Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Пирамида лесных пожаров Иркутской области

Ленты новостей переполнены информацией о масштабах лесных пожаров, охвативших север Иркутской области. В ряде районов объявлен режим ЧС. Сообщается о силах, которые задействованы в борьбе с огнем. Однако в этом вопросе настало время обратить внимание не на то, о чем молчат — на огромные информационные «белые пятна».

Накануне мэр Усть-Кутского района Тамара Климина сообщила СМИ что тушением пожаров на вверенной ей территории занимаются арендаторы, ИНК, группировка МЧС из Уральского федерального округа – 100 спасателей – и вскоре прибывают пять военных вертолетов МИ-8 (они уже работают). Однако глава муниципалитета не сказала, какие конкретно силы использует сам район. Хотя местный филиал лесхоза имеет всё необходимое для эффективной работы по профилактике и тушению лесных пожаров, в том числе хорошо оснащенная передвижная химическая станция (ПХС), купленная за счет бюджетных средств.

В начале весны, когда все районы отчитывались о готовности к пожароопасному периоду, Тамара Климина также сообщила, что Усть-Кутский район готов к борьбе с огненной стихией – техника есть, люди – тоже. В прежние времена никто в таких вопросах на слово не верил –проводился выездной смотр техники. Сейчас этого не делают.

И правильно. Иначе бы обнаружили, что ПХС, купленная на бюджетные средства и предназначенная для тушения пожаров, в это время работала на одну из частных компаний в Янтале – «Силу Сибири» (не путать с проектом Газпрома), «Атлант» или другую из многочисленных «дублеров», относящихся к группировке «братских».

В распоряжении нашей редакции оказалось обращение сотрудников Усть-Кутского филиала АУ «Лесхоз Иркутской области» в правоохранительные органы, датированное началом мая 2019 года. В нём сообщалось об этом факте и указывалось, что техника ПХС использовалась вне пожароопасного периода, передавалась коммерческим структурам и не была готова к работе. Сейчас в отношении должностных лиц, таким образом распорядившихся лесопожарной техникой, возбуждены уголовные дела.

Если читатели заинтересуются, почему о факте незаконного использования техники ПХС в правоохранительные органы сообщили сотрудники филиала Лесхоза, а не мэр района, то мы поясним: инициатива этих злоупотреблений идёт сверху, покрывается чиновниками минлеса и их сторонниками на местах.

Фото предоставлено Авиалесоохраной
Фото предоставлено Авиалесоохраной

И это не частный случай Усть-Кута и не инициатива местного начальства, а система, сложившаяся в регионе в последние годы. Аналогичные истории наблюдаются в других районах. Накануне пожароопасного периода (!) сотрудники Черемховского, Братского, Рудногорского и других филиалов АУ «Лесхоз Иркутской области» обратились с жалобами на введение неполной рабочей недели. Сотрудникам, много лет занимающимся пожаротушением, восстановлением лесов, резко сократили зарплату, перевели на неполную рабочую неделю и лишили премий.

В Иркутской области проводится серьёзная реорганизация лесного комплекса, которая как раз и приводит к непоправимому ущербу для тайги. Схему разработали министр Сергей Шеверда и человек, которого, пожалуй, можно назвать «теневым министром лесного комплекса» — Владимир Кузьма. Их поддержал губернатор Сергей Левченко, а курирует непосредственно заместитель главы региона Дмитрий Чернышов.

На виду – концентрация полномочий у регионального министерства лесного комплекса и областного лесхоза. Министерство поглотило службу по охране животного мира, лесхоз подмял под себя территориальные подразделения, лишив их возможности распоряжаться собственными средствами, а следовательно, и принимать оперативные решения в вопросах охраны лесов.

Всё это необходимо для реализации амбициозных задач по концентрации лесных богатств в руках одного бизнес-политического клана – «братских»,. Ярчайшим его представителем является Евгений Бакуров – депутат-лесоэкспортер, которому чиновники без проблем согласуют приоритетные инвестиционные проекты по освоению лесов, увеличение объемов добычи древесины и так далее.

В ведущих лесных районах Иркутской области применяются одни и те же схемы, работающие на «братских»:

  • Санитарные рубки в свободных от аренды лесах. По одному из таких фактов – сплошным санитарным рубкам в природном заказнике «Туколонь» – арестован министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда.

  • Дополнительные соглашения. Объявляется аукцион на аренду лесного участка с минимальной расчётной лесосекой. Его выигрывает определенный интересант, который затем заказывает лесоустройство в компании «Прибайкаллеспроект» (вотчина Владимира Кузьмы). На основании нового лесоустройства арендатор ходатайствует об увеличении расчетной лесосеки в разы путем заключения дополнительного соглашения с министерством лесного комплекса и выкашивает весь участок.

  • Формирование лотов под крупных лесоэкспортеров. Именно при Сергее Левченко стали выставляться на аукционы лоты – миллионники. Например, в 2016 году на аукцион выставили лот на заготовку миллион кубических метров древесины, чего не было прежде. Лес продали в одни руки по бросовой цене. Причем в ходе аукционов стоимость аренды другие компании поднимали в несколько раз, но министерство отменяло такие аукционы и вновь выставляло лот на конкурс, пока не победил нужный участник.

  • Отъём лесосырьёвой базы у середнячков в пользу крупных лесозаготовителей. Министерство лесного комплекса и прочие ведомства проводят проверки, цель которых – выявить у определенных арендаторов недостатки в работе и на этом основании расторгнуть договоры аренды. Это подаётся под соусом борьбы с недобросовестными арендаторами, однако практика показывает, что за период «чисток» ситуация, в том числе лесопожарная, на арендных участках только ухудшилась.

  • «Кузьмалеспроект». В 2018-2019 годах все арендаторы прошли через господина Кузьму – «Прибайкаллеспроект». Были заказаны новые проекты освоения лесов. Многие добросовестные арендаторы не могут получить проекты лесоустройства или не могут их утвердить в минлеса. При этом ведомство Шеверды не даёт возможности заказать лесоустройство в других специализированных компаниях — такие проекты просто не утверждают. Без проекта освоения лесов арендатор не имеет права заходить на деляну. В связи с этим нет возможности оперативно реагировать в условиях возникновения и распространения лесных пожаров.

  • ЕГАИС и чипирование. Система ЕГАИС (единая государственная автоматизированная информационная система) подталкивает чиновников к участию в коррупционных схемах, итогом которого становится, фактически, рейдерский захват бизнеса. В системе имеется полная информация, составляющая коммерческую тайну, о всех контрактах предприятий, ценах, поставщиках и покупателях. Эта информация оказывается в руках «своих» бизнесменов, которые затем выходят на контрагентов с демпинговыми предложениями. Чипирование стало методом легализации незаконно заготовленной древесины. Уже сформировался рынок электронных карточек, одна штука стоит 300 рублей. Теперь через чёрный рынок «чипов» легализуется незаконно заготовленная древесина.

Политика руководства Иркутской области в лесной сфере видна даже в отчётах губернатора. Он сообщает, сколько леса спилено, вывезено, какой доход получен. А чем должен отчитываться губернатор? Объёмами лесовосстановления и глубокой переработки древесины. Неплохо бы услышать, на каких площадях произведено лесоустройство, причем важно, чтобы его заказчиком выступило государство, а не коммерсанты.

О том, кто ещё принимал участие в реализации схемы реорганизации лесного комплекса, расскажем в следующих материалах. Но вот что интересно, после ареста главы минлеса Иркутской области Иван Валентик подал в отставку и уехал из страны.

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля