Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Иркутск после перестройки: люди и события на снимках Анатолия Бызова

1990 год
1990 год
1991 год. Таймень
1991 год. Таймень
1992 год
1992 год
1 мая 1992 года
1 мая 1992 года
1 мая 1992 года
1 мая 1992 года
1992 год. Наталья Чекулаева, пенсионерка
1992 год. Наталья Чекулаева, пенсионерка
1992 год. Оксана Костина на тренировке
1992 год. Оксана Костина на тренировке
1992 год. Участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза Василий Петрович Лызин
1992 год. Участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза Василий Петрович Лызин
9 мая 1992 года
9 мая 1992 года
1992 год. Казанский храм
1992 год. Казанский храм
1992 год. Харе Кришна
1992 год. Харе Кришна
1993 год. Все мужчины…
1993 год. Все мужчины…
1993 год. Директор ликероводочного завода «Кедр» Вячеслав Пиманов, с которым связывают золотые годы работы предприятия
1993 год. Директор ликероводочного завода «Кедр» Вячеслав Пиманов, с которым связывают золотые годы работы предприятия
1993 год. ИВВАИУ
1993 год. ИВВАИУ
1993 год. Иркутск, на улице Тимирязева
1993 год. Иркутск, на улице Тимирязева
1993 год. Легенда Иркутска 1990-х — находящийся в вечном духовном поиске Георгий Ситников. В это время обретается в «Белом Братстве» Марии Дэви Христос, ожидает намеченного на осень конца света
1993 год. Легенда Иркутска 1990-х — находящийся в вечном духовном поиске Георгий Ситников. В это время обретается в «Белом Братстве» Марии Дэви Христос, ожидает намеченного на осень конца света
1993 год
1993 год
1993 год. Роддом
1993 год. Роддом
1993 год. Детский сад № 153
1993 год. Детский сад № 153
1993 год. Иркутский детский джазовый коллектив «Джаз бэби»
1993 год. Иркутский детский джазовый коллектив «Джаз бэби»
1994 год. Вальдорфская школа
1994 год. Вальдорфская школа
1994 год. Евгений Евтушенко в редакции «СМ Номер один»
1994 год. Евгений Евтушенко в редакции «СМ Номер один»
1994 год. Конкурсы политического плаката и политической песни
1994 год. Конкурсы политического плаката и политической песни
1994 год. «Посостязались между собой любители пива. Победителей тут же награждали копченой колбасой», — писала газета «Восточно-Сибирская правда» 12 апреля 1994 года в заметке «Митинг с пивом пополам»
1994 год. «Посостязались между собой любители пива. Победителей тут же награждали копченой колбасой», — писала газета «Восточно-Сибирская правда» 12 апреля 1994 года в заметке «Митинг с пивом пополам»
1994 год. Митинг студенческой солидарности
1994 год. Митинг студенческой солидарности
1994 год. Молодежь
1994 год. Молодежь
1994 год. Молодежь
1994 год. Молодежь
Юрий Ножиков
Юрий Ножиков
1995 год. Скрипач Лев Касабов, основатель и художественный руководитель в течение 20 с лишним лет камерного оркестра Иркутской областной филармонии
1995 год. Скрипач Лев Касабов, основатель и художественный руководитель в течение 20 с лишним лет камерного оркестра Иркутской областной филармонии
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
1997 год
Поделитесь с друзьями, соберите кучу лайков
Посмотреть еще раз
А еще у нас есть:
Друзьям тоже понравится:

30 лет назад, в 1991 году, распался Советский Союз. Вместе с ним ушла в прошлое целая эпоха. Не все приняли эти перемены, но люди приспособились к новой действительности. Известный иркутский фотограф Анатолий Бызов поделился снимками, сделанными в постперестроечное время. Его портреты отличаются глубоким психологизмом. Ощущение времени считывается по лицам героев.

Анатолий Бызов:
– В то время я работал фотокорреспондентом в «Восточке». Время, конечно, было сложное. В магазинах и раньше не было изобилия, все доставалось через очереди или по блату, а тут исчезло совсем – еда, одежда и прочее. Пустые полки магазинов, конечно, не радовали, даже за хлебом выстраивались очереди. Ввели талонную систему – на продукты, алкоголь, порошок и мыло. Выживали, кто как мог.

Помогали дачные участки, на работе появилось неизвестное ранее слово «бартер». Помню, как в нашей газете по бартеру привозили муку в мешках, а однажды даже была водка. Но это еще хорошо, другим вообще могли выдать какие-то «шпингалеты», которые надо было еще умудриться кому-то продать или обменять на что-то нужное. Некоторые, самые находчивые и отчаянные, заводили в квартирах кур, которые несли дома яйца (я сам фотографировал такое в одной семье).

В иркутском Торговом комплексе продавцы были «хозяевами» пустых прилавков: исчезла одежда, торговать было нечем. Это было время первых кооперативов, которые из нижнего белья китайского производства шили верхнюю одежду – куртки, какие-то, жилеты, и люди брали! Тогда же появились первые «челноки», возившие из Китая и Турции товары, которые поначалу расходились, как горячие пирожки. А торговали везде, где придется, прямо на улице.

Самые бойкие и ловкие челноки за короткое время зарабатывали себе на машины и квартиры. Тогда же появились ваучеры. Никто толком не понимал, что это такое, что с ними делать, куда вкладывать. И тут же возникли спекулянты, готовые купить эти ваучеры у населения – объявления были на каждом шагу, даже на рынках, у торгующих продавцов: «Куплю ваучеры».

Я снимок такой для газеты сделал, объявление рядом с биноклем, назвав его «Дальнозоркость» (и не ошибся, конечно). Прежнее вдруг, в одночасье, умерло, а нового еще не было. Слово «перестройка» витало в воздухе, но никто не понимал, что это такое и что надо делать, чтобы это слово наконец-то заработало. В общем, жизнь была непростая, для всех.

Как я оцениваю себя, свое состояние того периода? Разумеется, без восторга. Но не было и похоронного настроения, безысходности. Конечно, я говорю о себе, каждый мог воспринимать этот этап жизни по-разному. Труднее всего было пожилым людям, особенно тем, кто верил в светлые идеи социализма и коммунизма, чаще всего среди них наблюдались растерянность и потерянность.

А вообще жизнь бурлила вовсю, и народ принимал в этом бурлении самое активное участие – несмотря ни на что, все-таки верили и на что-то надеялись. Трансляции заседаний Верховного Совета смотрелись по телевидению с великим интересом, лучше любого кино, ведь политикам тогда еще доверяли.

Да и в Иркутске митинги у Дворца спорта были обычным и довольно частым явлением, народ собирался добровольно, не по разнарядке, люди бурно реагировали на речи выступавших, кричали что-то туда, наверх, к трибуне (можете себе представить сейчас такое?). Были уже и завсегдатаи, примелькавшиеся личности, например, мужчина с бородой, держащий в руках свою «икону».

Это был конец старого и начало чего-то неизведанного, нового. Новое только начиналось, и поначалу можно было все. Ну, или почти все. Например, помню митинг студентов, на котором была такая забава, как распитие на скорость бутылки пива (приз победителю – ящик того же пива, которое выпивалось на скорость, «Колос»). Или после речи профсоюзного лидера студенчества в толпу студентов полетели палки копченой колбасы, как привет от профсоюза (время-то было не сытное).

На тех первых митингах в Иркутске еще не было системы оцепления и ограждения. Стояли какие-то молодые люди в камуфляже, вместо ограждения держащие в руках флажки на веревочках.

И что особенно запомнилось на митингах – лица. Кто с интересом, кто с надеждой, а кто с разочарованием и даже отчаянием наблюдал за происходящим и слушал ораторов. Но это были неравнодушные, живые лица. Эх, если бы в то время да на ту не разочаровавшуюся еще энергию народа да дела стоящие, да грамотных и честных лидеров, не так бы мы сейчас жили. Но в жизни, в отличие от грамматики, не существует сослагательного наклонения.

Не получилась перестройка. Вернее сказать, перестроились мы, конечно, куда было деваться, прежнее-то было уже сломано, но вот что-то путное создать не смогли. Поэтому сейчас живем уже как можем – что выросло, то выросло.

И еще. Большое видится на расстоянии, и важное в том числе. В процессе жизни, пусть даже на переломных этапах, мы воспринимаем происходящее как данность. И только по прошествии времени начинаем воспринимать это иначе. Жалею, что был на острие тех событий, но снимал, как сейчас понимаю, мало. «А что тут, собственно, снимать?» – тогда это было привычно и естественно.

***

Анатолий Бызов — член Союза фотохудожников России. В 1975 году окончил исторический факультет Иркутского государственного университета. Увлечение фотографией, возникшее еще в школьные годы, привело к тому, что через несколько лет после окончания вуза Анатолий Яковлевич связал свою судьбу с профессиональной фотографией.

В течение трех лет был фотокорреспондентом областной газеты «Восточно-Сибирская правда», затем стал свободным фотографом. С 1991 года сотрудничает с Иркутским драматическим театром имени Охлопкова, снимает спектакли. В настоящее время является штатным фотографом театра.

Анатолий Бызов любит снимать пейзаж (природа, город), репортаж. Но главное предпочтение отдает портрету, особенно его психологической составляющей.

URL: http://www.irk.ru/afisha/photo/20210809/anatoly/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля