Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Добровольцы о тушении пожаров на Байкале

В минувшие выходные в пылающие леса Ольхонского района направились группы добровольцев. По примерным подсчетам, боролись с огнем в эти дни от 20 до 30 волонтеров. Вернувшись в город, многие из них не смогли молчать об увиденном. ИА «Иркутск онлайн» публикует подборку высказываний в соцсетях непосредственных участников событий. Орфография и пунктуация авторов сохранены.

Елена Коркина, доброволец:
— Мы вернулись с тушения пожара в Ольхонском районе. Физически. Вернуться оттуда в полном смысле слова нельзя. В ушах лай убегающего от огня изюбря, в носу — проклятая гарь, в глазах все разнообразие тамошнего леса — пылающие гектары сосен, мертвые черные угли, покрывшие землю, с торчащими стволами, еще не занявшийся, но уже покинутый зверьми и насекомыми лес. А в подсознании — сегодняшний сон. Что пожар, остановленный нами вчера на кромке, — разошелся. Что изюбри лают, потому что горят заживо, что истерзанные сосны и елки со стоном валятся одна за другой, а теперь огонь пришел за тобой, спящим в наспех поставленной палатке.

И все же это лучше, чем делать вид, что это не твое дело, что ничего нельзя изменить и как-нибудь все кончится само.

Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook
Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook

Анатолий Казакевич, доброволец:
— В выходные на практике удалось понять реальную обстановку на одном из пожаров, в районе Бугульдейки, помочь ситуации и локализовать один из очагов. Лесхоз Ольхонского района определил нас в помощь именно на этот участок. Пожар относительно небольшой — около 15-25 га. Для сравнения площадь 130-го квартала в Иркутске 5,5 га. Стояла задача локализовать пожар – по периметру с небольшим запасом делается минерализованная полоса (проезжает трактор, делается отжиг, контролируется огонь на кромке, валятся деревья по кромке – иначе упадут на другую сторону, далее после отжига все тушится).

Видимость местами несколько метров, иногда может быть и 100-200 метров! Главная задача — не допустить перекида через кромку. Одна искра может поджечь лес через мин. Полосу — и вся работа окажется пустой, а еще десятки гектар леса сгорят. К слову вся тайга как порох — все невероятно сухое. Длина нашей кромки была около 4 км.

Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook
Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook

Мы прибыли командой добровольцев 11 человек. Пожар уже начали пытаться тушить 6 лесников. Это лесоохрана из Бугульдейки. Именно сколько человек контролирует территорию примерно 50х150 километров тайги. Из техники — одна пожарная машина (зилок), и УАЗик бортовой. Одна старая пила (может есть где больше, но больше мы не видели). Обсуждая с лесниками современные технологии мониторинга и пожаротушения, квадрокоптеры и прочее — разговор очень быстро перешел в нехватки элементарных раций. А это и безопасность, и скорость тушения пожара. Бульдозера своего тоже нет, был один — пригнали из Черемхово, но он сломался, недоработав и до вечера.

Пожар локализовали, скорее всего вчера вечером его «закрыли», т.е. бригаду лесников сняли и перебросили на следующий участок рядом где пожар развивается на площади около 50-100 га (точно никто на месте не знает). Этот пожар, который мы вчера локализовали, вполне может разгореться, и если будет переброс через кромку – то труба. Но людей для контроля нет (нужно делать обход каждые 2-4 часа. Работа не сложная, но людей и техники нет).

Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook
Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook

— Все лесхозы идут на сотрудничество. Экстренно не хватает техники. (Бульдозеры, квадроцилы, УАЗы), и добровольцев в помощь. БЕ-200 конечно круто, но видимо не реально дождаться. В Онгуренах ситуация еще хуже, самолеты нужны там где горный рельеф куда техника не дойдет, и где деревни.

Сергей Перевозников, доброволец:
— Вверенный нам очаг 56 (Это порядковый номер пожара этим летом, представляете?), локализован и если все будет нормально, сегодня будет ликвидирован. Догорает центр — пни, коряги в неопасной близости от минполосы.

Пожар в Шаманке (номер за 60, уточню днем), остановлен в двух направлениях — к деревне и вглубь тайги, третья сторона, к сожалению нет, на хребет он уходит, но это больше максимума, который мы могли сделать при таких ресурсах, трактор будет только сегодня.

Устало сидящий лесник говорит мне: «Ты это, ты там больше с верхами общаешься. Попроси, чтоб МЧС из леса убрали, мешают только. А все думают, что нас здесь много и всего достаточно. А так, может хоть трактор дадут»…

Мнение же лесничих о волонтерах все лучше и лучше, компиляция из разговоров: «Мы думали, с вами проблем больше, а вы сами все привезли, ранцы, пилы, на своих машинах, бесплатно, продукты не просите, все свое, если бы еще на неделю остались, мы бы тут все погасили, все бы так работали, спасибо. И девки ваши молодцы тоже. Но по инструкции женщин на пожар нельзя.»

Беда в том, что волонтеры это даже не лекарство для снятия симптомов. Хотя…

Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook
Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook

Александр Откидач, доброволец:
— Мы тушили на территории охотничьего хозяйство «динамо», недалеко от Куртуна. Наш пожар считается маленьким и вдали от поселений, поэтому его не тушат МЧС и иже с ними. Эти 400 гектар леса, на которых охотятся в мирное время сотрудники МВД, тушили мы, 2 девушки, 5 парней до 28 и наш предводитель Константин. Табличка, что это территория МВД есть, а их нет. Неправильно как то…

Официально нам никто не имеет права помогать, потому что мы сами по себе, а ответственность за нас никто не хочет нести. Для тех, кто смотрит тв мчс контролирует ситуацию и такие как мы не нужны. Однако лесники не успевали благодарить нас за помощь и желание. Ибо горит везде, не хватает рук, не хватает техники. «за державу обидно» слетает с губ у лесничего.

В тушении пожара в лесу нет никакой романтики. Мы то с мужиками герои, как зашли с ходу, дв сразу отступили. И выбросили свои маски, не справляются. Дым режет глаза и спирает дыхание, пот заливает глаза, жар заставляет потеть страшно. Постепенно привыкаешь и учишься правильно «оформлять кромку». Наше орудие это лопата, бензопила и рюкзак с 20 литрами воды. Наши девушки забивали огонь ветками берёзы. Работа в лесу не более трех часов. Силы тают достаточно быстро.

Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook
Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook

Мы остановили огонь на протяжении примерно трех километров. Много это или мало я не знаю. Я знаю только, что огонь не пошел дальше там, где мы смогли его остановить. Нас так мало и всего два дня, но мы спасли тысячи деревьев. Тысячи животных и насекомых могут продолжать жизнь в этом спасенном лесу. А если бы нас было больше? Сколько бы мы успели спасти?

У меня были трудные выходные и я обещал новым знакомым быть толерантнее. Я понимаю, что леса на байкале много. Но, бляха муха, там горит все! И большинство очагов никто не тушит! Потому что кое какие товарищи не могут проявить политическую волю, кое какие не хотят работать, кое какие забыли,что их избрали на территории этих земель. Я мечтаю, что бы хоть один депутат госдумы или кандидат в губернаторы сьездил туда и вручную тушил огонь.

Константин Мамаджанов, доброволец:
— Вышли из очага примерно в 20.30. Всего 6 ранцев воды за весь день (вода в речке в 10 км.), а большую бочку не привезли. Бульдог сломался по дороге. Бензопилы перегреваются. Вырабатывают пол-бачка и все. Не хватает им кислорода… Вечером приехали лесники. Посмотрели, что мы сделали. Похвалили за грамотный подход и сказали спасибо. Подбросили воды — залили те же 6 ранцев. Ночлег. В 7.00 подъем. В 8.30 выход. Прошли по старому пути — там все хорошо — перескоков нет. Ушли вперед и вверх. На верху — верховое болото. Вода кончилась уже давно. Без бульдога делать не чего. Тем более, мы обогнули пожар и встали на его пути. А снизу дым идет (потом оказалось, что очага там нет, а просто протаскивает по долине).

Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook
Фото со страницы Анатолия Казакевича в Facebook

Спустились вниз. Внизу уже лесники сидят — ждут бульдозер. Правильно, говорят, что вышли. Поскольку в нас потребности в этом участке уже не было (отработали мы хорошо - примерно 3 км. прошли очень надежно) — нас отпустили. Т.е. мы отбили начало пожара, не пустили в лощину слева и вниз в долину к торфянику. На другой участок переброситься уже не успевали, т.к. машину нужно было вернуть в Иркутск, а она по трассе идет максимально 80.

Необходимость в нас есть. Сегодня буду созваниваться с лесничеством. Нужно караулить минполосы что бы не было перескоков пожара и ликвидировать оперативно мелкие очаги. Вот именно эту работу мы можем выполнить качественно. Телефон прежний: 65-07-65. Режим готовности на выход не отменяем.

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход