Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Гниющий Байкал

1 комментарий
Почему вода северных берегов озера стала мертвой?
Почему вода северных берегов озера стала мертвой?
Байкал образно называют колодцем Земли с прозрачной водой. Но ученые встревожены влиянием спирогиры на экосистему водоема. Особенно много чужеродных водорослей в Северобайкальске, где озеро практически омертвело. Журналист IRK.ru отправился в город, чтобы узнать, почему распространяется спирогира и как это остановить.
ГЛАВА 1.
ПОСЕЛОК ЗАРЕЧНЫЙ
Люди во всем мире привыкли считать Байкал чистейшим озером. Однако это убеждение с каждым годом становится все дальше от реального положения дел. Уже несколько лет в водоеме живет зловонная буро-зеленая водоросль спирогира. Ученые, общественники и жители расположенных у озера территорий обеспокоены её распространением.

Самые запущенные берега с гигантскими отложениями разлагающейся водоросли находятся в Северобайкальске — крупнейшем городе на берегу Байкала. По официальным данным, в населённом пункте живет 23 673 человек. Градообразующим предприятием является депо РЖД. Местные жители говорят, что именно его стоки могут быть причиной появления водоросли.

Чтобы собственными глазами увидеть место, которое описывают ученые, я отправилась в Северобайкальск. Дорога на поезде заняла полтора дня. Меня встретил член городского экологического совета Юрий Ажичаков. Бывший инженер в начале нулевых перебрался в Бурятию и занялся экологией. Именно он одним из первых обнаружил спирогиру. Вместе мы поехали к Байкалу от поселка Заречный.

Спирогира — род нитчатых водорослей, распространенный в пресных стоячих и медленно текущих водах. Насчитывает от 400 до 600 видов


Фото: Виктор Лягушкин
Спирогира — род нитчатых водорослей, распространенный в пресных стоячих и медленно текущих водах. Насчитывает от 400 до 600 видов
Фото: Виктор Лягушкин
В июне 2012 года мы приехали на берег, а от воды запах такой сумасшедший. Нельзя было купаться и пить воду из озера. Раньше здесь была благоприятная зона для развития туризма, но какой теперь может быть туризм, — рассказывает эколог по дороге на пляж.

Мы идем лесной тропой, которая заканчивается песчаным побережьем . Место кажется идеальным для отдыха, но только на первый взгляд: береговая линия покрыта свежей черной жижей, сильно пахнет гнилью. На воде плавают шапки бурой пены. Местность напоминает пузырящееся болото.

— Здесь был пляж, отдыхали дети. А сейчас черная вода и одна сплошная каша. Так на протяжении 3 километров от устья реки Тыя. Все это спирогира, — указывает на побережье Юрий Ажичаков.

В июне 2012 года мы приехали на берег, а от воды запах такой сумасшедший. Нельзя было купаться и пить воду из озера. Раньше здесь была благоприятная зона для развития туризма, но какой теперь может быть туризм, - рассказывает эколог по дороге на пляж.

Мы идем лесной тропой, которая заканчивается песчаным побережьем . Место кажется идеальным для отдыха, но только на первый взгляд: береговая линия покрыта свежей черной жижей, сильно пахнет гнилью. На воде плавают шапки бурой пены. Местность напоминает пузырящееся болото.

— Здесь был пляж, отдыхали дети. А сейчас черная вода и одна сплошная каша. Так на протяжении 3 километров от устья реки Тыя. Всё это спирогира, — указывает на побережье Юрий Ажичаков.

Проходим к воде и замечаем, что часть берега покрыта засохшей коркой. Беру с земли сухой черный кусочек, принюхиваюсь — запаха нет. У озера ноги вязнут и оставляют мокрые следы. Вокруг нет ни одной птицы, это неудивительно — поживиться на пляже нечем. Ажичаков считает, что спирогира появилась в водоеме в частности из-за фосфатов в городских стоках, которые течением реки выносит в Байкал.

— По подсчету ученых, в озеро поступает порядка 6 тонн чистого фосфора в год. Но очистные оказались крайними. В советские годы сооружения были лучшими на Байкале, — вспоминает Юрий.

По его мнению, на городскую канализацию и экосистему Байкала влияют промышленные стоки с вагонного и локомотивного депо Восточно-Сибирской железной дороги (ВСЖД) — одного из крупных предприятий Северобайкальска. Очистные не могут избавить воду от этих загрязнений, а те, попадая в озеро, губят его. Фосфаты поступают и от горожан, которые используют синтетические фосфатосодержащие моющие средства.
Проходим к воде и замечаем, что часть берега покрыта засохшей коркой. Беру с земли сухой черный кусочек, принюхиваюсь — запаха нет. У озера ноги вязнут и оставляют мокрые следы. Вокруг нет ни одной птицы, это неудивительно — поживиться на пляже нечем. Ажичаков считает, что спирогира появилась в водоеме в частности из-за фосфатов в городских очистных стоках, которые течением реки выносит в Байкал.

— По подсчету ученых, в озеро поступает порядка 6 тонн чистого фосфора в год. Но очистные оказались крайними. В советские годы сооружения были лучшими на Байкале, — вспоминает Юрий.

По его мнению, на городскую канализацию и экосистему Байкала влияют промышленные стоки с вагонного и локомотивного депо Восточно-Сибирской железной дороги (ВСЖД) — одного из крупных предприятий Северобайкальска. Очистные не могут избавить воду от этих загрязнений, а те, попадая в озеро, губят его. Фосфаты поступают и от горожан, которые используют синтетические фосфатосодержащие моющие средства.
Юрий Ажичаков
Фото IRK.ru
— Алексей Цыденов (глава Бурятии — Прим.ред.) говорит, что нужно строить очистные, но Минприроды России установило жесткие нормативы для сброса стоков в Байкал. Проектировщики их выполнить не могут. Но какой смысл строить по более мягким нормативам, если проблему это не решит? — задает риторический вопрос Ажичаков.

В марте этого года Минприроды предложило внести поправки во внутренний приказ №63 и повысить нормы сброса вредных веществ в Байкал. Это позволило бы построить в Бурятии 19 очистных сооружений. Но ученое сообщество выступило против проекта и заявило, что он нанесёт вред Байкалу
Юрий Ажичаков уточняет: в мае ученые под председательством вице-президента РАН Валентина Пармона разработали дорожную карту решения проблемы (есть в распоряжении редакции). Они порекомендовали в том числе установить нормы к сбросу стоков по категориям объектов, запретить сброс очищенных стоков непосредственно в Байкал, использовать системы глубокой доочистки.

— Эти рекомендации разосланы главам Бурятии и Иркутской области, муниципалитетам и в Минприроды. Сейчас все зависит от того, как министерство на это среагирует, — рассказывает Юрий, печально глядя на воду.

В министерстве IRK.ru пояснили, что предложения РАН учли при доработке приказа в вопросах применения наилучших доступных технологий в сфере очистки коммунально-бытовых сточных вод, а также для уменьшения предельно допустимого объема сбросов. Проект приказа готовят к согласованию с органами власти и членами межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал, в том числе представителям СО РАН.
— Алексей Цыденов (глава Бурятии — Прим.ред.) говорит, что нужно строить очистные, но Минприроды России установило жесткие нормативы для сброса стоков в Байкал. Проектировщики их выполнить не могут. Но какой смысл строить по более мягким нормативам, если проблему это не решит? — задает риторический вопрос Ажичаков.

В марте этого года Минприроды предложило внести поправки во внутренний приказ №63 и повысить нормы сброса вредных веществ в Байкал. Это позволило бы построить в Бурятии 19 очистных сооружений. Но ученое сообщество выступило против проекта и заявило, что он нанесёт вред Байкалу

Юрий Ажичаков уточняет: в мае ученые под председательством вице-президента РАН Валентина Пармона разработали дорожную карту решения проблемы (есть в распоряжении редакции). Они порекомендовали в том числе установить нормы к сбросу стоков по категориям объектов, запретить сброс очищенных стоков непосредственно в Байкал, использовать системы глубокой доочистки.

— Эти рекомендации разосланы главам Бурятии и Иркутской области, муниципалитетам и в Минприроды. Сейчас все зависит от того, как министерство на это среагирует, — рассказывает Юрий, печально глядя на воду.

В министерстве IRK.ru пояснили, что предложения РАН учли при доработке приказа в вопросах применения наилучших доступных технологий в сфере очистки коммунально-бытовых сточных вод, а также для уменьшения предельно допустимого объема сбросов. Проект приказа готовят к согласованию с органами власти и членами межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал, в том числе представителям СО РАН.
ГЛАВА 2.
ВАГОННОЕ ДЕПО ВСЖД
С ведущим специалистом службы корпоративных коммуникаций ВСЖД Романом Ринчиновым мы встретились в кафе бурятской кухни в центре города. Он поинтересовался, что рассказал мне Ажичаков о компании.

Перед входом в вагонное депо ВСЖД
— Мне кажется, он вас не винит, — делюсь я своими мыслями. — Ну или не только вас.

— Это хорошо, потому что раньше он был одним из главных наших критиков. Но после недавнего дня открытых дверей, кажется, мы убедили его, что не наносим вреда Байкалу, — рассказывает Ринчинов.

Из кафе едем в вагонное депо. Оно расположено на выезде из города, примерно в 300 метрах под отвесным утесом плещется Байкал. Центральное здание депо — высокий ангар с рельсами для ручной и автоматической мойки. Нас встречает инженер вагонного участка Наталья Раитина. Держа в руках увесистую папку с документами, она подробно рассказывает, как очищают сточные воды.

— Производственные стоки в ремонтно-экипировочном цехе остаются от наружной обмывки вагонов, слива воды и мойки полов. Все стоки поступают в каналы вдоль путей, затем в приемные кессоны (камеры — Прим.ред.) и на локальные очистные сооружения, — объясняет Раитина, указывая на люки в полу.

— А какой состав растворов для мойки? — уточняю я.

— Применяем биоразлагаемые моющие средства «Авант-К» и «Авант-Щ». Фосфатосодержащие средства для наружной обмывки вагонов не используем, — поясняет инженер.
Проходим мимо больших разноцветных щеток в отделение с очистными сооружениями. В узкой комнате стоят около 10 фильтров для воды. Одни стабилизируют кислотно-щелочной баланс, другие очищают от жиров, третьи убирают соли и железо. Стоки содержат в том числе нефтепродукты, фосфаты и железо.

— Вот этот фильтр мы поставили в июле, так как у нас были небольшие превышения по аммонию, — указывает на одно из устройств Наталья. — Вода проходит 80-90% очистки, ее используем повторно для наружного ополаскивания. Производственные стоки с вагонов очищаем и сбрасываем в канализацию.

Такая система стоит недешево — только в 2018 году на модернизацию ВСЖД потратила 24 миллиона рублей. Один из машинистов подходит к последнему фильтру и наливает из него воду в стеклянную банку. На вид она чистая, но кто знает, что в составе?
Рядом с вагонным находится локомотивное депо. Как сообщили в ВСЖД, воду оттуда сбрасывают в городскую систему канализации после прохождения полного цикла очистки. Для этого предприятие установило шесть ступеней фильтрации. В прошлом году на обновление системы очистки локомотивного депо направили 29,1 миллиона рублей.

Перед входом в вагонное депо ВСЖД
— Мне кажется, он вас не винит, — делюсь я своими мыслями. — Ну или не только вас.

— Это хорошо, потому что раньше он был одним из главных наших критиков. Но после недавнего дня открытых дверей, кажется, мы убедили его, что не наносим вреда Байкалу, — рассказывает Ринчинов.

Из кафе едем в вагонное депо. Оно расположено на выезде из города, примерно в 300 метрах под отвесным утесом плещется Байкал. Центральное здание депо— высокий ангар с рельсами для ручной и автоматической мойки. Нас встречает инженер вагонного участка Наталья Раитина. Держа в руках увесистую папку с документами, она подробно рассказывает, как очищают сточные воды.

— Производственные стоки в ремонтно-экипировочном цехе остаются от наружной обмывки вагонов, слива воды и мойки полов. Все стоки поступают в каналы вдоль путей, затем в приемные кессоны (камеры — Прим.ред.) и на локальные очистные сооружения, — объясняет Раитина, указывая на люки в полу.

— А какой состав растворов для мойки? — уточняю я.

— Применяем биоразлагаемые моющие средства «Авант-К» и «Авант-Щ». Фосфатосодержащие средства для наружной обмывки вагонов не используем, — поясняет инженер.
Проходим мимо больших разноцветных щеток в отделение с очистными сооружениями. В узкой комнате стоят около 10 фильтров для воды. Одни стабилизируют кислотно-щелочной баланс, другие очищают от жиров, третьи убирают соли и железо. Стоки содержат в том числе нефтепродукты, фосфаты и железо.

— Вот этот фильтр мы поставили в июле, так как у нас были небольшие превышения по аммонию, — указывает на одно из устройств Наталья. — Вода проходит 80-90% очистки, ее используем повторно для наружного ополаскивания. Производственные стоки с вагонов очищаем и сбрасываем в канализацию.

Такая система стоит недешево — только в 2018 году на модернизацию ВСЖД потратила 24 миллиона рублей. Один из машинистов подходит к последнему фильтру и наливает из него воду в стеклянную банку. На вид она чистая, но кто знает, что в составе?

Рядом с вагонным находится локомотивное депо. Как сообщили в ВСЖД, воду оттуда сбрасывают в городскую систему канализации после прохождения полного цикла очистки. Для этого предприятие установило шесть ступеней фильтрации. В прошлом году на обновление системы направили 29,1 миллиона рублей.
В ВСЖД уверены: стоки вагонного участка Северобайкальска и локомотивного депо не наносят вред городской системе канализации.

— Вопрос к городским очистным, нужна модернизация. Сейчас построили еще 56 новых домов, канализация на это не рассчитана. Наши стоки соответствуют всем нормам, — уверяет Наталья Раитина.

После экскурсии возвращаемся с Романом на пляж у поселка Заречный, где были с Юрием Ажичаковым три часа назад. Выходим из машины, осматриваемся. Несмотря на ту же безрадостную картину — кашу и черные наросты на берегу — гнилью больше не пахнет.

— Так вы про это говорите — "спирогира"? — спрашивает Роман, поднимая с земли сухой кусок. — Насколько я знаю, это водоросль сапропель, она здесь со времен моего детства, только не в таких количествах. Помню, как мы собирали ее для удобрения на грядки.
После Заречного мы поехали на соседний пляж на 8-м километре. По словам местных жителей и ученых, в прошлом сезоне берег покрывала слизкая водоросль и подойти к озеру было невозможно. Но сейчас я увидела, что там купаются и загорают люди, от спирогиры нет и следа. Все это вызвало вопрос — а есть ли проблема на самом деле?
Пляж на 8-м километре, который раньше
был покрыт спирогирой
Пляж на 8-м километре, который раньше был покрыт спирогирой
ГЛАВА 3.
ГОРОДСКАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ
Мэр Северобайкальска Олег Котов в ответе IRK.ru признал — износ сооружений, которые построили в 1985 году, составляет 80%. Мэрия планировала провести реконструкцию еще в 2014 году и даже заказала проект у компании «Аркада». Подрядчик должен был разработать документацию за 16 миллионов рублей до декабря 2017 года. Однако что-то пошло не так.

По информации из ответа на запрос, компания не выполнила условия договора и поэтому город через суд расторг контракт. Подробнее о причинах спора рассказал руководитель муниципального предприятия «Жилищник», отвечающий за работу очистных Игорь Кутузов. По его словам, подрядчик рекомендовал единственную технологию очистки, которую почти невозможно применить.

— Они предложили дорогую технологию обратного осмоса (процесс, в котором вода под давлением проходит через полупроницаемую мембрану - Прим. ред.). В России ее составляющие производят только для космического оборудования. Сейчас мы тратим 1,5 миллиона рублей в месяц на электроэнергию, с новой технологией затраты увеличатся в 2 раза. А тариф для населения подрастет с 62 до 250 рублей, — говорит Кутузов.
Сложности возникли все из-за того же приказа №63 Минприроды России, который утвердил нормативы сброса вредных веществ в Байкал. Они слишком жесткие, приравненные к дистиллированной воде, уверен Игорь Кутузов, поэтому подобрать доступную технологию очистки очень сложно.

— Мы неоднократно просили пересмотреть нормативы или предоставить нам послабления. Дайте нам наилучшую доступную технологию, налоговые льготы, научного куратора, который разработает пилотный проект. Чтобы не только говорили, какие мы плохие и сливаем стоки в Байкал, — предлагает альтернативу Кутузов.

Интересно, что до ноября 2014 года очистные принадлежали не городу, а ВСЖД. После получения отчета ученых СО РАН, которые провели исследования масштабного загрязнения мелководья Северного Байкала, в феврале того же года член Совета Федерации Виталий Шуба направил письмо председателю правительства Дмитрию Медведеву и генпрокурору Юрию Чайке. В документе он попросил прекратить сброс неочищенных стоков очистными Северобайкальска и ОАО «РЖД» (есть в распоряжении редакции).
Сложности возникли все из-за того же приказа №63 Минприроды России, который утвердил нормативы сброса вредных веществ в Байкал. Они слишком жесткие, приравненные к дистиллированной воде, уверен Игорь Кутузов, поэтому подобрать доступную технологию очистки очень сложно.

— Мы неоднократно просили пересмотреть нормативы или предоставить нам послабления. Дайте нам наилучшую доступную технологию, налоговые льготы, научного куратора, который разработает пилотный проект. Чтобы не только говорили, какие мы плохие и сливаем стоки в Байкал, — предлагает альтернативу Кутузов.

Интересно, что до ноября 2014 года очистные принадлежали не городу, а ВСЖД. После получения отчета ученых СО РАН, которые провели исследования масштабного загрязнения мелководья Северного Байкала, в феврале того же года член Совета Федерации Виталий Шуба направил письмо председателю правительства Дмитрию Медведеву и генпрокурору Юрию Чайке. В документе он попросил прекратить сброс неочищенных стоков очистными Северобайкальска и ОАО «РЖД» (есть в распоряжении редакции).
В июле 2014 года РЖД выделила 40 миллионов рублей на модернизацию очистных и спустя четыре месяца передала их вместе с сооружениями муниципалитету. Вопрос, куда в итоге ушли деньги, остается открытым. Как и то, связана ли спешка в передаче очистных с обращением члена Совфеда.

Проект реконструкции очистных заморожен. Мэр Олег Котов, который занимает свою должность с 2018 года, всерьез рассматривает возможность ввести мораторий на использование фосфатосодержащих средств. Но и здесь все непросто.

— Для запрета нужно официальное заключение о причинах возникновения спирогиры, которое нам никто не давал. Ученые Лимнологического института СО РАН весной этого года пообещали направить, но до сих пор ничего нет, — рассказала специалист по туризму администрации Северобайкальска Виктория Ринчинова.
Она утверждает, что городские чиновники не сидят без дела — с 2016 года организовывают субботники по уборке спирогиры, распространяют листовки и проводят беседы о вреде фосфатосодержащих порошков. Всё это, как надеются в мэрии, хоть немного, но должно помочь.

— Проводить информационную работу с населением тяжело, потому что людям проще и дешевле покупать обычные фосфатосодержащие порошки. У нас много пенсионеров, которые не готовы приобретать дорогие средства, —приводит весомые доводы Ринчинова.
Так выглядит труба очистных сооружений,
которая сливает городские стоки в реку Тыя
В июле 2014 года РЖД выделила 40 миллионов рублей на модернизацию очистных и спустя четыре месяца передала их вместе с сооружениями муниципалитету. Вопрос, куда в итоге ушли деньги, остается открытым. Как и то, связана ли спешка в передаче очистных с обращением члена Совфеда.

Проект реконструкции очистных заморожен. Мэр Олег Котов, который занимает свою должность с 2018 года, всерьез рассматривает возможность ввести мораторий на использование фосфатосодержащих средств. Но и здесь все непросто.

— Для запрета нужно официальное заключение о причинах возникновения спирогиры, которое нам никто не давал. Ученые Лимнологического института СО РАН весной этого года пообещали направить, но до сих пор ничего нет, — рассказала специалист по туризму администрации Северобайкальска Виктория Ринчинова.

Она утверждает, что городские чиновники не сидят без дела — с 2016 года организовывают субботники по уборке спирогиры, распространяют листовки и проводят беседы о вреде фосфатосодержащих порошков. Всё это, как надеются в мэрии, хоть немного, но должно помочь.

— Проводить информационную работу с населением тяжело, потому что людям проще и дешевле покупать обычные фосфатосодержащие порошки. У нас много пенсионеров, которые не готовы приобретать дорогие средства, —приводит весомые доводы Ринчинова.
Так выглядит труба очистных сооружений, которая сливает городские стоки в реку Тыя
ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ.
УЧЕНЫЕ
После поездки в Северобайкальск у меня появилось еще больше вопросов, чем прежде. Главный из них — существует ли проблема на самом деле? За ответами я обратилась к заведующему лабораторией биологии водных беспозвоночных Лимнологического института СО РАН Олегу Тимошкину, ученому, который почти 40 лет жизни посвятил Байкалу.


Олег Тимошкин
фото "Научная Россия"
Беседу мы вели в режиме онлайн. Ученый поделился выдержками из дневника, который вел во время экспедиции по Байкалу в июне 2019 года. Он пишет, что смытые осенью 2018 года гигантские береговые скопления детрита (в основном из отмерших водорослей – Прим.ред) вместе со сточными водами Северобайкальска привели к самому мощному за все годы развитию спирогиры нового поколения.

«На пляжах Северного Байкала с 2013 года наблюдаются самые серьезные кризисные экологические явления <...> Прежде всего – аномальные выбросы перегнившей и гниющей спирогиры, а также – спирогиры нового поколения. <...>. Никаких изменений к лучшему за все эти годы не наблюдается», – пишет ученый в дневнике
Олег Тимошкин
фото "Научная Россия"
Беседу с ним мы вели в режиме онлайн. Ученый поделился со мной выдержками из дневника, который вел во время экспедиции по Байкалу в июне 2019 года. Он пишет, что смытые осенью 2018 года гигантские береговые скопления детрита (в основном из отмерших водорослей – Прим.ред) вместе со сточными водами Северобайкальска привели к самому мощному за все годы развитию спирогиры нового поколения.

«На пляжах Северного Байкала с 2013 года наблюдаются самые серьезные кризисные экологические явления <...> Прежде всего – аномальные выбросы перегнившей и гниющей спирогиры, а также – спирогиры нового поколения. <...>. Никаких изменений к лучшему за все эти годы не наблюдается», - пишет он в дневнике
В одном из писем задаю ученому накопившиеся вопросы. Уточняю, должна ли спирогира быть зеленой и зловонной? Или она может быть и черной?

— Как и любой другой организм в онтогенезе (индивидуальном развитии — Прим. ред.) спирогира может быть разной. Молодая — сочно-зеленая, старая — буро-зеленая, гнилая - коричневато-черная и черная. В засохшем виде она не пахнет, так как источать запах нечему, все сгнило и превратилось в удобрение, — поясняет Олег Тимошкин.

— А как насчет сапропеля, о котором упоминал Роман Ринчинов на пляже в Северобайкальске? Могла ли водоросль находится на берегу и как её отличить от спирогиры?

— Роман Ринчинов и правда мог видеть дерновины перегнивших высших растений, смытых в Байкал из окружающих болот, а потом выброшенных на берег. Таких немало вокруг устья реки Тыя. Это вовсе не сапропель. В открытом Байкале он не может образоваться по определению! По результатам моих многолетних исследований состава берегового детрита под микроскопом, эти массы более чем на 90% состояли из перегнившей спирогиры. И этот состав не меняется на протяжении 2013 – 2019 годов, — объясняет ученый.

По его словам, спирогира массово начала развиваться на Северном Байкале примерно с 2010 года из-за эвтрофирования озера, то есть избытка биогенов: фосфора и азота. Её появление можно считать и проблемой, вызывающей перестройки в нативных эндемичных (обитающих в ограниченном ареале — Прим.ред.) сообществах, и следствием варварского человеческого отношения – сброса в озеро практически неочищенных сточных вод.

— Байкалу нужно избавляться от спирогиры, как человеку следует избавляться от паразитических червей в кишечнике, — приводит аналогию Олег Тимошкин. — Эта водоросль — настоящий, весьма чувствительный биоиндикатор и развивается только в тех местах, которые загрязняются бытовыми сточными водами.
В одном из своих писем задаю ученому все накопившиеся вопросы. Сперва уточняю, должна ли спирогира быть зеленой и зловонной? Или она может быть и черной?

— Как и любой другой организм в онтогенезе (индивидуальном развитии — Прим. ред.) спирогира может быть разной. Молодая — сочно-зеленая, старая — буро-зеленая, гнилая - коричневато-черная и черная. В засохшем виде она не пахнет, так как источать запах нечему, все сгнило и превратилось в удобрение, — поясняет Олег Тимошкин.

— А как насчет сапропеля, о котором упоминал Роман Ринчинов на пляже в Северобайкальске? Мог ли он находится на берегу и как его отличить от спирогиры?

— Роман Ринчинов и правда мог видеть дерновины перегнивших высших растений, смытых в Байкал из окружающих болот, а потом выброшенных на берег. Таких немало вокруг устья реки Тыя. Это вовсе не сапропель. В открытом Байкале он не может образоваться по определению! По результатам моих многолетних исследований состава берегового детрита под микроскопом, эти массы более чем на 90% состояли из перегнившей спирогиры. И этот состав не меняется на протяжении 2013 – 2019 годов, — объясняет ученый.

По его словам, спирогира массово начала развиваться на Северном Байкале примерно с 2010 года из-за эвтрофирования озера, то есть избытка биогенов: фосфора и азота. Её появление можно считать и проблемой, вызывающей перестройки в нативных эндемичных (обитающих в ограниченном ареале — Прим.ред.) сообществах, и следствием варварского человеческого отношения – сброса в озеро практически неочищенных сточных вод.

— Байкалу нужно избавляться от спирогиры, как человеку следует избавляться от паразитических червей в кишечнике,- приводит аналогию Олег Тимошкин. — Эта водоросль — настоящий, весьма чувствительный биоиндикатор и развивается только в тех местах, которые загрязняются бытовыми сточными водами.
В дневнике учёный описывает печальные картины почти во всех населенных пунктах, расположенных на берегах Байкала. Спирогира круглогодично доминирует в заливе Листвяничный, напротив БЦБК, бухтах Северного Байкала; в осенний период в значительном количестве встречается в том числе вдоль побережья поселков Большое Голоустное, Хужир, бухт Перевозная, Фролиха; в сентябре 2018 года впервые появилась в бухте Ая. Это свидетельствует об ухудшении ситуации.

В качестве первой оздоровительной меры Олег Тимошкин предлагает ввести мораторий на фосфатосодержащие моющие средства. Согласно мировой практике, только эта простая мера позволяет снизить нагрузку по фосфору на очистные сооружения до 30%. Ученый также упоминает об опыте поселка Большие Коты, где жители с 2015 года используют бесфосфатные средства. В 2018 году спирогира в этой части Байкала полностью исчезла. Сотрудники лаборатории пресноводных беспозвоночных сделали вывод о косвенной взаимосвязи между массовым развитием спирогиры и использованием фосфатосодержащих моющих средств.

— Если город все-таки введет мораторий, построит хорошие очистные, то сколько времени потребуется Байкалу на восстановление ?

— Этот вопрос волнует всех. В озеро десятилетиями вбрасывали тысячи тонн загрязняющих веществ и никогда не убирали береговые выбросы. Процесс загрязнения за последние 5-7 лет не уменьшился ни на йоту, он явно прогрессирует. Нет никаких оснований предполагать, что ситуация улучшится в обозримом будущем. Наоборот — с каждым годом будет только хуже, — прогнозирует Тимошкин.

Несмотря на пессимистичную перспективу, учёный передал советы по оздоровлению озера мэру Олегу Котову во время одной из экспедиций в Северобайкальск. Кроме моратория он порекомендовал вывозить промстоки депо РЖД за пределы Северобайкальска либо перевести эти очистные на замкнутый цикл, использовать в частных домах и гостиницах изолированные септики и регулярно убирать гниющие водоросли с берегов.
В дневнике учёный описывает печальные картины почти во всех населенных пунктах, расположенных на берегах Байкала. Спирогира круглогодично доминирует в заливе Листвяничный, напротив БЦБК, бухтах Северного Байкала; в осенний период в значительном количестве встречается в том числе вдоль побережья поселков Большое Голоустное, Хужир, бухт Перевозная, Фролиха; в сентябре 2018 года впервые появилась в бухте Ая. Это свидетельствует об ухудшении ситуации.

В качестве первой оздоровительной меры Олег Тимошкин предлагает ввести мораторий на фосфатосодержащие моющие средства. Согласно мировой практике, только эта простая мера позволяет снизить нагрузку по фосфору на очистные сооружения до 30%. Ученый также упоминает об опыте поселка Большие Коты, где жители с 2015 года используют бесфосфатные средства. В 2018 году спирогира в этой части Байкала полностью исчезла. Сотрудники лаборатории пресноводных беспозвоночных сделали вывод о косвенной взаимосвязи между массовым развитием спирогиры и использованием фосфатосодержащих моющих средств.

— Если город все-таки введет мораторий, построит хорошие очистные, то сколько времени потребуется Байкалу на восстановление ?

— Этот вопрос волнует всех. В озеро десятилетиями вбрасывали тысячи тонн загрязняющих веществ и никогда не убирали береговые выбросы. Процесс загрязнения за последние 5-7 лет не уменьшился ни на йоту, он явно прогрессирует. Нет никаких оснований предполагать, что ситуация улучшится в обозримом будущем. Наоборот — с каждым годом будет только хуже, — прогнозирует Тимошкин.

Несмотря на пессимистичную перспективу, учёный передал советы по оздоровлению озера мэру Олегу Котову во время одной из экспедиций в Северобайкальск. Кроме моратория он порекомендовал вывозить промстоки депо РЖД за пределы Северобайкальска либо перевести эти очистные на замкнутый цикл, использовать в частных домах и гостиницах изолированные септики и регулярно убирать гниющие водоросли с берегов.

Ученые высказываются однозначно: спирогира в Байкале есть и с каждым годом ее становится все больше. В Северобайкальске в этом году появилась водоросль нового поколения, которая вытесняет естественные типы организмов, влияет на качество воды и понижает рекреационную значимость озера. Учитывая, что оно содержит 20% пресной воды на планете, ситуация выглядит действительно опасной.

Сложилось впечатление, что каждый из героев истории не понимает другого до конца. Но только сообща они смогут решить проблему и сохранить чистоту Байкала. И то, что Минприроды прислушалось к рекомендациям академиков, ВСЖД вложилось в локальные очистные, а администрация задумалась о моратории — уже положительная тенденция. Осталось дождаться практических результатов их работы, надеюсь, они не заставят себя долго ждать.

Виктория Чистякова, IRK.ru

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20190906/severobaikalsk/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход