Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Голоса города»

Про травлю в школе: «Не всегда агрессор плохой, а жертва хорошая»

Что такое буллинг и как вести себя родителям, если их ребенок подвергается насилию в школе? Об этом поговорили в эфире радио с руководителем отделения «Служба экстренной психологической помощи по телефону» города Иркутска Еленой Черентаевой.

Служба экстренной психологической помощи города Иркутска является подструктурным подразделением министерства социального развития, опеки и попечительства региона. Мы принимаем звонки о жестоком обращении в семье, в школе и других учреждениях, собираем сигналы о нарушении прав ребенка. Работаем круглосуточно, бесплатно и анонимно.

Специалисты оказывают консультативную, экстренную и психологическую помощь человеку, который находится в стрессовой ситуации, и ему нужна поддержка здесь и сейчас. К сожалению, бывают ситуации, когда люди не могут рассказать о том, что с ними происходит, даже близким. Особенно это касается подростков.

По номеру телефона доверия звонят дети, подростки, их родители, учителя. За 2018 год мы получили 15 700 звонков. Половина из них — от детей, половина — от родителей и неравнодушных людей, которые видят насилие в семье или вне ее.

В большинстве случаев факты насилия не подтверждаются. Так, за предыдущий год поступило девять сигналов о жестоком обращении в среде сверстников. Два звонка от несовершеннолетних, три от родителей и четыре от иных граждан. В числе последних могут быть педагоги, соседи или близкие родственники.

Звонивший может остаться неизвестным, наша служба — анонимная. Но, когда специалист понимает, что речь идет о реальном насилии, он старается убедить человека назвать школу или место, где это происходит. Мы поясняем: «Если вы нам полностью доверитесь и оставите свой номер телефона, тогда мы поможем ребенку быстрее».

О признаках травли

Травля (буллинг) — спланированное, длительное психологическое или физическое насилие со стороны индивида или группы на человека, который не может себя защитить. Важно учителям, психологам, родителям уметь распознавать признаки травли и отличать буллинг от конфликта (краткого противостояния двух человек, в котором нет лидера и издевательств). Ведь именно от поведения взрослых при травле зависит, прекратится ли она или продолжится. 

По статистике, около 70% школьников со всей России выступали в роли жертвы или агрессора при буллинге.

Буллинг — это отношения в коллективе. В этой системе есть агрессор (буллер), жертва, наблюдатели и сочувствующие. В числе последних могут быть дети, которые испытывают чувство вины и страх. Они не хотят ябедничать, поэтому у них бывает сложно узнать номер школы, где происходит насилие. Мы стараемся донести до таких подростков, что они не ябедничают, а помогают тем, кто попал в беду.

Существуют явные признаки буллинга. Например, на перемене все дети идут компаниями в столовую, один ученик остается в классе. На физкультуре его не берут ни в одну команду. Принято считать: если ребенок ходит один, то он замкнутый, тихоня. Никто из учителей не обращает внимания на его состояние. А на самом деле возможно он стал жертвой травли.

Кибербуллинг — это вид травли, который осуществляется посредством СМС-сообщений, социальных сетей, размещения порочащего аудио- и видеоконтента, изображений и других материалов. Цель — загнать жертву в угол, очернить и тем самым нанести вред. Преследованию в интернете чаще всего подвергаются подростки и молодые люди до 18 лет.

Однажды в службу позвонили родители и сообщили о травле. В социальной сети неизвестные выставили фотографию их ребенка и написали о нем что-то нехорошее. Мы дистанционно, как психологи, сопровождали их до разрешения ситуации. Нам пришлось обратиться за помощью в смежные ведомства.

Жертвы, которые подвергались физическому насилию, иногда переходят в интернет-пространство и становятся кибербуллерами, начинают травить других подростков. Поэтому родители должны вовремя вмешаться и помочь ребенку преодолеть сложный период, чтобы он сам не стал агрессором.

О работе службы

Мы всегда действуем по ситуации, если нужно, то обращаемся в разные ведомства. Например, при кибербуллинге — в прокуратуру Иркутской области. А если узнали о травле в школе, тогда информируем ее руководство. После этого школьный психолог берет ситуацию под контроль. При необходимости передаем данные в областной отдел опеки и попечительства. Информируем уполномоченную по правам ребенка в Иркутской области Светлану Семёнову. Наши специалисты держат ситуацию под контролем и через некоторое время прозванивают ведомства, чтобы узнать, что им удалось сделать.

При скрытом буллинге в качестве агрессоров выступают девочки. Они устраивают бойкот, игнорируют жертву и манипулируют ею.

Недавно мы запустили программу, в рамках которой можем оказать помощь не только по телефону, но и прийти в школу. В зависимости от вида буллинга собираем команду людей, которые способны разрешить ту или иную ситуацию. Хорошо, если туда войдут не только работники школы, но и специалисты из других ведомств. Они беседуют с агрессором, с жертвой — мы стараемся помочь обеим сторонам.

Не всегда агрессор плохой, а жертва хорошая. Надо работать и с тем, и с другим. Если ребенок проявляет агрессию в отношении других учеников, значит, в его жизни происходит что-то плохое. В его семье слишком высокий уровень стресса и напряжения, где он сам жертва. Например, это может быть ребенок, в семье которого происходит физическое, психологическое насилие. Из-за того, что он не может противостоять негативу дома, накопившуюся агрессию он направляет на коллектив в школе.

Подростки, которые подверглись травле в школе, в пять раз чаще думают о суициде. Это очень страшная статистика. И взрослые должны понимать, как тяжело ребенку в этот момент.

Если насилие происходит в семье, то выявить его сложнее, чем насилие над ребенком в школе, так как жертва не имеет защиты и возможности поделиться этим с кем-то из родных. И если сам ребенок звонит на телефон доверия, значит, ему действительно плохо.

О поведении родителей

Иногда дети звонят в службу и говорят, что им не с кем поговорить дома о происходящем в школе. Родители много работают и заняты только своими проблемами, а потому не замечают, что происходит с их детьми. Я призываю взрослых уделять больше внимания детям, в течение дня интересоваться, где они находятся, чем занимаются. Если ребенок ходит в садик, то вечером подробно спрашивайте у него, с кем он играл и во что.

Родители ребенка-жертвы испытывают стыд, гнев, иногда бессилие. Из-за этого порой вместо сочувствия советуют дать сдачи или говорят: «Не будь тряпкой», «Ты сам виноват». Это неправильно. Важно понять, что ребенок не виноват. И если он оказался в такой ситуации, родитель обязан быть рядом с ним. Дети должны чувствовать психологическую защиту и заботу.

Если вы стали свидетелем конфликта или вам кажется, что ребенок подвергается насилию, позвоните по бесплатным номерам: 8 800 200-01-22, 8 800 350-40-50

Автор фото — Анастасия Влади

Над эфиром и текстом работали:
Анастасия Маркова
Евгений Завалишин

Текст не является расшифровкой эфира. Материал переработан автором.

  • Логист 18 марта 2019 в 12:26 +2

    Новый мем походу родился. «Не всегда агрессор плохой». Само понятие слов агрессия, агрессор даёт чёткое определение, а тут противоречие, агрессор может быть не плохой.

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля