиваются, — пожимает плечами Дарья.

По ее словам, у клиентов самые разнообразные профессии: есть работники радио, программисты, очень много медиков. Причем среди последних много серьезных врачей — хирурги, стоматологи. Рисунки при этом заказывают с профессией никак не связанные.

— Еще много учителей начальных классов, — сказала Дарья, и, поймав мой недоверчивый взгляд, добавила: — Да-да, вы их просто голыми не видели.

Тату-маньяки

По словам мастера, за годы работы ей приходилось перебивать много неудачных татуировок, сделанных у непрофессионалов: слова с ошибками, целый «зоопарк» животных с косыми глазами и кривыми носами. Свести татуировки сложно, следы остаются даже после лазерной обработки. Поэтому старый рисунок обычно перекрывают другим, более темного цвета. Черные же татуировки предварительно «осветляют» на тон или два.

— Собственную первую татуировку я сделала в 16 лет с друзьями в компании. Там такой жуткий бардак был, я его перебивала. Такое часто случается: у кого-то дома, в общаге, еще где-то делали, потом они приходят. Не удалять, а перекрывать — все хотят новую.

— Вообще люди делятся на два типа, — подхватил мысль Евгений. — Те, кто хочет себе татуировку, и те, кто говорит, что не хочет, но на самом деле хочет. Они просто…

— Не признаются. Это правда, — закончила за него девушка.

Впрочем, иногда встречаются те, кому воспринимать татуировки мешают стереотипы, связанные с тюремной субкультурой. Например, родители Евгения встретили новость о первой татуировке сына без энтузиазма, но это не страшно: «Что они меня меньше любить станут?» — с улыбкой говорит он.

— В будущем хочу продолжить. Естественно, доверяю только Даше. Мне нравится, как она делает. Хочется не как у всех, хочется необычное. Татуировка — это способ выражения своего внутреннего мира на коже. Мне не нравятся «чистые» люди. Они какие-то скучные и неискренние. Когда ты читаешь татуировки на человеке — можно многое о нем сказать. Это способ выразить себя. Вывести на поверхность то, что у тебя «под кожей».

Помогать людям самовыражаться Дарья планирует и дальше: профессия востребована, да и конкуренции среди мастеров нет — каждый работает в своей технике, в своем стиле, каждому найдется клиент.

— Для меня это любимая работа, — говорит она. — Я никогда не собиралась стать татуировщиком, но теперь будущее связываю именно с этим.

Пока же, несмотря на огромный список «набитых» клиентов, у Дарьи есть лишь одна своя татуировка на полноги, однако совсем скоро должен появиться «рукав».

— Обычно на одной не останавливаются. Знаете, есть момент, когда ты выходишь с готовой татуировкой. Не когда ее делают, потому что тебе больно — ты только об этом думаешь, а когда выходишь — ощущение, будто жизнь поменяется. Эйфория, воодушевление на два-три месяца. И конечно, люди приходят за допингом. Все становятся тату-маньяками, остановиться трудно. Это всегда история с продолжением.

Благодарим старейший тату-салон Иркутска «Перец» за помощь в подготовке материала.

URL: http://www.irk.ru/magazine/beauty/71782/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход