Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Я на своем месте». Молодые металлурги — о себе и работе

около 12 минут на чтение 6 комментариев
«Я на своем месте». Молодые металлурги — о себе и работе

21 июля в России отметят День металлурга. В Иркутской области главные герои этого праздника трудятся на Братском и Иркутском алюминиевом заводах РУСАЛа. Особое внимание на предприятиях уделяют молодым специалистам – в них видят будущее компании и всей алюминиевой отрасли России. Накануне профессионального праздника молодые металлурги ИркАЗа рассказали IRK.ru о себе и о том, чем их привлекает работа на заводе.

Дмитрий Черкасов, оператор автоматизированного процесса производства алюминия:
– Литейное отделение №3, в котором я работаю, выпускает малогабаритную чушку из алюминиевых сплавов. Чушка – это алюминиевые слитки, а «малые габариты» для ИркАЗа – это 6 до 10 килограммов. Готовая чушка уходит в Европу или Азию, где из нее делают автомобильные диски или другие детали машин.

Моя работа связана с самыми разными операциями. В данный момент я работаю на шихтовке, то есть произвожу приготовление расплавов. Мы принимаем алюминий-сырец из электролизного производства и добавляем к нему легирующие элементы – кремний, магний, стронций, титан… В задании, которое у меня есть, указаны требования спецификации от потребителя, и я самостоятельно произвожу расчеты, сколько нужно добавить того или иного материала, чтобы получить требуемый сплав. Легирующие элементы могут составлять совсем небольшой процент в общем объеме сплава, но при этом серьезно менять его свойства. Есть сплавы попроще, есть сложнее – где много легирующих элементов. В любом варианте мне нужно правильно рассчитать пропорцию и проследить за результатом.

Сейчас я в смене звеньевой – могу работать на упаковке готовой продукции или на разливке металла в изложницы (формы для чушек – прим.ред). БОльшая часть работы в нашей «литейке» автоматизирована, и моя задача – следить за тем, чтобы все было нормально.

На завод я пришел работать после армии. Работал в разных подразделениях, потом попал в третью «литейку» – это самое современное на сегодня производство ИркАЗа. Параллельно получил высшее образование – политех, автоматизация технологических процессов.

В процессе учебы заинтересовался современной автоматикой – как это все происходит, как настраивается. Тем более, что была возможность все наблюдать на практике. Сейчас во всей нашей «литейке» в смену работает не более 13 человек: 9 операторов, бригадир и 3 крановщицы. Остальные процессы автоматизированы, а укладкой продукции занимается робот.

Я знаю свое дело и хорошо справляюсь, но знать все невозможно, всегда появляется что-то новое. Думаю, поэтому мне интересна моя работа. Что бы я изменил, если бы была возможность вернуться в прошлое? Выбрал бы в институте «Цветную металлургию», чтобы иметь более специализированное образование.

Александр Башаркин, электролизник расплавленных солей:
– Я занимаюсь технологической обработкой электролизеров. Это целый комплекс работ: сначала нужно пробить глиноземную корку, извлечь куски этой корки и освободить подколокольное пространство. Затем шумовкой согнать угольную пену в углы электролизера и снять ее с поверхности электролита, проверить подошву анода, подрубить осадок, подтянуть его и снова подрубить. После этого в электролизер загружается сырье, затем он укрывается глиноземом и герметизируется, для того чтобы выделяющиеся газы не уходили в атмосферу.

За смену я и мои товарищи обрабатываем 6 или 7 электролизеров, иногда больше. На обработку одного уходит от 30 минут до часа. Все делается быстро и слаженно, поэтому обычно удается уложиться в минимальное время. Помимо этой работы, нужно следить за чистотой конструкций, тяжелой ошиновки и состоянием флянцевых листов закрепленных конкретно за каждым электролизеров.

Это, наверное, самая тяжелая работа на заводе. Особенно сложно летом, когда температура в корпусе приближается к 40 градусам, а электролизники одеты по всем правилам: огнеупорный костюм, шапка, валенки, вачеги (толстые суконные рукавицы – прим.ред.). Ежедневно мы наматываем по корпусу столько, сколько не каждая машина проходит: ходим, бегаем, гасим вспышки… Но и не выполнять эту работу нельзя. От нее зависит стабильная работа электролизеров и сортность металла.

На завод устроился после армии, когда не захотел возвращаться в институт. Сейчас все-таки хочу получить высшее образование – поступить в ИРНИТУ, на металлургическое направление.

Работа на ИркАЗе привлекает и держит своей стабильностью и заработком. Нигде в Шелехове такого заработка нет. Работать на завод приезжают люди и из Хомутово, и из Иркутска. Когда есть стабильная работа, ты можешь что-то рассчитать, что-то запланировать.

В свободное время я играю в волейбол, в том числе за команду ИркАЗа. Недавно ездили с ребятами на экстремальную игру «Покорители стихий», среди команд района заняли там третье место. Как хватает сил? Надо успевать, пока молодые, а то потом уже ничего не захочется – только удочку и речку.

Николай Зырянов, прокальщик в отделении производства анодной массы:
– Основная задача прокальщика – это контроль процесса прокаливания кокса для производства анодной массы и обожженых анодов. Этот процесс идет в огромных печах – таких вращающихся трубах длиной 45 метров и диаметром 3 метра. Печь имеет небольшой наклон и постоянно вращается, кокс постепенно перемещается по ней, прогревается и прокаливается. Из печи кокс поступает в холодильник, где охлаждается до дальнейшей переработки. Прокальщик контролирует достаточно много параметров процесса: это и температура прокаливания, и температура отходящих газов, и расход мазута, пара, воды, воздуха и много другое.

На ИркАЗе работают две прокалочные печи, и прокальщик следит за ними одновременно. На первой печи прокаливают сырой пековый кокс и сушат прокаленный нефтяной кокс, а на второй – прокаливают сырой нефтяной кокс и получают так называемый кокс КЭП-2 (кокс электродный прокаленный № 2 – прим.ред.). КЭП-2 отправляют на Саяногорский алюминиевый завод, где используют в производстве обожженных анодных блоков для разных заводов РУСАЛа, в том числе для нашего. А кокс с первой печки после дробления, размола, сортировки и смешивания с пеком становится анодной массой и уже в этом виде поступает в электролизное производство ИркАЗа.

По образованию я горный инженер. Попробовал себя по специальности в Норильске, но зимой на севере не пошло. Вернулся сюда, работал в разных местах. В какой-то момент мама рассказала, что есть вакансия на заводе – сама она работает на ИркАЗе с 1981 года. Прошел собеседование, и вот уже почти четыре года я здесь.

Оправдались ли мои ожидания от работы на заводе? Да. Во-первых, любое новое – это всегда интересно. Поначалу было страшно оставаться с оборудованием один на один, но постепенно разбирался, углублялся, и сейчас с техникой на «ты», да и со всем цехом тоже, потому что довелось поработать на самых разных участках.

На заводе есть и общественная жизнь. Прямо сейчас с командой готовимся к фестивалю «Весь мир – театр… но есть в нем металлурги», в таком же фестивале участвовал и в прошлом году. Зовут и в КВН, но некогда, хотя желание и способности есть.

Возможно, в будущем я сменю направление работы, в РУСАЛе такая возможность есть. Но пока меня интересует работа моего цеха и его развитие. Хочется расти – но с пониманием и знанием дела.

Тамара Сагдиева, специалист отдела экологии:
– Я специалист по охране атмосферного воздуха, веду контроль и учет промышленных выбросов. Каждый год предприятие получает нормативы предельно допустимых выбросов. И моя задача состоит в том, чтобы доводить эти нормативы до подразделений завода и контролировать, чтобы они его не превышали. Это важная и ответственная работа, по сути мы следим за тем, чтобы завод оставался в «безопасной зоне» для города и его жителей.

По образованию я инженер-эколог, закончила химико-металлургический факультет ИрГТУ. Не смогу сказать, что выбрала профессию сознательно, но после первого курса на практике на Ново-Иркутской ТЭЦ «Иркутскэнерго», экология по-настоящему меня заинтересовала. Нас знакомили с основным технологическим и газоочистным оборудованием, и мне было интересно посмотреть, как оно работает. Тогда же я поняла, что работа по выбранной специальности может приносить удовольствие.

После вуза я работала на крупном муниципальном предприятии, где все было стабильно и ты «просто хорошо выполнял свою работу», но желание развиваться и осваивать новые навыки не давало мне покоя. Работа на алюминиевом заводе меня привлекала – знакомые, которые трудились там, увлекательно о нем рассказывали. Было как минимум интересно узнать, кто такие анодчики и чем именно занимаются электролизники. Я внимательно следила за появлением вакансий на заводе и, когда через полгода появилось свободное место в отделе экологии, отправила свое резюме и мне предложили работу.

Завод оправдал мои ожидания полностью. Вот уж где точно не бывает скучно. Чтобы работать здесь, нужно разбираться не только в своем деле, но и в смежных отраслях – юриспруденции, бухгалтерии. Плюс постоянное обучение: блока экологии, бизнес-системе, риск-ориентированному мышлению… Здесь привыкаешь работать в высоком темпе и проще относиться к любым проверкам и критике. Нет, я все еще не могу назвать себя профессионалом своего дела, но есть ситуации, когда я по-настоящему горжусь собой и своими коллегами – например, когда без замечаний отрабатываем проверки.

Конечно, мне задают вопросы об экологии алюминиевого производства. Я отвечаю, что РУСАЛ постоянно занимается снижением объема выбросов и вкладывает серьезные средства в природоохранные мероприятия. Например, в этом году мы запустили на ИркАЗе новую «сухую» газоочистную установку, и еще четыре построим в ближайшие пять лет. Сегодня практически любой человек может прийти на завод, посмотреть, как работает новая газоочистка – это, кстати, очень интересно, – и убедиться в том, о чем я говорю.

Елена Серебренникова, токарь:
– Я работаю токарем на шелеховской промплощадке РУСАЛа. Работаю недавно, поэтому пока делаю элементарные детали: гайки, болты. Из обычной заготовки на токарном станке получается деталь, которая дальше идет в обработку, а потом в сборку – она может стать и частью стана, и крана на заводе.

Когда я училась в школе, к нам приезжали представители авиационного техникума. И меня заинтересовали профессии, которые они предлагали! После 9 класса я подала туда документы и выбрала первую попавшуюся специальность в списке – технология машиностроения. Если честно, тогда я до конца не понимала, на что именно иду. Поняла, когда на втором курсе у нас начались специализированные предметы – черчение, метрология. После школы, где за кривую линию ставили «пять», внимание к каждой мелочи чертежа в техникуме было необычно. Но мне это понравилось! На третьем курсе, выбирая между «токаркой» и «фрезеркой», я выбрала токарное дело.

Получив диплом, подала резюме на предприятие. Пока ждала ответа, успела устроиться в другое место, в сферу обслуживания, отработала там полмесяца. И тут звонок – еще работу ищете? Хотите? В тот же день я пошла на собеседование, прошла в цех, а там – такой знакомый запах масла, мазута! Я не знаю, как объяснить, но сразу поняла, что это мое. Пока я не работала, я очень по этому скучала… Сейчас я на своем месте.

Я знала, куда я иду и что буду делать. Знаю, что у меня получится. Пусть не сразу, но все равно сделаю. Моменты полного удовлетворения бывают, когда что-то сделаешь, десять раз проверишь, и оно совпадает тютелька в тютельку, все идеально.

В этом году я собираюсь поступать в вуз, на специальность «инженер-технолог». Моя мечта – писать техпроцессы. Опыт, который я сейчас получаю у станка, мне очень для этого пригодится.

Работа на промплощадке РУСАЛа – самая престижная в нашем районе. Это и стабильность, и постоянная занятость, и регулярная зарплата, все своевременно, никаких задержек. В таких условиях можно планировать свое время, свою жизнь – мне это очень нравится!

Фото – Артем Моисеев

При съемке использован фотомонтаж. Пребывание в производственных корпусах без средств индивидуальной защиты запрещено.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20190719/metallurgist/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход