Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Хрустальный звон Сергея Глазьева

около 13 минут на чтение 16 комментариев
Сергей Левченко и Сергей Глазьев. Фото предоставлено пресс-службой правительства Иркутской области
Сергей Левченко и Сергей Глазьев. Фото предоставлено пресс-службой правительства Иркутской области

Сергей Глазьев — один из виднейших российских экономистов левого толка, более известный в качестве героя видеоролика «Что-то не нравятся мне наши олигархи! — А ты их не ешь», проинспектировал Стратегию социально-экономического развития Иркутской области до 2030 года.

По случаю представления столь важного документа губернатор Сергей Левченко собрал круглый стол. Посмотреть на чудо экономической мысли пришли чиновники областного правительства, депутаты Законодательного собрания, Госдумы, бизнесмены и топ-менеджеры, слетелись мэры из разных географических широт и политических полюсов — от Бодайбо до Черемхово.

Сергей Глазьев поблагодарил правительство Иркутской области за доверие. Наш регион хорошо вписывается в его основную работу по созданию большого Евразийского партнерства (с участием стран Таможенного союза и Китая). Он сказал, что раньше Иркутская область была регионом, удаленным от центров экономической активности, а сейчас может попасть в самый эпицентр. И это не может не радовать.

Сергей Глазьев
Сергей Глазьев

Под эту прекрасную сказку для взрослых половина аудитории блаженно задремала. Правда, кое-кто начал снимать видео о своих спящих коллегах и особо задержался на самом умиротворенном из них – мэре Бодайбо Евгении Юмашеве. Наверное, ему снилось освоение золоторудного месторождения Сухой Лог.

— Мы приехали не для того, чтобы инспектировать вашу стратегию, — продолжал гипнотизировать аудиторию Глазьев, — нам важно погрузить документ в более широкое экономическое пространство – развитие Иркутской области в кооперации с партнерами по Евразийскому союзу.

О том, с чем Иркутская область может войти в большой азиатский экономический вектор, рассказал новоиспечённый министр экономического развития Иркутской области Антон Логашов. На этот момент он стоял у руля министерства меньше недели.

Виктор Кондрашов и Антон Логашов
Виктор Кондрашов и Антон Логашов

За 2015—2016 годы, в течение которых составлялась стратегия, наработали два сценария – консервативный и инновационный. Консервативный — это движение по старым рельсам: та же сырьевая направленность экономики, те же тенденции вымывания населения и так далее. Инновационный — примерно то же, но чуть лучше: численность населения уменьшится, но качество жизни оставшихся — повысится.

— Одним из лозунгов стратегии является: «Сильный регион — сильные муниципалитеты!», — провозгласил Антон Логашов. Евгений Юмашев от неожиданности присвистнул …и проснулся.

При консервативном сценарии Логашов пообещал Иркутской области рост валового регионального продукта к 2030 году на 41,2 %, при инновационном — на 70,8 %, при этом доля сырьевых отраслей в ВРП снизится с 20 % аж до 17 %.

По словам министра, стратегия будет принята 16 декабря на сессии Законодательного собрания. Так что до её воплощения осталось совсем немного. Светлое будущее не за горами.

Подробный разбор представленной стратегии Сергей Левченко доверил Сергею Глазьеву. Тот, как заправский таксист, работающий по счетчику, повез пассажиров дальними путями, чтобы повысить эффективность своей личной бизнес-стратегии.

— Ошибки приоритетов чреваты большими потерями, — сообщил важную новость экономист, — а правильно выбранные приоритеты могут обеспечить скачок развития!

Исходя из доклада Глазьева стало понятно, что государства-лидеры, регионы-лидеры имеют свойство во время кризисов погрязать в своих проблемах. Зато у прочих невостребованных субъектов появляется шанс подскочить и передвигаться дальше таким аллюром.

— Мы живем в период такой трансформации, — уходил в отрыв теоретик, — происходит смена экономических, мирохозяйственных укладов.

Сергей Глазьев, дабы продемонстрировать реалистичность своей гипотезы, неглубоко погрузился в историю человеческой цивилизации. Голландия более 200 лет назад, благодаря кораблестроителям, вырвалась вперед; через 50 лет её обогнала Англия на паровых машинах; еще через 50 лет — Германия и Россия на электрическом приводе; в середине 20 века — прочие, движущиеся на нефтепродуктах.

— Иркутская область обладает всеми этими преимуществами, — неожиданно вернулся к теме круглого стола Сергей Глазьев, — она сохранила этот потенциал, который другие уже израсходовали.

Далее он провозгласил, что возможности Иркутской области нужно использовать для развития России и Евразийского союза. Ладно, в Иркутскую область уже вернулись. Но нужно было вернуться еще и в будущее, его же обсуждали за круглым столом. Технологический и ресурсный антиквариат в этом контексте был не слишком уместен, и Глазьев нашел выход: нужно заняться производством поликристаллического кремния для солнечной энергетики! Аудитория удивленно переглянулась. Не все еще забыли этот уникальный проект НИТОЛа в Усолье-Сибирском, на который под наноцели с нанорезультатом были потрачены отнюдь не наносредства.

Вторым направлением технологического рывка Сергей Глазьев обозначил производство самолета МС-21. Но чтобы совершить скачок в развитии, Иркутской области нужны деньги. Сергей Глазьев их нашел.

— Иркутская область изобилует дефицитными ресурсами, и самый дефицитный из них в ближайшее столетие — это вода.

Он предложил воистину революционное решение — долгосрочные облигации, в качестве гарантийного имущества по которым пойдут водные ресурсы Байкала. Эмитентами водяных облигаций должны стать институты развития, которые обладают правом пользоваться ресурсами Иркутской области. Сергей Глазьев в качестве такого института назвал Корпорацию развития Иркутской области (КРИО), которая успешно спит на мешке с 2 миллиардами рублей уже два года (наверное, развивает новые технологии анабиотического сна). При этом экономист предложил передать КРИО исключительное право пользования водными ресурсами Байкала.

Кто купит облигации? Сергей Глазьев точно указал на восточного соседа: Китаю очень интересен Байкал, так что эта страна готова купить его в любой форме — хоть облигациями, хоть литрами или километрами.

— В отличие от химер либеральной глобализации, когда нас кормили сказками о западных инвестициях и технологиях и это закончилось крахом, наше сопряжение с китайским Шелковым путем, наш Евразийский экономический союз интегрируют только те направления, которые являются взаимовыгодными, — отрекламировал китайских инвесторов Глазьев.

Президент Центра системного прогнозирования (Москва) Дмитрий Митяев, приехавший в Иркутск вместе с Глазьевым, заявил, что регион находится в хорошем финансовом состоянии: долговая нагрузка — минимальная, бюджетная обеспеченность — в числе лучших в стране (на 29 месте в РФ и на третьем — в Сибирском федеральном округе). Так что можно выпускать инфраструктурные облигации. То есть, переводя на общечеловеческий язык, лезть в долги. При этом заимствовать можно не только у посторонних, но и у собственных жителей: «Уровень сбережений всегда выше уровня инвестиций».

Однако Митяев сделал небольшое замечание: в стратегии индикатор роста валового регионального продукта составляет более 70 %, а реальных доходов населения — вдвое меньше. «Нужно, чтобы вровень, — настаивал он, — источником долгосрочного развития является население». Опять же, стратеги заложили увеличение ввода жилья в два раза, а на какие деньги это будет сделано, если доходы населения не повысятся на столько же?

К дележу будущих бюджетных прибылей подключились сельхозпроизводители. Илья Сумароков, депутат Законодательного собрания, коммунист и по совместительству владелец «Усольского свинокомплекса», тяжело вздохнул: «Стимула у сельского хозяйства нет, нужна материальная заинтересованность». То есть дотации из госбюджета на каждое кило произведенного мяса, литр молока, кило картошки.

Пользуясь случаем, он решил немного почистить поляну от личных подсобных хозяйств: «У них льготный режим по налогам, а ограничения по поголовью нет. Нужен закон, по которому в личном подсобном хозяйстве будет, например, не более 10 голов скота».

Илья Сумароков, Илья Сумароков (старший), Ольга Стасюлевич
Илья Сумароков, Илья Сумароков (старший), Ольга Стасюлевич

Предложил ещё одну заманчивую идею дележа государственных денег. Сделать, как в Германии: если инвестиционный проект в сельском хозяйстве удалось реализовать в течение трёх лет, то государство компенсирует вложенные средства.

А вот молодые депутаты оказались менее прагматичными. Анастасия Егорова подняла вопросы о будущем Байкала и отношениях с потенциальными китайскими инвесторами.

— Много говорится о развитии Байкала. Планируются ли или уже проводились исследования по определению экологической нагрузки? Ведь турпоток будет увеличен до 5 миллионов человек.

Губернатор задумался.

— Нет, я не могу ответить утвердительно, что работа проведена с точки зрения антропогенной нагрузки на Байкал. Идёт неуправляемый процесс, — заявил он.

А далее произнес фразу, которую нужно высечь на скрижалях правил административно-политического маневрирования:

— Ещё три месяца назад мы не могли предположить, что появится соглашение об 11 миллиардах долларов инвестиций между «Гранд Байкалом» и его китайскими партнерами. На подписании меморандума я сказал: «Мечтать мы можем, но нужно учитывать следующий алгоритм: экология — инфраструктура — бизнес». Мы должны определить предельную антропогенную нагрузку.

По лицу генерального директора «Гранд Байкала» Виктора Григорова, сидящего здесь же в зале, было сложно предположить, что эту речь в таком контексте он слушает уже второй раз.

— В стратегии ничего не говорится о людях с ограниченными возможностями, а ведь главной целью заявлено повышение качества жизни населения, — не унималась Егорова. — У нас 100 тысяч человек с ограниченными возможностями. Будут ли создаваться условия для их беспрепятственного посещения детских садов, школ, вузов, спортивных сооружений?

Губернатор вопросительно посмотрел на Логашова. Тот безмолвствовал. Видимо, ему не хватило недели, чтобы подробно ознакомиться с документом и найти там хотя бы абзац про инвалидов.

Однако самый фееричный момент компетентности был впереди. Его продемонстрировал Сергей Глазьев.

— Теме Байкала можно в стратегии уделить больше места, — начал он. — Конечно, здесь не всё зависит от Иркутской области. Может, нужен закон о Байкале?

По аудитории, стонущей под гнетом этого закона почти 20 лет, прошлась волна удивления. Но знаменитый экономист продолжил поражать: «Озеро заслуживает специальной научной дисциплины — байкаловедения!» Пошла вторая волна удивления.

— Я для тех, кто не знает или забыл, — вставил шпильку за необоснованную критику Сергей Левченко, — закон о Байкале существует с 1999 года. Но он решает только экологические вопросы, — смягчился губернатор, — а организационные – нет.

За круглым столом началось решительное перетягивание одеяла. Депутат Госдумы Алексей Красноштанов пожаловался, что ему как бизнесмену трудно преодолевать административные барьеры.

— Сужу по себе: идти к губернатору или в правительство — откажут! Чтобы Иркутская область начала развиваться, нужно улучшить инвестиционный климат!

Но это конкретное дело поправимое. Скоро Алексею Красноштанову объяснят, что хождение депутата Госдумы в региональное правительство по делам собственного бизнеса — это коррупция. Что, впрочем, не сильно облегчит инвестиционный климат в Иркутской области.

Его недавний коллега и бизнес-партнер Александр Битаров уже свыкся с неудобствами государственной службы. И теперь выступил как истинный государственник.

— Стратегия — это целеполагание, — начал он прекрасную речь, — но в разных условиях социально-экономического развития! Мы сейчас записали, грубо говоря, те хотелки, которые у нас сегодня есть.

Александр Битаров
Александр Битаров

— Нам бы еще не утонуть в этом громадье планов, — высказался губернатор.

— Мы сегодня рассматриваем амбициозную программу развития, а я не уверен, что губернаторы Иркутской области, Республики Бурятия и Забайкальского края могут напрямую работать с правительством России: нас почти нет в программе развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Можно вас попросить обратиться по этому поводу к председателю правительства? — решил взять быка за рога председатель комитета по госстроительству Законодательного собрания Борис Алексеев.

— Программа сокращена в 10 раз, от нее остались рожки да ножки. Надо попытаться работать за рамками этих программ, обратиться к евразийским финансовым институтам, — продолжал торговать этим конкретно участком Родины бывший учредитель одноименной партии. — К Иркутской области у Китая и так интерес есть, надо попытаться его использовать.

Но беда пришла откуда не ждали. Вице-спикер Законодательного собрания Андрей Лабыгин подвёл жирную черту под всем обсуждением:

— Стратегия социально-экономического развития Иркутской области внесена в виде законопроекта в Законодательное собрание. Информирую, что ни одного заключения на законопроект не поступило. Поэтому говорить о её принятии на сессии 16 декабря не приходится.

Хрустальный шар, через который участники круглого стола увлеченно рассматривали светлое будущее Иркутской области, разбился вдребезги… Но есть надежда, что осколки будут собраны умелыми руками чиновников и посажены на какие-нибудь очень надежные скрепы.

Фотографии предоставлены пресс-службой правительства Иркутской области

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20161215/strategy/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход