Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Крестовоздвиженская церковь

Азбука Иркутска → 8 комментариев около 13 минут на чтение
Крестовоздвиженская церковь

Есть в Иркутске одна достопримечательность, может, даже не столько художественная или архитектурная, сколько духовная — Крестовоздвиженский храм. Эта церковь занесена в список уникальных храмов России как истинный образец «сибирского барокко». Когда-то это была небольшая деревянная церковь, но в середине 18 столетия появился дивной красоты каменный храм. За почти три века своего существования он видел и самые страшные события отечественной истории, и много радости, в нем возносили самые искренние молитвы.

Первый храм на горе

Триста лет назад на окраине Иркутска, на Крестовской горе, у начала Заморского тракта, началось строительство большого храма. Работа кипела практически день и ночь, здесь трудились множество иркутян самых разных сословий и иногородние зодчие. По задумке новая церковь должна была стать одной из самых больших в молодом городе — двухэтажная, с несколькими приделами и алтарями. Место для возведения выбрали не случайно — эту живописную гору на окраине города иркутяне полюбили давно. Практически с самого основания Иркутска на ней установили большой крест, возле которого часто останавливались путники, да и сами горожане приезжали сюда поклониться.

Крестовоздвиженский храм. Е. Лансерье, 1904 год.
Крестовоздвиженский храм. Е. Лансерье, 1904 год.

Причины установки креста у иркутских летописцев называются различные. В одних источниках сказано: крест на горе поставили в 1690 году, обозначив тем самым место будущего женского монастыря. В архивных записях сохранились упоминания о том, что митрополит Тобольский Филофей (Лещинский), повелев возвести храм на этой горе, указал назвать его Троице-Сергиевским: «…внизу во имя преподобного Сергия, вверху во имя Святой Троицы, с тем предложением, чтобы основать при ней женскую обитель». Но позже от этого намерения, видимо, отказались, тем более что в 1693 году уже был построен знаменитый на всю Сибирь Знаменский монастырь.

— По другой версии, крест, подобный этому, устанавливался на окраине каждого города, — замечает старший научный сотрудник Иркутского областного краеведческого музея, хранитель фотофонда Вера Кузнецова. — Чтобы путник мог помолиться и попросить благословения перед дальней дорогой.

Сегодня даже именитые историки не могут установить точную дату окончания строительства храма. Но большинство источников указывает на то, что все работы завершили к 1719 году — аккурат к десятилетнему юбилею великой победы под Полтавой.

В 1720 году церковь освятили в честь Святой Троицы. Но памятливые на свои традиции иркутяне упорно не хотели называть новый храм по «имени», данному ему при освящении. В народе церковь именовали Крестовской в память о названии горы, позже она стала Крестовоздвиженской.

Спустя пару десятилетий храм стал разрушаться, его периодически латали и перестраивали, но о полном восстановлении речи не шло. Ситуация осложнялась еще и тем, что к двадцатым годам 18 столетия государственная политика в отношении строительства церквей, часовен и обителей изменилась. Профессор Александр Дулов в своих трудах упоминает: вышел специальный императорский указ о том, чтобы «лишние церкви не строить». Для того чтобы приступить к постройке храма, требовалось доставить челобитную или прошение в Священный Синод. Никогда не любивший духовенство Петр Первый в своем государевом указе заключил: «небрежение славе божьей в лишних церквях и в множестве попов».

Сибирское кружево с восточным орнаментом

В 1747 году на Крестовской горе случился крупный пожар, ветхое здание церкви выгорело практически до основания. В этом же году посадский Иван Филиппович Амосов подал прошение о возведении нового храма — каменного. Этого человека в Иркутске весьма уважали, своего положения и богатства он достиг исключительно смекалкой и трудом. Прошение Амосова одобрили быстро, но строительство, разумеется, должно было осуществляться только за счет средств благотворителей. Вскоре к Амосову присоединились и другие состоятельные горожане — Захарий Щегорин, Федор Щербаков и купец Стефан Дудоровский. А вот имена архитекторов и авторов проекта затерялись в глубине времен. Есть, правда, несколько предположений, что строители нового каменного храма на Крестовской горе были выходцами из Великого Устюга, но документальных подтверждений этой теории у историков, увы, не сохранилось.

Завершилось строительство невероятно быстро. Храм возвели всего за 11 лет, что для постройки таких размеров — фактический рекорд. Он получился в несколько раз больше своего деревянного предшественника: основной четверик венчался несколькими восьмериками. Дальше шла широкая трапезная с двумя отдельными и довольно большими приделами, которые получили название Успенского и Крестовоздвиженского. Плюс — высокая колокольня с западной стороны храма.

В 1758 году по повелению Преосвященного Софрония, епископа Иркутского и Нерчинского, новая церковь была освящена под старым названием — Троицкая. В 1779 году к храму пристроили северный теплый придел, все остальные были холодными и не отапливались.

Что интересно: на то десятилетие, в которое возводилось каменное здание Крестовоздвиженского храма, пришелся настоящий бум строительства храмов в Иркутске. В эти годы было построено сразу 13 пышных и больших церквей, будто искупление за петровскую эпоху, когда всё храмовое строительство было прекращено.

И всё же Крестовоздвиженская церковь отличается от всех своих «современниц», она уникальна. Чего стоили только одни слюдяные окна-витражи, которые прослужили церкви до 20 столетия! Внешний фасад здания, сложенный из кирпича, оформлен в стиле барокко — это самый актуальный стиль для второй половины 18 века. Но мастера, строившие храм, не просто скопировали орнамент с богатых церквей западной части России, но и сделали его оригинальным, привнеся некоторые узоры из монгольских и бурятских мотивов.

«Виртуозность отделки храма при достаточно скудных средствах просто поразительна. Наивное сочетание отголосков Москвы и Украины причудливо сплелось в густой узорчатый ковер, с своеобразным привкусом соседнего Востока», — писал в своих заметках академик Игорь Эммануилович Грабарь. В самом деле, если присмотреться, можно легко различить среди каменного кружева по фасаду церкви и множество восточных символов.

Музей и памятник

Иркутяне полюбили диковинный храм, который буквально парил над городом. Здесь крестились и венчались многие известные горожане. Например, в апреле 1851 года здесь состоялось венчание легендарного адмирала Геннадия Невельского с племянницей тогдашнего иркутского губернатора Екатериной Ельчаниновой. Через девять лет, в 1860 году, к храму достроили закрытое крыльцо, которое спроектировал известный архитектор Владислав Кудельский.

В 1860 году главный придел храма переосвятили, наконец-то закрепив за церковью официально название Крестовоздвиженской, или церкви в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, а один из её приделов, напротив, стал называться Троицким. Пришлось это делать из-за того, что в Иркутске к тому времени построили новую церковь, получившую название Троицкой.

В фотофонде краеведческого музея сохранилось несколько уникальных фотографий Крестовоздвиженского храма. В 1912 году его занесли в каталог Императорской Археологической комиссии, куда собирались все интересные «памятники старины» России. Фото для каталога делал сам Николай Исцеленнов — тогда студент Высшего Художественного училища, а после — иммигрант и известный на всю Европу архитектор православных храмов. Его фотографии входят в число особо ценных экспонатов в фондах, которыми музей по праву гордится.

Даже после Гражданской войны новая советская власть признала ценность храма — в 1925 году он был отнесен к памятникам архитектуры высшей категории. Вот только в 1933 году по постановлению Советов богослужения всё же были прекращены, и в церкви решили обустроить Антирелигиозный музей. Поэтому в Крестовоздвиженский храм стали свозить церковную утварь и иконы практически со всех церквей города.

— Не все, конечно, всё самое ценное было конфисковано советской властью, — уточняет Вера Кузнецова. — Некоторые особо ценные иконы, правда, прихожане церквей сохранили.

Через несколько лет, к середине 1930-х, в Крестовоздвиженском храме даже установили первые стенды будущего Антирелигиозного музея, вот только открыть его не успели — началась Великая Отечественная война и отношение к религии вновь поменялось.

В 1943 году богослужения в храме с позволения властей снова возобновили. И на пять лет, до 1948 года и открытия Знаменской церкви, Крестовоздвиженский храм стал соборным храмом Иркутска. Потихоньку стали возвращаться в родные стены и уникальные иконы.

В 1986 году церковь закрыли на реставрацию, которая продолжалась долгих 10 лет. За это время в храме провели капитальный ремонт, обновили фасады и внутреннее убранство. Последний масштабный ремонт проводился в церкви год назад — появились и узорчатые своды, и тяжелые великолепные люстры, и яркие изображения святых на окнах. Сейчас храм является памятником архитектуры федерального значения, он охраняется фондом ЮНЕСКО. Но сегодня, к сожалению, основные приделы храма закрыты для прихожан.

— Увы и ах, но денег на их ремонт пока не хватило, — вздыхает настоятель храма отец Сергий, — Бог даст, сыщем средства.

Бог слушает

Но самое главное в Крестовоздвиженском храме это даже не его уникальная архитектура или убранство, всё дело в особой духовности. «Сами подумайте, здесь же богослужения практически не прекращались даже в самые темные для православия времена, поэтому здесь всё и пропитано этой духовностью, а проще — близостью Бога», — рассуждает отец Сергий.

У настоятеля даже есть удивительная история. Однажды в церковь буквально влетел взволнованный молодой мужчина и стал метаться по храму от иконы к иконе. Заметив странного прихожанина, отец Сергий подошел к нему. Оказалось, парню только что сообщили, что у его жены начались роды. Событие вроде бы счастливое. Да только супруга весила 40 килограммов, а сын получился очень крупным. Прогнозы медиков оказались неутешительными, 50 на 50: или жена, или малыш. О том, что роды переживут оба, медики говорили как-то не слишком уверенно. Вот мужчина и бросил всё и при первом же звонке из роддома побежал в храм…

Отец Сергий
Отец Сергий

Отец Сергий вместе с трясущимся парнем отслужил молебен, причем в процессе пришлось обучать несведущего, как и что делать. Потом батюшка уговорил пойти попить чаю, побеседовать. После нескольких часов чаепития вновь раздалась трель сотового телефона. «Родила, здоровый, я — тоже», — отчиталась жена.

— Представляете, сама смогла позвонить после таких родов, да и спокойна была, здорова, это ли не чудо, — радуется отец Сергий.

Возможно, дело в иконах, их здесь порядка 650 штук, 400 из них — уникальные и с особенной художественной ценностью. Сказать, которая из них самая ценная или значимая, пока не могут даже специалисты. «Пока еще тоже средства копим на проведение исследования и реставрацию икон, даже не знаю, наши специалисты будут это дело производить или иногородние», — поясняет батюшка.

В храме сохранился иконостас, датированный серединой 18 столетия, единственный в своем роде. Его покрывает мелкая орнаментальная резьба, создающая эффект, известный под названием «золотая кожа». Особым почетом среди прихожан пользуется и келейная икона Преосвященного Софрония, которого иркутяне особо почитают. Её нашли в ризнице Крестовоздвиженского храма почти случайно около века назад, с тех пор прихожане считают своим долгом поклониться ей и попросить благословения.

Хотя прихожан в храме немного, как и в других церквях Иркутска. Религия нынче в моде, но народ к Богу прийти не торопится. «Это всё потому, что правду потеряли», — вздыхает отец Сергий. Такое универсальное понятие, как «правда», по словам батюшки, на самом деле термин абсолютный, правда — она одна, Божья. Та, что зиждется на заповедях. И вся сила опять же, если верить отцу Сергию, в той самой «правде» — почти цитата из «Брата», конечно, но у священника есть своя теория.

— Молодежи всё равно много приходит, даже несмотря на то, что прихожан мало, — подводит итог настоятель Крестовоздвиженского храма. — Помыкаются, помыкаются, поищут «свою правду», как и я когда-то, а потом вот и приходят. Церковь же это как школа, где учат слову Божьему. Его правде, в которой весь смысл жизни. Если ты не готов, то и иди себе бога ради, насильно-то мил не будешь. Захочешь — придешь. А Бог — он вечный и терпеливый, он подождет.

За помощь в подготовке публикации выражаем благодарность сотрудникам Иркутского областного краеведческого музея и Иркутской епархии.

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход