Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Политическая спирогира

около 9 минут на чтение 19 комментариев
Политическая спирогира

Ученые Лимнологического института СО РАН на круглом столе 13 октября озвучили на первый взгляд шокирующую новость: Байкал как никогда ранее оказался загажен чужеродной водорослью — спирогирой. Ее широкое распространение, по мнению сотрудников института, несет огромный вред экосистеме озера и ведет чуть ли не к гибели крупнейшего пресного водоема планеты. Но с выводами лимнологов согласны не все.

Масштабы опасности

По словам заведующего лабораторией биологии водных беспозвоночных Лимнологического института СО РАН, гидробиолога Олега Тимошкина, сильнее всего поражены воды озера в районах Северобайкальска, Листвянки, заливов Большие Коты, Чивыркуйский и Баргузинский.

— Картина удручающая, — отмечает Олег Тимошкин. — За последние два года зарастание Байкала чужеродными водорослями сильно прогрессирует. Это явление наблюдается на всей акватории озера — где-то меньше, где-то больше. Тонны гниющих водорослей выбрасываются на берег. Они издают крайне неприятный запах, люди и животные перестали пить байкальскую воду. В некоторых местах на берег Байкала выбрасывается до 90 килограммов водорослей на один квадратный метр. Также мы установили, что болеет и гибнет естественная для Байкала губка — во многих местах акватории озера она серьезно поражена. Кроме того, в некоторых местах была зафиксирована и массовая гибель моллюсков.

Олег Тимошкин. Фото IRK.ru
Олег Тимошкин. Фото IRK.ru

Михаил Грачев, директор Лимнологического института, заявил, что для человека эти водоросли не опасны, но для Байкала они представляют серьезную угрозу. Ее причины сейчас выясняют сотрудники института.

— Спирогиру, например, во многих странах Юго-Восточной Азии даже в пищу употребляют, — поясняет Михаил Грачев. — Но Байкалу от этого никак не легче. Гнилые водоросли также отпугивают туристов, препятствуют добыче чистейшей байкальской воды.

Подобные заявления вызвали серьезную шумиху в региональной научной и общественной среде. И здесь понятен интерес журналистов к проблемам «жемчужины Сибири» и крупнейшего резервуара пресной воды на планете. При этом авторитет академиков РАН вызвал объяснимое доверие к сказанному ими.

Новость о «гибели» и чуть ли не «заболачивании» Байкала из-за разрастания чужеродных водорослей вышла на уровень федеральных СМИ.

Как выяснилось позднее, на тот самый злосчастный круглый стол почему-то не пригласили экспертов с иной точкой зрения, хотя формат встречи обязывал это сделать. К тому же некоторые специалисты считают, что в экологической сенсации Михаила Грачева не все так однозначно.

Иные мнения

Источник IRK.ru в научной среде связывает откровения Грачева с реанимацией проекта по созданию Центра мониторинга Байкала. Эта структура, создаваемая на уровне министерства экологии и природных ресурсов, должна взять на себя все функции контроля за сохранением озера. Возможно, переняв часть полномочий действующих надзорных ведомств. В этой конфигурации роль Лимнологического института упадет, а сотрудники просто останутся не у дел.

Кроме того, еще в июле, после первой волны публикаций о разрастании спирогиры, специалисты ФБГУ «Востсибрегионводхоз» по заказу управления Росприроднадзора провели масштабный мониторинг распространения водорослей по байкальскому побережью. И пришли к выводу о явном преувеличении ее опасности для Байкала. По мнению специалистов, спирогира на Байкале распространена очагово, на небольших локальных участках. Более того, в итоговом отчете эксперты выработали рекомендации, как ликвидировать растущие и отмершие скопления водорослей, в том числе с помощью сетей.

Сейчас за откровениями ученых-лимнологов усматривают чуть ли не политические и личные мотивы. Не удивительно, что в скором времени оппоненты команды Грачева посчитали нужным уже не в дискуссии, а в частном порядке выразить иное мнение насчет реальной опасности распространения спирогиры для экосистемы Байкала.

Спирогира. Фото Игоря Ханаева
Спирогира. Фото Игоря Ханаева

Замдиректора института географии имени Сочавы СО РАН Леонид Корытный первым жестко отверг нагнетание опасности со стороны коллег из Лимнологического института. Ученый отметил, что факт наличия водорослей на Байкале никто не отрицает. Однако они носят локальный очаговый характер, а опасность их распространения в экосистеме Байкала серьезно преувеличена учеными Лимнологического института.

— Надо иметь в виду, что у любых изменений могут быль две причины — естественные и антропогенные, — поясняет Леонид Корытный. — Всегда они действуют совместно и разобраться, какая из них является важнейшей, непросто. Поэтому делать опрометчивые скоропалительные выводы по некоторым отдельным наблюдениям, даже если их достаточно много, рискованно. В данном случае абсолютно такая ситуация. Проблема водорослей, которая имеет отношение к нашему разговору, — это мировая проблема. Байкал имеет огромное преимущество перед другими водоемами мира. И если такая проблема так будет обсуждаться, то ничего хорошего в этом нет. Не стоит забывать, что все это было на Байкале — и увеличение водорослей, и гибель нерпы, и флуктуация численности бакланов, и прочее. Это природные циклы. Случаев катастрофического загрязнения прибрежных акваторий Байкала не зафиксировано. Не надо говорить, что Байкал гибнет. Байкал справится и нас всех переживет.

Есть чем парировать и региональным чиновникам. Природу появления и распространения спирогиры объяснила заместитель министра экологии и природных ресурсов Иркутской области Нина Абаринова. По ее словам, водоросли локально возникли по ряду факторов. В их числе — маловодный период нынешнего лета, сильно прогретая вода на побережье и недостатки работы очистных сооружений в прибрежных населенных пунктах на Байкале, в стоки которых попадают фосфаты из отходов синтетических моющих средств.

Как бороться

По словам директора Байкальского музея ИНЦ СО РАН Владимира Фиалкова, водоросли спирогиры действительно не являются чужеродными для Байкала. Доля водорослей, произрастающих в Чивыркуйском заливе и других мелководных, хорошо прогреваемых местах, возрастает в летний период.

Однако рост биомассы спирогиры в летнее время на побережье Байкала у населенных пунктов и в местах скопления отдыхающих (Листвянка, Большие Коты, Северобайкальск, Баргузинский залив и других точках) — это сигнал об ухудшении качества воды и отсутствии элементарной санитарно-гигиенической инфраструктуры, предотвращающей загрязнение прибрежных вод.

— Не надо бороться с водорослями, они — только индикаторы загрязнения воды, — отмечает Владимир Фиалков. — Они нам подают, если хотите, сигнал, что нужно делать — убрать поступление азота и фосфора. Это включает строительство очистных сооружений хозбытовых сточных вод вдоль всего побережья, включая Центральную экологическую зону и водосборный бассейн. Также необходимо введение экологической экспертизы для любой хозяйственной деятельности. И по примеру Швеции — запрет на ввоз и производство синтетических моющих средств, содержащих фосфаты, предоставление льготных условий для ввоза и производства бесфосфатных моющих средств.

В районе Больших Котов. Фото Кирилла Шипицина
В районе Больших Котов. Фото Кирилла Шипицина

Как пояснил сам региональный министр экологии Олег Кравчук, при оценке состояния экосистемы Байкала его ведомство опирается на результаты исследований официальных контрольных органов, которые ежегодно публикуют в сборнике материалов. Это внушительный альманах, включающий в себя всевозможные параметры оценки.

Различия в данных ученых Лимнологического института и государственных экспертов связаны с особенностями методик мониторинга.

— Государственный экологический мониторинг проводится по четко прописанным и утвержденным методикам, — поясняет Олег Кравчук. — Я ни в коем случае не ставлю под сомнение данные Михаила Александровича (Грачева — Прим. ред.). Однако ученые все же не так жестко ограничены какими-то определенными рамками исследований, как мы.

Свою позицию по высказанным учеными данным выразили и региональные управления надзорных ведомств. Представители Роспотребнадзора отмечают, что заявления о 140-кратном превышении ПДК кишечной палочки также не подтверждается. На побережье Байкала действуют семь пунктов мониторинга качества воды, в основном в обжитых районах — прибрежных поселках и турбазах. И нигде за последнее время превышения содержания кишечной палочки в этих точках не выявили.

Более того, в прибайкальской зоне в рамках федеральной целевой программы строят и ремонтируют очистные сооружения. В Листвянке выполнен первый этап строительства очистных сооружений, завершена реконструкция канализационных станций в Слюдянке. Соответствующая работа идет в Иркутске и Байкальске.

***

Сейчас, после нескольких дней взаимных обвинений и переходов на личности, участники конфликта все же осознают, что в первую очередь нужно заниматься не политикой, а сохранением Байкала. И приходят к пониманию того, что разрозненными заявлениями прийти к взаимопониманию невозможно. По инициативе Олега Кравчука и директора Иркутского научного центра РАН Игоря Бычкова ученые и чиновники соберутся вместе, чтобы оценить текущие проблемы сообща.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20141020/spirogyra/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход