Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Азбука Иркутска»

Институт благородных девиц

На набережной Ангары стоит трехэтажное каменное здание с удивительной историей. До революции здесь располагался Институт благородных девиц Восточной Сибири. Сейчас это один из корпусов Иркутского государственного университета. В одной из глав книги «Иркутянка: портрет на рубеже 19 и 20 веков» Ирины Терновой подробно описана история института.

Иркутский «Смольный»

В 40-х года 19 века иркутское общество обратилось к генерал-губернатору Вильгельму Руперту с просьбой открыть среднее учебное заведение для девочек. Дворянские семьи и высокопоставленные чиновники были вынуждены отправлять дочерей в Санкт-Петербург и Москву, чтобы они получили образование, поскольку в Иркутске девочкам негде было учиться. Расставаться с родным чадом хотел не каждый. К тому же обучение в столице было не всем по карману. И в 1840 году генерал-губернатор представил «Проект устава Девичьего института Восточной Сибири».

Институт благородных девиц распахнул свои двери для воспитанниц 1 июля 1845 года. Первое здание было деревянным и располагалось на улице Шелашниковской (сейчас — Октябрьской революции). Средства на его строительство и содержание — 83 135 рублей — дали золотопромышленники.

Как поясняет Ирина Терновая в книге «Иркутянка: портрет на рубеже 19 и 20 веков», изначально планировалось, что в институт будут принимать только дочерей дворян. Но еще до открытия учебного заведения список поступающих был расширен: своих дочерей в институт могли отдать купцы 1-й и 2-й гильдии, инородцы знатных фамилий и чиновники, которые особо отличились.

Второе здание девичьего института. Из фондов Иркутского областного краеведческого музея
Второе здание девичьего института. Из фондов Иркутского областного краеведческого музея

В учебное заведение было принято 70 воспитанниц, из которых 40 находились на казенном содержании. Их разделили на два класса, в первый — младший — приняли девочек в возрасте от 10 до 12 лет, во второй — девочек старше 12 лет.

Ирина Терновая в своей книге сравнивает стоимость обучения в институте в разные периоды времени. Первоначально обучение стоило 100 рублей в год, в начале 20 века сумма выросла до 275 рублей, а в 1915 году составила уже 360 рублей. Отдельно родители девочек оплачивали уроки музыки — 65 рублей в год. Для сравнения: чернорабочий получал рубль в день, преподавательница гимназии — 25 рублей в месяц.

У одноэтажного здания было незавидное соседство: с одной стороны — кузницы, с другой — свалка. Руководство института опасалось пожара, потому что однажды загорелся флигель. Вскоре было решено построить новое просторное каменное здание в более привлекательном месте.

Шкатулки-сундучки и ничего лишнего

Проект здания подготовил архитектор Александр Разгильдеев. Деньги на строительство завещал купец 1-й гильдии, известный иркутский меценат Ефим Кузнецов. В новое здание институт переехал 14 июля 1861 года.

В главе об институте автор поясняет, на первом этаже располагались помещения начальницы учебного заведения — приемная, столовая, квартира из трех комнат, комнаты классных дам, учительская, кухня, баня, прачечная и гардеробная для одежды воспитанниц. На втором этаже находились рекреационный зал, классы, комнаты для занятий музыкой и пением, библиотека, комнаты пепиньерок и комнаты классных дам.

Пепиньерка — девушка, оставшаяся в институте после окончания основного курса для получения дальнейшего образования и последующего роста до классной дамы. Им читали дополнительный курс педагогики и привлекали как помощниц воспитательниц.

На третьем этаже была часовня, комнаты классных дам и горничных, дортуары учениц (спальные комнаты — прим. ИА «Иркутск онлайн»). Кровати в спальнях стояли в два ряда, на ночь зажигался ночник — синий фонарь, который висел в центре комнаты.

— Условия были достаточно спартанскими: прохладные дортуары, тоненький матрасик, тоненькая подушечка и минимум личных вещей, — рассказывает заместитель директора по общим вопросам Музея истории города Иркутска Ирина Терновая.

Парадная лестница
Парадная лестница

Классные комнаты были большими и светлыми. У каждой из девочек была отдельная парта. В ней хранились учебники, тетради, две ручки и чернильница. Перед доской на небольшом квадратном возвышении находился учительский стол, в конце — стол классной дамы.

Все учащиеся носили строгую форму, которую получали в институте, — платья с рукавами до локтя, белые нарукавники, пелерины и фартуки. Девочки в младших классах носили бордово-коричневую форму, в средних классах – лилового цвета, в старших — серого.

Зимой и осенью девочкам выдавались пальто. В 1893 году из-за сильных морозов ватные пальто заменили на шубы. Всю одежду каждой воспитанницы помечали личным номером, чтобы во время стирки или чистки вещи не перепутали.

В некоторых аудиториях сохранилась лепнина и камин.  Автор фото — Илья Татарников
В некоторых аудиториях сохранилась лепнина и камин. Автор фото — Илья Татарников

Ирина Терновая пишет в книге: «Воспитанницам разрешалось иметь крест на золотой или серебряной цепочке или на черном шнурке, Евангелие и молитвенник. Также у каждой ученицы была своя кружка, зубная щетка, щетка для ногтей, зубной порошок, мыльница, мыло, губка; гребенка, частый гребешок, ножницы; черная лента в косу определенной ширины или круглый гребень, иголка и катушка ниток, обычно белых и черных». Личные вещи хранились в шкатулках-сундучках, которые закрывались на ключ. Они стояли на тумбочках возле кроватей.

Закон Божий, танцы и иностранные языки

«В институте девочкам преподавали: Закон Божий, арифметику, историю и географию всеобщую и российскую, российскую грамматику и словесность, французский язык, нужнейшие и полезнейшие сведения из естественной истории, физику, чистописание и рисование», — перечисляет автор книги. К концу 19 века программу дополнили педагогикой и немецким языком. Оценки за предметы ставились по 12-балльной системе.

Один раз в неделю были уроки танцев и гимнастики. Девочки разучивали мазурку, полонез, вальс, гавот, котильон и польку. Как рассказала Ирина Терновая, для занятий им шилась специальная форма: блузы с «матросскими воротниками» и широкие юбки, не стесняющие движений. На ноги ученицы надевали легкие прюнелевые ботинки. Мальчиков на уроки танцев не приглашали, девочки танцевали шерочка с машерочкой — одна из них исполняла партию партнера.

Воспитанниц вместе с иркутскими кадетами приглашали на балы к генерал-губернатору. Институток еще называли «белые девочки», поскольку они выходили в свет в белых платьях.

Бал в институте, 1902-1903 годы. Фото из фондов Музея истории города Иркутска
Бал в институте, 1902-1903 годы. Фото из фондов Музея истории города Иркутска

Два раза в неделю были уроки рукоделия, и столько же раз — уроки пения. В книге об институте находим: «Помимо преподавателей с девочками занимались воспитательницы, по две на каждый класс. Они помогали овладевать иностранными языками в быту: обычно они чередовались, одна говорила день по-немецки, другая на следующий день — по-французски».

Преподавательский состав в институте был очень сильным. Все педагоги, в основном мужчины, имели высшее образование. Географию, например, девочкам преподавал крупнейший сибирский ученый, этнограф и археолог Бернгард Петри, литературу — Константин Бобановский — директор Иркутской мужской гимназии.

В институт в качестве учительниц и воспитательниц принимали только незамужних женщин или вдов. Если они выходили замуж, то обязаны были покинуть стены заведения.

Строго по расписанию

Распорядок дня воспитанниц института подробно описывает одна из глав книги «Иркутянка: портрет на рубеже 19 и 20 веков». День в учебном заведении начинался в 6:30 утра. До 8 часов девочки умывались, одевались и причесывались. Затем они собирались на молитву, которую проводили в актовом зале. На парадной стене зала висел огромный портрет императора, в красном углу находилась икона Богоматери.

После молитвы девочки шли на завтрак, который обычно состоял из чая с булкой, потом готовили уроки. Занятия начинались с 9 часов: три часовых урока с десятиминутными переменами. В 12:30 начинался обед, он, как правило, состоял из трех блюд: супа, мясного и сладкого. После него девочки при хорошей погоде гуляли в парке.

Парадная лестница. Автор фото — Илья Татарников
Парадная лестница. Автор фото — Илья Татарников

Автор книги уточняет: институт занимал значительную территорию между Набережной и Троицкой (ныне 5-й Армии) улицей — в 9 090 квадратных саженей. При нем находился большой парк, засаженный елями (сейчас на его месте находится дворец спорта «Труд»). «В нем были три длинные аллеи, газоны с васильками, площадки для игры в крокет и волейбол. В отдаленных углах даже росли грибы. В парке находилась искусственная горка, летом на ней росли цветы, зимой её заливали льдом и устраивали катания», — повествует Ирина Терновая.

В 14:00 снова начинались уроки и продолжались до 16:10. Ужин был раньше, чем мы привыкли сейчас, в 17:20. Девочкам давали мясное и сладкое блюда. Рацион воспитанниц был достаточно скудным.

Коридор на первом этаже.  Автор фото — Илья Татарников
Коридор на первом этаже. Автор фото — Илья Татарников

В главе об институте упоминается заметка в газете «Сибирское обозрение» 1906 года о том, что девочки и служащие института недовольны качеством питания. Преподаватели отказывались питаться в учебном заведении, были вынуждены тратить свое небольшое жалование на еду.

С 18:00 до 20:00 девочки готовили уроки, затем был вечерний чай и молитва. В 21:00 воспитанницы ложились спать, тем, кто учился в старших классах, разрешали ложиться на час позже.

Закрытый институт

Закрытость института объяснялась желанием его учредителей воспитать идеальную женщину. Считалось, что внешняя среда такой высокой цели не способствует.

В книге Ирины Терновой поясняется, что устав 1841 года требовал, чтобы девочки во время учебы не покидали институт, за исключением тяжелой болезни или смерти родителей. В таких случаях воспитанницы могли поехать домой, но только в сопровождении классной дамы и должны были вернуться в тот же день.

«Свидания с родителями и родственниками разрешались только по воскресеньям и в праздники. При этом в строго определенные часы и только в присутствии классных дам», — пишет автор. С 1862 года воспитанниц стали отпускать на летние каникулы домой. В 1870 году им разрешили проводить дома и великие православные праздники — Рождество и Пасху.

Изображение из фондов Музея истории города Иркутска
Изображение из фондов Музея истории города Иркутска

Летом воспитанницы отдыхали на даче, находившейся в Знаменском предместье возле Казанской церкви. Как пишет Ирина Терновая, там был сад, качели, площадка для игры в крокет, спортивные сооружения и купальни на Ушаковке. На дачу выезжали обычно в первые дни июня.

Часто девочки посещали Иркутский городской театр. Поощрялось участие воспитанниц института в самодеятельности. Силами учениц в учебном заведении устраивались концерты и литературно-музыкальные вечера.

Знания на всю жизнь

К 1917 году институт закончили около 100 воспитанниц. Среди выпускниц были дочери декабристов: Сергея Трубецкого — Елизавета и Зинаида, Владимира Раевского — Софья; внучки Николая Бестужева — Екатерина и Наталья Гомбоевы.

— В моей жизни была очень интересная история. Я работала в Краеведческом музее, и однажды к нам пришла группа французских туристов без переводчика. Они к нам обращаются, мы их понять не можем, с ними пытаемся на английском языке объясниться — они нас понять не могут, — вспоминает Ирина Терновая. — И вот к этой группе подходит Полина Михайловна, в ту пору ей было 83 года, такая маленькая, сухонькая старушка, с великолепной выправкой, с прямой спиной. И начинает с ними говорить на французском языке. Французы были такие счастливые, что их поняли, улыбались, поблагодарили нас.

После того как туристы ушли, молодые девушки, сотрудницы музея, подошли к Полине Михайловне и спросили, откуда она знает французский. На что старушка с гордостью ответила: «Девочки, я же закончила Институт благородных девиц».

— Если вы меня спросите, хотела бы я, чтобы такие институты снова появились в Иркутске, наверное, да. Система школьного образования, которая была в нашем городе привита еще в 19 веке, она достойна того, чтобы применяться сегодня, если не полностью, то хотя бы частично, — добавила Ирина Терновая.

Конец эпохи

В 1917 году здание института оказалось в эпицентре боев гражданской войны. В своей книге Ирина Терновая приводит воспоминания воспитанницы института Галины Колесниковой: « — Артиллерийский залп, — сказала выросшая в офицерской семье Варя Петрова и перекрестилась. Крики и плач слились в общий вопль. Мы встали на колени. Читали хором „Богородицу“, „Отче наш“…».

Реорганизацию института провели в 1918 году. 3 июня советские органы приняли решение о передаче здания в ведение университета. Воспитанниц перевели в Сиропитательный дом. Там девочки учились работать, летом они ездили на лесоповал за город, где собирали срубленные сучья и ветки. Осенью 1918 года, когда власть в Иркутске перешла к армии Александра Колчака, воспитанниц вернули в институт, и они проучились еще год.

В конце 1919 года в здании разместилось министерство иностранных дел правительства адмирала Колчака. «В 1920 году институт реорганизовали в 1-ю Советскую гимназию. В этом же году Институт благородных девиц (1-я Советская гимназия) прекратил свое существование», — пишет автор книги. 58 комнат в здании передали для размещения Народного университета и его аудиторий. Девочек снова перевели в Сиропитательный дом.

С 1 сентября 1920 года Народный университет закрыли. Здание передали под аудитории и лаборатории Иркутскому государственному университету. Здесь начались занятия на физико-математическом, гуманитарном, медицинском, ветеринарном и рабочем факультетах.

Сейчас в бывшем здании Института благородных девиц императора Николая Первого находится Институт математики, экономики и информатики и физический факультет Иркутского государственного университета.

Благодарим за помощь в подготовке материала заместителя директора по общим вопросам Музея истории города Иркутска, автора книги «Иркутянка: портрет на рубеже XIX и XX веков» — Ирину Ивановну Терновую. Отдельное спасибо за предоставленные фотографии Музею истории города Иркутска и Иркутскому областному краеведческому музею, а также сотрудникам Иркутского государственного университета — Хобта Людмиле Викторовне и Никитиной Маргарите Геннадьевне — за организацию экскурсии по зданию бывшего Института благородных девиц.

Алина Вовчек, ИА «Иркутск онлайн»

  • Ольга Никишина 31 августа 2016 в 11:38 +3

    Мой первый комментарий!

    Моя прабабушка 1873 года рождения окончила Иркутский институт Благородных Девиц и даже танцевала на балу с наследником престола Николаем Александровичем. После окончания уехала учиться в Петербург, где окончила Медицинский институт и почти 50 лет проработала врачом. Дожила до 92 лет и я ее хорошо…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля