Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Ольхон в тисках туризма

около 11 минут на чтение 22 комментария
Автор фото — Светлана Латынина
Автор фото — Светлана Латынина

Ольхон задыхается в туристическом хаосе. Несмотря на то что часть острова является заповедной территорией и должна охраняться законом, спасения от туристов, которых становится всё больше, он не знает. На Ольхоне срочно нужно вводить контроль за турпотоком, убеждены эксперты.

Аудиоверсия материала

«Им только остров нужен»

— Я знаю, что сейчас в одном из институтов просчитывается антропогенная нагрузка на Ольхон, по-моему, это институт географии имени Сочавы. Когда будут итоги, у меня нет информации. По моим данным, в прошлом году остров посетило больше 600 тысяч туристов. В этом году, скорее всего, цифра будет выше, — говорит иркутский эксперт Общероссийского народного фронта Александр Деев.

По данным Восточно-Сибирского речного пароходства, которое обслуживает паромную переправу между материком и островом, последние три года число туристов на Ольхоне растёт на десять тысяч человек в год как минимум. Если в самом начале 2000-х один единственный паром, который тогда работал на переправе, выполнял за навигацию 1500 рейсов, сейчас три судна совершают в общей сложности 7920 рейсов. Если в 2006 году с материка на Ольхон переправились 58,3 тысячи человек, то в 2014-м — 90 тысяч, в 2015-м — 100, в 2016-м — 110 тысяч.

Паром "Ольхонские ворота". Фото Светланы Латыниной
Паром "Ольхонские ворота". Фото Светланы Латыниной

В последние годы особенно заметно растёт турпоток из Китая. Только в первом полугодии 2017 года, по данным Ростуризма, поток китайцев в Иркутскую область по безвизовому каналу вырос на 15 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За шесть месяцев в регион приехали 8,5 тысячи гостей из Китая. Ольхон для них — обязательный пункт программы.

— Они селятся на турбазах на Малом Море в очень крайнем случае, когда не могут найти места на острове. А так им только остров нужен, — говорит генеральный директор гостиного двора в Ольхонском районе, председатель комитета по туризму в Торгово-промышленной палате Восточной Сибири Марина Григорьева.

Иностранные туристы. Фото ИА "Иркутск онлайн"
Иностранные туристы. Фото ИА "Иркутск онлайн"

— В этом году мы столкнулись остро с проблемой неконтролируемого потока китайских туристов, — рассказывает капитан парома «Ольхонские ворота» Сергей Булгаков. — К сожалению, переводчики некоторых групп очень плохо говорят по-русски и не могут объяснить туристическим группам, что в очереди нужно стоять не только машинам, но и людям. И в этом году непонимание туристов дошло до рукоприкладства. Группы китайских туристов брали штурмом паром, пострадал экипаж судна. Вообще у нас ежегодные проблемы в очередях. Туристы от длительного ожидания часто выходят из себя, и мы уже не первый год видим и драки, и угрозы. К сожалению, часто достается и нам от негодующих отдыхающих.

«Это было что-то беспрецедентное»

По словам Сергея Булгакова, отдыхающие напали на команду пароходства, когда в конце июля из-за поломки одного парома случился коллапс на переправе. Вообще, судя по рассказам людей, застрявших в очереди, ситуация на переправе на этот раз достигла апогея. В социальных сетях туристы делились видео с места, звали на помощь, рассказывали, что МЧС и администрация Ольхонского района никак не помогали людям несмотря на то, что в очереди были астматики и грудные дети.

Очередь на паром. Фото Анны Сурковой
Очередь на паром. Фото Анны Сурковой

Очередь начала копиться после того, как в субботу, 29 июля, произошёл сбой в электронной системе управления левым двигателем парома «Семён Батагаев», запущенного в эксплуатацию в этом сезоне. Работу судна приостановили, на рейсах осталось два парома, которые не справлялись с потоком машин. 30 июля в очереди на материк стояло около 700 автомобилей. 31 июля стало известно, что администрация Ольхонского района разместила в информационном центре «Заповедного Прибайкалья» медработника на случай, если кому-то в очереди станет плохо. А в СМИ стали появляться сообщения, что в районе переправы воцарился голод: туристы съели всё, что было в местных кафе, и больше еду не привозят. Воду тоже. Но первый заместитель мэра Ольхонского района Анатолий Брагин проблем с водой не видел:

— Что вы всё про воду? Они (туристы. — Прим. ред.) где находятся? Люди, которые в палатках-то живут, они где воду берут? Там вода проточная в створе, она нормальная, пей — не хочу.

В очереди на паром. Фото Анны Сурковой
В очереди на паром. Фото Анны Сурковой

В очереди на паром оказалась иркутская журналистка Екатерина Вырупаева. Переправляться с Ольхона на материк она решила утром в понедельник и провела в пробке почти 19 часов.

— Очередь была километра три, не меньше. Я никогда такого не видела раньше, хотя мы часто ездим на Ольхон. Это было что-то беспрецедентное, — рассказала Екатерина. — Я сама не видела эксцессов, но слышала, что в первый день были проколы шин у наглецов, пытающихся проехать без очереди. В итоге подъехали патрули полиции, которые помогали поддерживать порядок в очереди.

Мусор от туристов, застрявших в очереди. Фото Анны Сурковой
Мусор от туристов, застрявших в очереди. Фото Анны Сурковой

По оценке Екатерины, в очереди стояли около двух тысяч человек, учитывая, что в каждой машине было минимум трое. Естественно, убогая инфраструктура, которая есть на переправе на Ольхоне, не справлялась с таким числом туристов.

— Четыре кафешки и один очень грязный туалет — это всё не выдерживало, мусорки были переполнены, горячая еда раскупалась мгновенно, — рассказала Екатерина. — Но люди как-то приспосабливались. Многие жили на Ольхоне в походных условиях, поэтому у них были с собой печки, они их достали, кипятили воду в котелках, готовили еду. Что-то можно было на переправе купить. Так что голода не было.

Показательный случай

Проблема на самом деле была не в поломке парома. А в огромном и бесконтрольном туристическом потоке, с которым в пик сезона и три парома не справятся. Александр Деев считает, что случай, произошедший на ольхонской переправе, показательный. В том смысле, что показал необходимость срочно принимать меры и начинать контролировать турпоток на острове.

Туристы на Ольхоне. Фото Светланы Латыниной
Туристы на Ольхоне. Фото Светланы Латыниной

— Нужно ввести учёт, внедрять механизмы мониторинга. Я много общаюсь со специалистами цифровых технологий, с несколькими даже приезжал на остров, и они были удивлены, почему до сих пор не считается число посетителей, почему остров свободно можно посещать без предварительной регистрации, без оплаты за время и место пребывания, — рассказывает эксперт ОНФ.

Александр Деев приводит в пример Галапагосские острова, куда можно попасть только по предварительной регистрации, которая осуществляется в режиме онлайн. Чтобы посетить острова, регистрироваться иногда надо за год до поездки.

— Если количество посетителей превышает разрешённое, то регистрация временно закрывается, — поясняет эксперт ОНФ. — Тем самым перераспределяется нагрузка на острова. Нужны, и как можно быстрее, расчёты для Ольхона, чтобы внедрить контроль. И если на острове не должно находиться больше тысячи человек или, например, больше трёх тысяч, эту планку нужно выдерживать. Вводить строгие правила. Я сторонник того, что посещать остров можно. Но соблюдая перечень простых правил: приезжать без личного транспорта — создать инфраструктуру, которая будет заниматься доставкой посетителей до турбаз, Хужира, Харанцов местным, островным, транспортом. Нужно наладить процесс уборки мусора.

Фото Светланы Латыниной
Фото Светланы Латыниной

За регулирование турпотока выступает и Наталья Бенчарова — руководитель гостевой усадьбы в Хужире, председатель общественной организации Ольхонского района «Новое поколение». Она говорит: когда запустили третий паром, было понятно, что поток туристов на остров вырастет и всё закончится коллапсом, ведь никто не контролирует нагрузку на Ольхон.

— Остров срочно нуждается в комплексной программе, когда институт географии точно скажет, где и сколько человек может быть, когда национальный парк вместе с общественностью выделят места под палатки, и когда эти места будут контролироваться, — считает Наталья Бенчарова. — Потому что сейчас ты выходить, видишь уходящие за горизонт палатки и понимаешь, что туалетов нет, мусор не собирают. И где окажутся отходы, оставленные туристами? При этом давление на легальный бизнес, который платит налоги, участвует в социальных проектах, усиливается, и ты себя чувствуешь нарушителем, потому что в настоящий момент нет ответа на вопрос, какие сооружения должны быть на Ольхоне. А люди, которые неконтролируемо ездят, получается, не нарушители. Огромное количество таких коллизий должно быть решено теми, кто за это отвечает.

Необходима понятная система правил, обязательная к выполнению посетителями острова. Люди элементарно должны понимать, куда можно ходить, куда — нет.

— Если мы куда-то идём, то там должны быть проложены тропинки, расставлены аншлаги, указатели, поставлены туалеты, контейнеры для сбора мусора. И какая-то часть острова должна быть оставлена дикой, и туда вход должен быть просто ограничен. Вместе с национальным парком можно договориться, что здесь стоит 20 палаток, здесь 60, здесь 70 — и всё, извините, дамы и господа, но на Ольхоне в этом году больше не будет палаток, как бы вам ни хотелось. Извините, с материка туристические автобусы не въезжают. То есть должна быть налажена какая-то система, притом чтобы деньги оставались на территории для её развития, — говорит Наталья Бенчарова.

Развиваться территории есть куда. Помимо туалетов и кафе на переправе, на Ольхоне нужна нормальная дорога, потому что нынешняя не что иное, как стиральная доска. Некоторые туристы объезжают самые сложные её участки, другие просто катаются по степи в своё удовольствие, и на острове стихийно образовалась настоящая сеть дорог. Но для того чтобы решить инфраструктурные вопросы, надо менять федеральное законодательство в части экологических требований, говорит Марина Григорьева. По её словам, нынешнее законодательство построено таким образом, что не сохраняет, а губит Байкал.

Раздельный сбор пока не решил проблему с мусором на Ольхоне. Фото Светланы Латыниной
Раздельный сбор пока не решил проблему с мусором на Ольхоне. Фото Светланы Латыниной

— Мало того, что оно противоречивое, по некоторым моментам, я не побоюсь сказать, оно абсурдное, — считает Марина Григорьева. — Оно разрешает осваивать особо охраняемые природные территории без создания какой-либо инфраструктуры, запрещает элементарные вещи по обращению с отходами, такие как локальные очистные сооружения для частного сектора, а он сегодня занимает, например, в поселке Хужир, 60—65 % от доли общего организованного туризма. И это всё регулировать очень сложно. Поэтому либо надо всё запретить, либо привести законодательство в такое соответствие, чтобы можно было инфраструктуру на законных основаниях развивать. Запретительные мероприятия, которые сегодня существуют, они на самом деле только губят природу, не дают развиваться бизнесу, не дают развиваться региону.

Эксперты сходятся во мнении: чтобы начать делать всё то, о чём они говорили — изменить законы, контролировать поток туристов на Ольхоне, нужно волевое решение. И принимать его необходимо на самом высоком уровне.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20170808/olchon/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход