Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Без вины виноватый

около 12 минут на чтение 41 комментарий
Без вины виноватый

19-летний Владимир Базилевский целый год просидел в колонии за убийство, совершенное «молоточниками». Сейчас на скамье подсудимых оказался следователь, занимавшийся этим делом, — Юрий Федоров. Его обвиняют в фальсификации доказательств. Базилевский заявляет, что сотрудники следствия не только сфабриковали против него уголовное дело, но и силой выбивали из него признательные показания.

Два следователя на одно дело

Эта запутанная история началась 1 января 2011 года в Академгородке. В те дни микрорайон лихорадило от страха — шел первый месяц нападений «молоточников». Они уже убили и покалечили несколько человек. Даже в Новый год жизнь в микрорайоне замерла, на улицах было пусто и серо. Люди боялись лишний раз выйти из дома.

В первый день 2011 года возле мусорных баков было обнаружено тело мужчины. Кто-то, подкравшись сзади, проломил ему череп. В этом угадывался типичный почерк «молоточников». Установить личность убитого следователи не могли: ни в одной базе его не было. Судя по внешнему виду и результатам вскрытия, мужчина страдал алкоголизмом и вел бродяжнический образ жизни.

По факту убийства завели уголовное дело, которое после новогодних праздников попало в руки начинающего следователя Жданова. Он решил выяснить хотя бы имя убитого, которого наверняка знал кто-то из местных бездомных. В результате одного из рейдов опера, работавшие вместе со Ждановым, наткнулись на мужчину в окровавленной одежде. К тому времени следователь получил результаты экспертизы трупа, где говорилось, что убить жертву могли тяжелым стеклянным предметом — например, бутылкой из-под шампанского. Бомжа в куртке со следами крови задержали и доставили на допрос.

Это был Владимир Базилевский, сирота и бывший воспитанник детдома. В неполных 19 лет у него имелось несколько судимостей за кражи, разбой и хранение наркотиков, внушительный стаж наркомана и алкоголика и «прописка» в одном из колодцев теплотрассы микрорайона Первомайского.

Первый допрос Базилевского состоялся 15 января 2011 года в здании участкового пункта полиции. И тут в расследовании преступления начинаются странности. К делу по непонятным причинам негласно привлекают еще одного сотрудника свердловского отделения иркутского СУ СК Юрия Федорова. Он — потомственный юрист, сын судьи. За четыре года успел дослужиться до старшего следователя, считался хорошим и «крепким» профессионалом.

Де-юре первый допрос Базилевского и выемку у него окровавленных вещей произвел следователь Жданов, де-факто — следователь Федоров оформил постановление о производстве выемки и протокол этого следственного действия. При этом официально Федоров находился в отпуске. Позже он пояснял, что просто помогал неопытному коллеге по просьбе начальства. В тот день Базилевский пока еще находился в статусе свидетеля, но его уже поместили в камеру СИЗО. 18 января 2011 года дело официально передали вышедшему из отпуска Юрию Федорову.

«Оперативно-шоковая терапия»

Сейчас Федоров уверяет, что Базилевский сразу же начал давать признательные показания. По словам Базилевского, эти показания из него выбивали разными способами — электрошоком, кулаками и ногами.

Федоров утверждает, что до 28 января 2011 года с подозреваемым не встречался и «не работал». Базилевский рассказывает, что на его теле в те дни можно было легко увидеть следы «работы» следователей и оперов, но медики следственного изолятора синяками и ссадинами не заинтересовались.

После сеанса «оперативно-шоковой терапии» от представителей закона Владимир попадал в руки сокамерников, которые били и насиловали парня. Требование у всех было одно — нужно было признаться в убийстве.

По словам Базилевского, когда он поинтересовался у следователей, кого же он убил, те ему ответили: «Ты, главное, протокол с признаниями подпиши, там — разберемся». Личность убитого тогда не была установлена, его имя неизвестно до сих пор.

Порывшись в обрывках затуманенной памяти, Володя вспомнил, что несколько месяцев назад конфликтовал со своим «коллегой-бомжом» Андреем по кличке Тайга. 31 декабря 2010 года Базилевский вместе с другом Колей раздобыл несколько десятков пузырьков настойки боярышника, после чего принял вожделенное лекарство у себя «дома», в колодце. Из происшествий следующего дня — как раз, когда он якобы убил человека — он мог вспомнить только то, что из «дома» не выходил. Тайга был единственным человеком, с которым он когда-либо серьезно конфликтовал. Поэтому решил сознаться именно в его убийстве. К признанию его подтолкнула и еще одна мысль: значительный срок заключения — это шанс вернуться к нормальной жизни. В тюрьме достать алкоголь и наркотики ему было бы трудно.

Судья Нина Полканова
Судья Нина Полканова

Самый гуманный суд в мире

Федоров такую версию событий отрицает. По его словам, во время допросов подозреваемый находился в состоянии алкогольного делирия и ломки, его рассказы — результат работы больного воображения невменяемого человека. Однако, судя по официальным документам из дела Базилевского, Федоров успел провести с «невменяемым» ряд следственных действий — и очные ставки, и восстановление картины преступления.

Основным доказательством вины Базилевского, кроме его признаний, стало заключение биологической экспертизы следов крови с его одежды. Эксперт не исключил вероятности того, что эта кровь принадлежит убитому мужчине. Однако известно, что биологическая экспертиза выявляет лишь совпадение группы крови, и не более. После нее, как правило, проводится экспертиза генетическая, которая дает стопроцентное подтверждение. Федоров такую экспертизу по делу Базилевского заказал, но, не дождавшись ее результатов, передал дело в суд.

Этих доказательств хватило, чтобы суд в лице председательствующего судьи Андрея Обыскалова 26 апреля 2011 года вынес Базилевскому обвинительный приговор. Его осудили на четыре года колонии по части 4 статьи 111 УК РФ «Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего».

Отсидев год, Владимир узнал, что в убийстве, за которое он отбывает срок, сознались «молоточники». Он подал на обжалование приговора. Найденные в архиве результаты генетической экспертизы показали, что на куртке Базилевского была его кровь, а не жертвы. К тому же, стало известно, что бомж Андрей Тайга жив и здоров.

Приговор Обыскалова был отменен, Базилевского признали невинно осужденным и освободили. После громкого суда над «молоточниками» история ненужного парня Володи Базилевского также вызвала широкий общественный резонанс. Правозащитники писали обращения в адрес крупных прокурорских и полицейских чинов, премьер-министра и даже президента. В итоге по решению Свердловского районного суда Базилевскому выплатили денежную компенсацию — 300 тысяч рублей.

В это же время заместитель Генерального прокурора России Иван Семчишин утвердил обвинительное заключение в отношении Юрия Федорова. Старшего следователя спешно уволили, и теперь уже он оказался на скамье подсудимых. Его начальство и судья, вынесший несправедливый приговор, отделались легким испугом.

Виновен потерпевший!

25 июня по делу Федорова началось судебное разбирательство. Судят экс-следователя по статье 303 УК РФ «Фальсификация доказательств». Его обвиняют в изготовлении подложных постановления о производстве выемки и протокола выемки вещей у Базилевского, которые были предоставлены суду.

Можно заметить, что бывшие коллеги завели на Юрия Федорова дело в «облегченном» варианте — о принуждении к даче показаний и пытках подозреваемого речи не было. Дело по этим фактам выделили в самостоятельное производство, но его расследование до сих пор продвигается крайне медленно. По версии следствия, Базилевского избивали какие-то «неустановленные сотрудники уголовного розыска». В вину Федорову ставили лишь подделку малозначительных документов.

Первые заседания по делу Федорова под председательством судьи Куйбышевского районного суда Нины Полкановой проходили без лишней огласки и присутствия прессы. Сначала суд оглашал факты уголовного дела и заслушивал показания потерпевшей стороны. Во время речи Базилевского в его адрес неоднократно высказывались ехидные комментарии и замечания. В каждом слове потерпевшего сомневались. Базилевский вынужден был вновь и вновь рассказывать об издевательствах, которые терпел в СИЗО во время следствия. В итоге его практически довели до нервного срыва, и он покинул зал заседаний, решив лично больше в процессе не участвовать. Его интересы представлял адвокат фонда «Общественный вердикт» Святослав Хроменков.

На заседание 23 июля по графику было назначено выступление подсудимого. Еще раньше адвокат Федорова Владимир Козыдло заявил, что его подзащитный будет давать показания только после оглашения некоторых материалов дела. Среди них оказалось и заключение психологической экспертизы о том, что у Владимира Базилевского выявлено органическое расстройство личности из-за чрезмерного употребления спиртного и наркотиков.

Вся тактика защиты Федорова строилась на противопоставлении «правильного» и положительного подсудимого и «аморального» потерпевшего. Адвокат с помощью витиеватых выражений и юридической терминологии доказывал суду и общественности, что показания Базилевского малоубедительны, потому что представляют собой бред алкоголика. Возмущенный Хроменков пытался прервать этот поток негатива в адрес своего заявителя и даже дважды заявил ходатайство об отводе судьи Полкановой. Гособвинитель Ирина Доронина предпочла в спор не вмешиваться. Постепенно складывалось ощущение, что судят по-прежнему Базилевского.

Когда слово было предоставлено Федорову, он зачитал выверенные до мелочей показания, где было подчеркнуто следующее. Он готовил протокол выемки вещей Базилевского не потому, что хотел что-то сфабриковать, а исключительно ради бескорыстной помощи коллеге. (Осталось непонятным, почему названный коллега не подтвердил его слова). Далее в речи Федорова — обвинения в адрес потерпевшего.

— Базилевский никак не мог удержать в памяти хоть что-то дольше 15 минут, — заявил бывший следователь. — Все, что с ним происходило, он помнит туманно.

Признавать свою вину подсудимый отказался, называя все обвинения в свой адрес грязной инсинуацией со стороны желающего отомстить Базилевского. Федоров и его адвокат по-прежнему считали Базилевского виновным. Более того, Федоров во время заседания, сам будучи подсудимым, обвинил Базилевского в новом преступлении. Его версия такова: молодой человек все же напал на того неопознанного убитого и ударил его бутылкой из-под шампанского, а после раненого добили «молоточники». На вопрос: «Зачем это нужно было Базилевскому, если учесть, что жертву он не знал?» – Федоров ответил, что Базилевский перепутал убитого со своим давним недругом Тайгой. От вопросов других участников процесса подсудимый отказался, сославшись на статью 51 Конституции РФ.

На этом судья Нина Полканова решила прекратить судебное следствие. Впереди — прения сторон и вынесение приговора. Правда, произойдет это все нескоро, только 24 сентября. Такой большой тайм-аут в заседаниях по делу судья Полканова объяснила своей чрезмерной загруженностью. А в августе Нина Михайловна отправится в отпуск.

— Прения отложены на такой длительный срок только для того, чтобы резонанс схлынул, — уверен Святослав Хроменков. — Сейчас вся шумиха уляжется, и они спокойненько соорудят Федорову небольшой срок. Может быть, даже условный.

В ожидании приговора Юрий Федоров находится под домашним арестом. Владимир Базилевский, выйдя из тюрьмы, нашел работу на пилораме и стал снимать квартиру. Он бросил пить и сейчас пытается начать жить заново. Урок пошел ему на пользу. И все же это не тот случай, когда можно сказать, что цель оправдывает средства.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20140730/case/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход