Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Историческая заинтересованность

Федеральные СМИ, ссылаясь на директора департамента культурного наследия министерства культуры РФ Владимира Цветнова, недавно сообщили о запуске всероссийской программы сохранения старинных городов. В рамках проекта исторические центры 41 города, в числе которых значится и Иркутск, планируется «законсервировать» — запретить строительство, изменение направлений улиц и объемов зданий.

Об особенностях федерального проекта и о том, следует ли Иркутску подключаться к нему, корреспонденту ИА «Иркутск онлайн» рассказал руководитель службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Вадим Литвиненко.

Вадим Владимирович, как стоит понимать озвученную информацию о предстоящей консервации исторического центра Иркутска?
— Начнем с того, что понимать под «консервацией». На сегодняшний день такого понятия в законодательстве не существует. Цветнов говорил о некоем особом правовом режиме для Иркутска, включенного в перечень из 41 города, которым предполагалось дать статус исторического поселения федерального значения. Но о консервации, запрете строительства не говорится. Речь идет о согласовании с федеральным центром всей градостроительной документации, в том числе генпланов, проектов землепользования и застройки.

Этот список находится в открытом доступе с 2010 года. Та работа, которую федеральный центр ведет для оформления статусов поселений, движется очень медленно. За прошедшие пять лет только пять городов из этого списка прошли необходимые процедуры для получения соответствующего статуса.

В границах исторического поселения Иркутска уже сформированы четкие охранные зоны.
В границах исторического поселения Иркутска уже сформированы четкие охранные зоны.

Как же историческая часть города охраняется сейчас?
— Статус исторического поселения был присвоен Иркутску в декабре 2013 года указом губернатора. Как я говорил выше, принятие решений по градостроительной документации в границах исторического поселения сейчас находится на областном уровне. Есть несколько структур, которые в этом процессе задействованы. Кроме нашего ведомства это еще и региональные службы архитектуры, службы строительного и жилищного надзора, а также органы местного самоуправления, конкретно — комитет по градостроительной политике администрации Иркутска.

Говоря о сохранении культурного и исторического наследия Иркутска, мы выделяем три больших участка. Это непосредственно историческая центральная часть города, район Маратовской развязки со Знаменским храмовым комплексом и прилегающей исторической застройкой, а также Глазковский некрополь и территория железнодорожного вокзала.

Есть определенные заповедные участки, где введен обоснованный, регламентированный запрет на новое строительство и какие-либо другие работы кроме мероприятий по сохранению памятников. Можно получить разрешение на снос каких-нибудь малоценных строений на территории объектов культурного наследия. То есть, если владелец придет за разрешением на снос сарая в охраняемой зоне, он сможет только снести. Построить что-то большее там не получится.

Сейчас только Иркутск признан историческим поселением регионального значения. Но в наших планах ввести подобный статус для Усолья, Киренска, Бельска. Это потребует областной поддержки в подготовке документации. И это очень недешевые мероприятия.

Значит ли это, что статус федерального исторического поселения особо и не нужен нашему городу?
— Я лично не вижу веских оснований для этого. Изменение статуса не принесет особых преимуществ. Даже, возможно, повлечет дополнительные затраты. И на дополнительные федеральные средства тоже надеяться не стоит. Из этого списка исторических городов уже вышел Санкт-Петербург, когда городские власти взвесили все «за» и «против».

В то же время признание Иркутска историческим поселением регионального значения нисколько не ограничивает возможности в его повышении до федерального статуса. Муниципальные власти могут на это пойти, но в администрации города должны четко понимать, что сегодня свои градостроительные планы и строительную документацию могут согласовывать со специалистами, которые здесь живут и работают. В случае же признания Иркутска историческим поселением федерального значения придется ту же документацию пересылать в Москву.

Важно и человеческое отношение. Надежды на сохранение культурного наследия нужно возлагать в основном на мэра Иркутска как первое лицо города. Мне кажется, что нам необходимо разработать новые или поправить старые регламенты по охране памятников архитектуры. И в деле сохранения истории города требуется вести более благоприятную политику в отношении памятников.

Но исторические деревянные здания по-прежнему горят. И этот процесс, по злому умыслу или просто из-за халатности, все никак не прекратится.
— Повторюсь: собственникам нужно понимать, что сознательное сожжение исторического здания не принесет никаких желаемых результатов, а только лишние проблемы. Реально, у нас в Иркутске ни один дом-памятник, находящийся под охраной, с учета не снят. А это значит, что обязательства у собственника будут только одни — восстановить объект в первозданном виде.

Еще одной проблемой для центра Иркутска является жуткое смешение стилей и эпох.
— Да, важно, чтобы исторический центр окончательно не заполонила разношерстная, эклектичная архитектура, не происходило необоснованного смешения стилей. Это, в конце концов, может отпугнуть туристов. Множество архитектурных «зубов» в советские годы и последнее время «выросли» прямо в центре города.

Для меня самый наглядный пример — улица Дзержинского. Там можно увидеть совершенно разную архитектуру: тот же Торговый комплекс и ряд жилых и офисных зданий, диссонирующих с окружающей застройкой. Настолько все в этом районе перемешано с эстетической точки зрения, что удовольствия ни у кого не вызывает, в том числе у туристов.

Но при этом тот же Торговый комплекс никто сносить не будет…
— Да, действительно, диссонансных архитектурных объектов в Иркутске хватает. Это еще касается и улиц Декабрьских Событий, и Степана Разина, и других, где основная масса строений — это памятники архитектуры. Цветков же говорит, что несвойственные историческим улицам здания в опорный историко-культурный план включены не будут и со временем сами придут в негодность и исчезнут по естественным причинам.

Несмотря на ситуацию, мы прекрасно понимаем, что взять и снести проектный институт советской постройки на улице Российской мы не можем. И он не исчезнет раньше, чем стоящий рядом с ним деревянный дом. Тем более, если оценить объем финансовых вливаний, чтобы снести в центре города десятиэтажную высотку и возвести на этом месте двухэтажный дом, то это не совсем целесообразно.

Поэтому нужно научиться спокойно относиться к тому, что у нас построено в исторической части Иркутска. И использовать возможности сохранить то, что осталось. В частности, сохранить в первозданном виде исторические улицы, которых осталось еще много, — те же улицы Марата, Грязнова, Бабушкина, Богдана Хмельницкого, Киевскую и прочие.

Сейчас центр города заполонили рекламные и торговые вывески, в том числе на памятниках архитектуры. Насколько реален контроль за внешней стилистикой исторической зданий?

— Абсолютно поддерживаю внедрение подобной практики в нашем городе. Я очень надеюсь, что в скором времени мы проведем первые встречи и консультации по данному вопросу. Я предполагаю, что рано или поздно новые городские власти примутся за эту проблему. На сегодняшний день проект зон охраны не совсем полноценен. Разработчики регламентов ранее акцентировали внимание на нескольких параметрах — высоте здания, протяженности фасада и так называемому пятну застройки (земельный участок по границам фундамента здания, — Прим. автора). Насколько это спасает ситуацию, мы видим сами, например, среди деревянной застройки появляются каменные строения.

Существующие регламенты надо править: дополнять архитектурной и стилистической оценкой, подбором материалов исполнения здания. Также стоит определить правила размещения рекламных тумб, вывесок, подсветки. Оправданно включить согласование по материалу и стилистике исполнения. Все это в конечном итоге будет правильно, красиво и положительно смотреться.

Наша служба с удовольствием в этом деле готова помочь городским властям, чтобы свести к единому знаменателю наши регламенты и проекты зон охраны. Я убежден, что большинство иркутян и уполномоченные лица заинтересованы в наведении порядка.

Какие проекты развития туристической инфраструктуры рассматриваются в исторических районах города?
— Историческое поселение как таковое является магнитом для туристов, в том числе иностранных. Надо его сохранить, сделать какое-то определенное количество заповедных улиц, кварталов. У нас для этого есть программа, разработанная еще в 2008 году. Свежий пример — проект 130-го квартала. Мы видим, что здесь получилось, несмотря на то, что из 40 с лишним строений там памятников культуры всего девять. Тем не менее, гостей города туда стоит привести. Кроме того, сейчас в границах исторического центра сейчас формируется Декабристский квартал в качестве еще одной заповедной зоны объектов культурного наследия.

Беседовал Андрей Щепин, ИА «Иркутск онлайн»

  • kotyana 12 апреля 2015 в 20:57 +3

    Что за бред? Сгоревший памятник другим НЕ заменить, это новодел будет, такая же фикция, как и 130й коммерческий квартал. Лично я в качестве туриста в новые кварталы не хожу никогда. Если еду проникнуться историей - то еду на римские руины, или старые кварталы Константинополя, раскопки в Созополе…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля