Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Хорошо там, где мы есть»

Хорошо там, где мы есть: США

IRK.ru продолжает серию публикаций о людях, которые переехали из Иркутска в другие города и страны. О своей жизни и работе в американском городе Мэдисон рассказывает Сергей Карпухин.

Я родился и вырос в Иркутске. Там прожил до 22 лет, закончил школу и университет. Во время учебы много занимался английским и французским языками, хотя по специальности я филолог-русист, преподаватель русского языка и литературы. Последние семь лет я живу в городе Мэдисон в штате Висконсин, дописываю диссертацию на кафедре славистики (наука, изучающая языки, фольклор, историю, культуру славянских народов — прим. ред.) в местном университете.

Окончив вуз в Иркутске, я поступил в аспирантуру Санкт-Петербургского государственного университета и в течение года учился там. В Мэдисоне до переезда не бывал, но много слышал о городе, университете и кафедре славистики. Один из профессоров в Мэдисоне входит в число самых крупных специалистов по моей теме. Познакомившись с ним в Санкт-Петербурге, я решил подавать документы в университет Висконсина. Правда, меня тогда приняли в два вуза, и, перед тем как приехать в Мэдисон, я проучился два года в университете Виргинии в городе Шарлотсвиль, где получил степень магистра.

Первые мысли о переезде в другую страну появились лет в 15, примерно в то время, когда появились первые мысли о будущем. Аргументов «за» было много, начиная от полудетских романтических «мечт» о путешествиях и кончая непреходящим ощущением недостаточности своего образования. Аргумент «против» был один: нет возможности уехать надолго. Как только такая возможность нашлась, решение, в общем-то давно принятое, было реализовано.

Стейт-стрит от Капитолия к университету
Стейт-стрит от Капитолия к университету

До переезда мне нужно было сдать тест на знание английского языка TOEFL и тест на общий уровень знаний для поступающих в американские вузы по аспирантским программам GRE. А еще оплатить студенческий сбор в таможенно-эмиграционную службу США (SEVIS), написать небольшое сочинение о том, зачем я поступаю в аспирантуру и как представляю свое профессиональное будущее. Также попросить трех профессионалов в моей сфере написать мне рекомендательные письма, перевести свой диплом филолога на английский, прислать фрагмент текста, написанного мной по-русски и, если имеется, по-английски. Кроме этого, надо было получить визу.

Подготовка к тестам заняла несколько недель. Вопрос с работой и финансовым обеспечением решался одновременно. В Америке, если университет берет аспиранта, он обеспечивает его либо стипендией, либо работой. Богатые частные университеты вроде Гарварда или Йеля дают аспирантам стипендии, чтобы те, не отвлекаясь, писали диссертации и защищались. В государственных аспиранты почти половину времени тратят на преподавание, но получают за это жалование.

Новая страна встретила очень приветливо. На самом деле все легальные способы переезда или эмиграции в США, особенно те, что связаны с работой или учебой, здорово ориентированы на социальную адаптацию. У страны имеется огромный опыт и отработанные методы в этой области. При университетах есть отдел иностранных студентов (в какой-то момент их стали называть «международными студентами», чтобы никого не обижать), который помогает во все время учебы.

Площадь Капитолия с озером Мендота вдали
Площадь Капитолия с озером Мендота вдали

Университет может найти «приемную семью» американцев, с которой студент проводит время: ездит в магазин, ходит в бассейн или в поход, покупает мобильный телефон или получает карту социального страхования. Мне такая семья в начале очень помогла: она сразу, что называется, придала новой культуре человеческое лицо.

Иностранец в американском университете — дело совершенно обыденное. В моем университете из 43 тысяч студентов более 4500 — иностранцы. Они посещают занятия, пишут диссертации, живут в общежитиях, сдают экзамены наравне со студентами из Висконсина, Калифорнии или Нью-Йорка.

Первые впечатления были социальные и даже этикетные. Оказалось, что в этом плане я многого не умею и нужно быстро учиться. Благодарить водителя, когда выходишь из автобуса. Или объезжать велосипедистов на безопасном расстоянии и пропускать пешеходов, когда ты за рулем. А если ты пешеход, благодарить водителя пропускающей машины взмахом руки. Не говоря уже о том, чтобы в общении с незнакомыми людьми сделать приоритетным отношением улыбчивую доброжелательность, а не настороженность.

Но жизнь в небольшом городе при университете в США и в крупном городе в России отличается по определению. Если сравнивать города-миллионники, Москву и, скажем, Чикаго, отличий будет меньше.

Озеро Мендота, одно из трех главных озер, на которых стоит город
Озеро Мендота, одно из трех главных озер, на которых стоит город

Я начал работать на кафедре славистики с первого года учебы в США, преподаю русский язык и литературу. Учитывая, что я работаю круглый год, считаю себя востребованным. Однако в моей ситуации вопрос о востребованности несколько преждевременный.

Аспирантская жизнь — тепличная, несмотря на загруженность и малую обеспеченность. После получения докторской степени начинается совсем другой период: выход на рынок труда, разъезды по университетским городам, поиск работы, обычно временной,. Это все до тех пор, пока не удастся получить место с tenure track, то есть с возможностью получить пожизненный контракт профессора, при котором администрация не может вас уволить. Такой контракт — один из инструментов поддержки независимости ученых в США. Но в нынешних условиях никому не гарантирован успех, немногие университеты нанимают славистов, и на поиски работы уходит много сил и времени.

Тем не менее на данный момент Мэдисон мне роднее, чем любой другой город. Здесь я перепробовал несколько видов активного отдыха: от купания в местных озерах до велосипеда, тенниса, футбола, баскетбола и фрисби.

Сейчас живу вместе со своей девушкой в одном из небольших одноэтажных домиков, которые, говорят, строились для молодых семей в 1950-е годы, а до этого снимал однокомнатные квартирки. Девушка тоже из России, но высшее образование получила в Америке. Встретились мы здесь, и уже несколько лет вместе. Она учится в аспирантуре на одном из факультетов того же университета. У нас есть несколько добрых знакомых среди американцев и русских, живущих в США.

Терраса на берегу озера Мендота
Терраса на берегу озера Мендота

Разница в бытовых условиях по сравнению с Россией, наверное, немалая. Хотя, поначалу это было заметнее, чем сейчас. Например, американская сфера услуг эффективно решает вопросы клиента, и ему обычно не приходится преодолевать «сопротивление среды». Это касается банков, ресторанов, больниц, почты, получения водительских прав. Но к хорошему и удобному быстро привыкаешь, усваиваешь новый взгляд на комфорт и личное пространство.

Моя жизнь с переездом поменялась, безусловно, в лучшую сторону. Она не стала проще, но возросло ощущение контроля над ней, а некоторые психологи утверждают, что ощущение контроля над обстоятельствами напрямую связано с ощущением счастья. До сих пор считаю, что переезд в Америку был одним из лучших решений в моей жизни.

По России, если и скучаю, то не только по Иркутску, но и по Питеру и Подмосковью. В будущем, надеюсь, выбор места жительства будет зависеть не от культуры или сентиментальных соображений, а от более прагматичных условий: материальная независимость, свобода самовыражения и научных исследований.

  • Maryss 25 июня 2014 в 12:15 +4

    Конечно если есть мечта, то в ее строну можно дальше лежать. А тут человек реально работает. Молодец. Только вот это печально, что прожив в России 22, он не умел "Благодарить водителя, когда выходишь из автобуса. Или объезжать велосипедистов на безопасном расстоянии и пропускать пешеходов, когда…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля