Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Эксперты о прямой линии с Владимиром Путиным

около 8 минут на чтение 33 комментария
Владимир Путин. Фото kremlin.ru
Владимир Путин. Фото kremlin.ru

7 июня состоялась очередная прямая линия с президентом России Владимиром Путиным. Однако впервые с 2013 года в эфире не прозвучало ни одного вопроса от жителей Иркутской области. Что это может значить и как отреагировали на прямую линию с президентом местные политики — в обзоре экспертных мнений на IRK.ru.

«Левченко не вписался в формат»

Иркутская область на прямой линии — 2018 отсутствовала полностью, и это касается не только вопросов. В этом году на экране во время трансляции, помимо главы государства, можно было наблюдать федеральных министров и губернаторов, которые должны были держать ответ перед президентом и гражданами. Однако и здесь губернатор Сергей Левченко не появился, о вероятной причине чего рассказал политолог, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев.

— Губернаторы, которых показывают, как правило, новые руководители, которые идут на выборы. За исключением Ставрополья и Владимира. Все остальные показанные — врио. Так что ничего удивительного, просто Левченко не вписался в формат, — считает эксперт.

Одновременно с этим, добавляет он, в отсутствии вопросов из Иркутской области нет ничего удивительного. Тем более не стоит искать скрытых политических подтекстов.

— Иркутская область — очень важный регион, но не пуп земли. Понятно, что невозможно объять необъятное, хотя прямая линия как раз попытка это сделать. В этот раз были регионы, где пройдут выборы, — Иваново, Якутия, Алтайский край и так далее. Задача — показать, что Россия встала на путь устойчивого развития. Если бы в Иркутской области были какие-то подтверждающие примеры, то, может, они бы и прозвучали. А проблем хватает и в других регионах, — замечает Константин Калачев.

По его словам, прямая линия «оказалась показательно-позитивной». Президент не критиковал глав регионов «даже когда было за что»: например, жалоба из Ставрополья (что губернатор не ведет прием населения) или слова губернатора Владимирской области, что больница работает, хотя задававшая вопрос местная жительница утверждала обратное.

— Может, президент хотел оставаться в зоне комфорта. Может, осознает, что каждый новый руководитель не лучше предыдущего. И после выборов, когда он получил рекордный результат, заниматься популизмом, устраивать показательную порку чиновников, наверное, нецелесообразно. Целесообразно показать, что президент реализует пожелания населения, что руководит и правительством, и губернаторским корпусом, а это противоречит идее показательной порки, — говорит он.

По мнению Константина Калачева, прямая линия 2018 года, по сравнению с предыдущими, потеряла в динамике. Скандалов и острых вопросов нет, президент показал, что с уважением и с пониманием относится к коллегам, и спрос с них будет по истечении некоторого срока. Впрочем, отмечает эксперт, на прямой линии «хорошо выглядят только Путин и люди, задавшие вопрос». Губернаторы же выглядели достаточно слабо.

— Поднимались темы, которые волнуют всех. Поэтому был вопрос о повышении пенсионного возраста, были видеоблогеры, которые демонстрировали, что Путин — человек современный. То есть очевидно, что прямая линия — это инструмент повышения социального оптимизма и социального самочувствия.

«Нас поставили на паузу»

Политолог Сергей Шмидт также не видит в отсутствии вопросов из Иркутска политической подоплеки. Однако отмечает, что жалоб из региона ждали многие.

— В нашей области, особенно в журналистской среде, была стопроцентная убежденность, что тут будут вопросы из Иркутска. Все были настроены, ведь Иркутская область звучит всегда или почти всегда. Я полностью отметаю «коррупционные» версии, будто заранее договариваются за мзду, чтобы регион прозвучал или не прозвучал. Могу предположить, что существует неформальная логика стояния в очереди: если до этого часто звучал регион, то на очередной прямой линии ему дадут отдохнуть. Видимо, Иркутская область мелькала достаточно и нас «поставили на паузу», — рассуждает политолог.

Новый же формат с участием губернаторов, по мнению Сергея Шмидта, оказался не столько удачным в воплощении, сколько хорош по своей идее — дать понять россиянам, что не все зависит от Владимира Путина.

— У меня осталось ощущение, оно кардинально отличается от мнений большинства экспертов, что основная идея нового формата с губернаторами заключалась в том, чтобы приучить страну к мысли: ею управляет не только Путин. По-разному можно оценивать реализацию замысла, но сам по себе он очень правильный. Сейчас некоторые эксперты потешаются над тем, как это выглядело: «вот, товарищ губернатор, у нас проблема, расскажите-ка о ней».

Кто-то увидел в этом утверждение вертикали власти, «монархизм». Но мне кажется, мысль в другом — стране напомнили, что кроме Путина здесь много других начальников, которых надо уметь привлекать к ответственности. Несмотря на удачный замысел, по-моему, все-таки была довольно скучная прямая линия. Это сразу видно, когда все обсуждают вопрос про говядину, а не что-то более серьезное, — резюмирует Сергей Шмидт.

Ноль вопросов — один ответ

На отсутствие «иркутских» вопросов в эфире местные политики, ранее активно комментировавшие вопросы и ответы прямой линии, в этот раз почти никак не отреагировали. Как сообщили в пресс-службе губернатора региона, официальные заявления появятся только в случае поступления неозвученных в эфире вопросов из Иркутской области (однако в прошлом году отрабатывали только вопросы, прозвучавшие во время трансляции).

В 2018 году единственным политиком в руководстве региона, сделавшим официальное заявление, оказался председатель Законодательного собрания Иркутской области Сергей Брилка. Он прокомментировал историю многодетной матери из Томска о проблемах с предоставлением земли.

Спикер ЗС обратил внимание на актуальность данной проблемы для нашего региона, отметив, что земельные участки для льготников должны быть пригодными для строительства. При этом необходимо развивать социальную инфраструктуру не только в крупных городах, но и в сельских территориях, сделав их привлекательнее для жителей.

— В каждом населенном пункте должны быть созданы комфортные условия для проживания, должны работать детские сады, школы, дома культуры, медицинские учреждения. Об этом, в частности о необходимости сохранения малокомплектных школ, говорил и президент. В Иркутской области с обширной территорией и низкой плотностью населения число таких школ составляет более 50 % от общего количества. Прилагаются все усилия, чтобы сохранить их, дать возможность детям получать образование в родном селе, — заявил Сергей Брилка.

Одна из трудностей — отсутствие свободной земли, особенно в Иркутске. Другая проблема — отдаленность от инженерных сетей и хороших дорог. Спикер облпарламента напомнил, что в региональном бюджете на 2016 год были предусмотрены средства на развитие инфраструктуры в микрорайоне Славный в Иркутске, где предоставлены участки под застройку многодетным семьям.

— Президент совершенно справедливо указал на то, что участки должны быть расположены вблизи от инфраструктуры. Земля предоставляется тем категориям граждан, которым нужна поддержка, чтобы помочь им улучшить жилищные условия, облегчить решение этого вопроса. Выделение участка вдали от дорог и сетей делает жилищное строительство там совершенно неподъемным с финансовой точки зрения, — пояснил Сергей Брилка.

Фотографии с сайта kremlin.ru

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20180608/putin/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход