Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Из восточного хитреца в российские аферисты

1783 просмотра

Очень занятным мне показался роман Григория Каца о юности и молодости «великого комбинатора» Остапа Бендера. В самом деле, откуда взялся этот турецко-подданный? Григорий Кац показал условия, при которых главный персонаж становится на путь обмана и афер. «У каждого афериста свой путь, но мотивация, история, происхождение и внутренний мир у каждого разные». О мотивациях нашего героя узнаете из книги.

Остапу Бендеру исполнилось девяносто лет, и он вспоминает о своих самых юных годах, когда он был молод и смел. «О моей взрослой, сознательной жизни вы, наверное, читали в увлекательных романах Ильи Ильфа и Евгения Петрова. Не могу сказать, что там абсолютная правда, но ребята точно описали ситуацию, в которой я оказался, выйдя из новой советской тюрьмы, без друзей и знакомых, с одним яблоком в кармане, которое – и то отдал голодному беспризорному. Это была абсолютная правда. А остальное – фантазия авторов. В своих воспоминаниях я хочу вам рассказать о своей юности и молодости, где я еще не был Остапом, а меня звали Юсуф, а вот отчество и фамилию мои авторы уже переделали на русский манер. Но думаю, хватит предисловий – приглашаю вас окунуться в Багдад начала 20-го века…

Я родился в семье моего отца, который был успешным брадобреем в цирюльне, возле ворот самой крупной караванной дороги Багдада – Аль-Вастани. Я был единственным сыном знаменитого Ибрагима Паша-Оглы Русави Бендера, через руки которого прошли тысячи голов правоверных. Ежедневно и в жару, и в холод отец вставал в четыре утра и шел открывать свою цирюльню. Отец из экономии не нанимал служку, и обязанности помощника выполняла моя мать, а потом, когда я немного подрос, этим стал заниматься ваш покорный слуга… Уже с десятилетнего возраста я успешно брил головы самым знаменитым имамам, приезжавшим поклониться мощам в Золотой Купол…».

Отец умер, кадий благополучно разделил наследство в свою пользу. Юсуф, оставшись без гроша, понял, что ремесло брадобрея ему опостылело, что он, по воле Аллаха, достоин лучшего. Хаким Осман, главный врач шахского дворца, который брил у него голову, предложил ему место помощника. «С наигранной важностью, перенятой у Османа, подражая его уверткам, я ощупывал пульс больных, осматривал языки, – и с присущим мне нахальством выписывал пилюли, которые изготавливал тут же из хины и воды, иногда добавляя в смесь немного красителя. Не знаю, как действовало мое лекарство, но клянусь Аллахом, никто из них не приходил повторно с целью взять взамен другое…».

В шахском дворце Юсуф соблазнил красавицу Айше, проданную в шахский гарем. Мы уделяем ей внимание, потому что Айше будет фигурировать в романе до конца. «Ее выкрали в младенческом возрасте из дома родителей, зажиточных молдаван или румын. Табор кочевал по Бессарабии, занимаясь обычным цыганским ремеслом: кражей лошадей, гаданием на всем, что попадет под руки глупым гусыням, европейкам; пением, танцами на свадьбах, городских ярмарках и в домах богатых россиян, малороссов, поляков и всех, кто имел возможность платить. Айше, как все цыганские дети, с детства училась воровать, выпрашивать подаяние, гадать на картах, скакать на лошадях и танцевать. Переезжая с место на место, пытливая девочка внимательно прислушивалась к чужой речи, перенимала говор, и в короткий срок уже болтала на языке той страны, куда судьба забрасывала табор…». Девушку выследили другие обитательницы гарема, и Юсуфа выгнали. «Очутившись без дома и без работы, я оказался в отчаянном положении. Домой к матери мне ход был запрещен, цирюльню я продал. Из тех туманов, что оставались у меня после раздела имущества, осталась лишь малая толика. На дворе был новый век. Жизнь менялась на глазах. Есть ли шанс удержаться на плаву, не скатившись до воровства или зиндана? Но Аллах не оставил меня без своей поддержки, машаллах. Решив после всех пережитых дней пойти в баню, я познакомился там с необычным человеком, сыгравшим в дальнейшем особую партию в моей судьбе».

Раздевшись в хаммаме, он увидел лишь одного посетителя. Это был здоровенный рыжий детина. Борис довольно прилично говорил по-персидски, из чего было понятно, что он изъездил Османскую империю вдоль и поперек. Новый знакомый пригласил Юсуфа в «караван-сарай», который имел название «Империал». Молодой человек в первый раз увидел ванну, унитаз, телефон. От обилия впечатлений он потерял сознание. Когда пришел в себя, попросил разъяснить, как и что в мире устроено. И вот что услышал: "Османская империя существует давно. Падишахи меняются, но политика страны основана на внутренних проблемах, без учета позиций других стран. В Европе бушует мировая война и зреют восстания. В самой России могут быть серьезные перемены. Англия настроена превратить Османскую империю в свою колонию. В Багдаде же все идет по старинке. Вы далеки от цивилизации. Даже Турция, где живут ваши единоверцы, давно участвует в европейской политике. Поэтому для тебя, – это относилось ко мне, – все условия цивилизации в новинку. Тут нет никаких шайтанов. Так живут во всем мире. Привыкай, пользуйся и быстрее переходи на современный лад. Тебе нужно поменять одежду, обувь, учить языки и стать на путь цивилизации. На мой немой вопрос Борис ответил: "Ты мне нравишься, Юсуф, тем более мне нужен хороший помощник. Ты молод, силен, знаешь людей, довольно образован. Я подумываю о том, чтобы сделать из тебя секретаря посольства. Наутро мы с Борисом зашли в лавку армянина, который торговал рядом с караван-сараем, и купили мне черное облачение по названию «кустюм». Еще Борис заставил меня примерить белое облачение, по примеру усопших, и жесткие штиблеты под названием «тупли».

Как бы то ни было, посол – барон фон Готлиб – был не против его кандидатуры. Юсуф должен был шпионить в шахском дворце в пользу русских, а также в пользу шаха в посольстве, как перс и подданный шаха. Он завел сеть осведомителей. Платили ему и те, и другие. И еще он намеревался помогать мирзе Осману всех желающих совокупляться – даже временно, – освящать узами краткосрочного брака, согласно адату. Более того, он думал предоставлять им квартиры для свиданий, за что тоже можно брать изрядный куш. Не говоря уже: за сам процесс бракосочетания и тайну… Все шло как по маслу. Но вдруг умер посол.

«В посольстве меня ждал новый удар. Там уже утверждена делегация, которая доставит тело покойного графа фон Готлиба в Санкт-Петербург. Главой этой миссии назначен Борис, который по дружбе включил туда и меня. Я ужаснулся! Меня, правоверного мусульманина, хотят отправить в логово отцов неверия, то есть в „Эвропу“, где меня, несомненно, убьют или посадят в тюрьму. Хоть внешне я стал похож на неверного и по одежде, и по повадкам, и довольно хорошо говорил по-русски, в душе я оставался персом, мусульманином, который, по воле Аллаха, желает всем неверным попасть в ад…»

Военный корабль «Гремящий» следовал в Россию. Всюду шла война. Юсуф организовал бизнес: сдавал каюты для встреч дам и кавалеров, чем они интенсивно пользовались. Русский царь отрекся от престола, когда они стояли в Афинах. Траурную процессию высадили на берег, а монархист-капитан приготовился воевать за царя согласно присяге. Чтобы похоронить протестанта Готлиба в Афинах на православном кладбище, труп пришлось покрестить. Покрестили заодно и Юсуфа. Теперь он стал Остапом. Далее предприимчивый Остап стал молиться не только Аллаху, к которому обращался по всем вопросам, но и, на всякий случай, Отцу и Сыну, и Святому Духу.

Как трудно и долго все добирались до России – надо прочитать. В цыганском таборе Остапу пришлось стать укротителем медведя. Интересно описана так называемая Украинская республика. Похоже на современную Украину на историческом перепутье. Двигаясь к Одессе в качестве администратора театра, Остап проявлял чудеса изворотливости и пытался постичь происходящее.

«Многие умные люди в России писали толстые книги, которые некому было читать, потому что бедные люди читать не умели. Собираясь за чашкой кофе, те люди, которые называли себя революционерами, рассуждали о тяжелой жизни тех, что трудится. Я вам скажу: работать всегда трудно. Легче сидеть на мягком диване и вслух говорить об этом… Я долго думал, какая судьба ждет меня у этих сумасшедших, готовых пожертвовать свои жизни, которые им даровал Аллах, ради того, чтобы гонщик ослов получал столько же, сколько получает гонщик верблюдов. И это у них зовется социализм?..».

В конце концов, в Одессе Остап попадает в тюрьму и проводит там восемь месяцев. Он думал: «Почему я попал в этот жестокий мир? Почему не послушался совета умных людей? Ведь Аллах и Иисус вместе давали мне как знак – того толстого Уорнера, который, чуть ли не за руку, звал меня в Америку, обещая показать и Рио-де-Жанейро…».

Неожиданно спасшись от расстрела, Остап, уже в известном романе Ильфа и Петрова, еще долго будет скитаться по российским городам, мечтая попасть в Рио-де-Жанейро. Роман заставляет грустно сочувствовать «великому комбинатору», чье мошенничество вызвано жизненными обстоятельствами и, по нынешним меркам, кажется вполне безобидным.

Григорий Кац родился в семье сына раввина-коэна, депортированного в Туркмению из Москвы. Окончил Туркменский государственный университет — факультет физического воспитания, спорта и спортивной медицины. Решил, что этого недостаточно, и поступил в ГИТИС, затем Киевский институт иностранных языков и Украинский транспортный университет. Писательскую деятельность начал в ранней юности, неоднократно публиковался в газетах, является автором пьес и киносценариев. Сейчас проживает в Израиле. Книга доступна в «ЛитРес» — интернет-магазине электронных книг.

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/Molchanovka/1183/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход