Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Иркутский блогер Фёдор Т — о пикетах, голодовке и справедливости

около 10 минут на чтение 12 комментариев
Иркутский блогер Фёдор Т — о пикетах, голодовке и справедливости

Иркутянин Алексей Желудков, более известный как урбанист и блогер Фёдор Т, уже пятый день голодает в знак протеста выборам в Общественную палату Иркутска нового созыва. По его мнению, были допущены многочисленные нарушения в процедуре их проведения. Фёдор Т провел уже 29 одиночных пикетов, обратился в прокуратуру и начал голодовку, – в интервью IRK.ru он рассказал о ситуации и своей борьбе с процессуальной несправедливостью.

За деятельностью Общественной палаты Иркутска я начал следить в 2015 году. В то время мы проектировали Купеческий сквер (сквер напротив Дома Европы, где проходят заседания городской общественной палаты, – Прим. авт.), проводили анализ территории и её использования. В итоге сквер благоустроили на год быстрее, но с отклонениями от проекта.

Когда мы начали заниматься сквером, я узнал об Общественной палате Иркутска. Тогда работал, по-моему, четвертый созыв. Подумал, что надо бы в попасть туда, но это оказалось не так просто.

Положение «Об Общественной палате Иркутска» дискриминирует горожан. Человек не может туда попасть просто, какая бы у него ни была репутация. Необходимо состоять в официально зарегистрированной общественной организации, существующей не менее двух лет.

По этой причине я не выдвинулся в пятый созыв палаты (избранный в 2016 году, – Прим. авт.). Подождал три года, всё пытался выяснить, когда выборы, но никакой информации не было, как будто администрация не заинтересована в том, чтобы горожане о них узнали.

Жители Иркутска не знают, что это общественная работа, там не платят ни копейки. Это важно отметить, потому что в комментариях часто пишут: «пошёл к кормушке». Кормушки там нет. Я занимался общественной работой и буду продолжать, независимо от того, попаду или нет в палату, но для меня важно, чтобы это был рабочий орган с легитимным составом.

Для участия в выборах каждый кандидат должен был отправить три документа: характеристику от общественной организации, которая его выдвигает, автобиографию и программу. У меня было всего два пункта в программе, но они основные: во-первых, изменить положение «Об Общественной палате Иркутска», потому что сейчас оно дискриминирует горожан. Объясню почему. В составе органа 25 человек, 10 из которых назначает мэр, парадокс в том, что мэра мы при этом не выбираем. Странная ситуация.

Нужно учесть федеральное законодательство, если нет противоречий, тогда норму, что мэр назначает членов палаты, нужно убрать как лишнюю. Если это невозможно, то хотя бы сократить количество назначаемых лиц. Можно ввести требование, чтобы мэр публиковал шорт-лист кандидатов, потому что важно не только, кого он отправит, но и ещё кого рассматривал и не отправил.

Список кандидатов мэра должен быть опубликован за месяц, но этого не сделали. В итоге в составе нового созыва оказались три архитектора, три ботаника и семь силовиков. Хотя очевидно, что в Общественной палате должны быть представители разных профессий и видов деятельности. К тому же, возник прецедент, что от одной организации в палату прошли два человека: первого выбрали на голосовании, второго назначил мэр. При этом недопустимо, чтобы от организации на выборы выдвигались несколько кандидатов.

Общественные организации и их работа – важная прослойка между горожанами и мэрией. Общественники приносят новую информацию, системно получают знания, видят опыт других городов и понимают, как его можно применить у нас, поэтому их приглашают как экспертов на общественные советы. Необходимо участие разных общественных организаций в работе палаты.

На прошедших выборах никто не знал, какие организации выдвигают кандидатов, хотя эта информация должна была публиковаться каждую неделю. Это серьезное нарушение. В итоге выборщики от этих организаций и определяли новый состав палаты.

Во-вторых, считаю, что у людей должна быть возможность участвовать в выборах не только как у представителей организаций. Есть те, кто занимается общественной работой самостоятельно, и их важно учитывать.

Выборы прошли 3 июля. На сайте мэрии до сих пор не опубликованы протоколы голосования, не обновлена страница с составом Общественной палаты. Там размещен список предыдущего созыва, прекратившего работу 5 июля.

Мне хватило восьми часов, чтобы собрать информацию о нарушениях: получился материал на 23 экрана с фотографиями, скриншотами и ссылками. Быть кандидатом и выборщиком можно, но не всем это было разрешено. Александр Филиппов («Доктор Джаз»), например, за себя голосовал. Мы заявили выборщика, который не смог присутствовать, и я его заменить уже не мог.

Я написал заявление в прокуратуру, они не стали разбираться, через два месяца мне пришла отписка от мэрии. В ней говорилось, что выборы проведены по правилам, но никаких подтверждений мне не предоставили. И это оскорбительно, такое, я считаю, не допустимым.

Если я в чем-то не прав, то публично напишу в соцсетях, у себя на сайте и признаю ошибку. Помните ли вы ситуацию, когда мэрия признала свою ошибку? Говорить, что во все виноват мэр тоже не правильно.

У меня есть чувство собственного достоинства. И мэрия своим ответом его задела. Действия прокуратуры тоже считаю некорректными и буду их опротестовывать. Потому что они не стали разбираться и перенаправили мое обращение в городскую администрацию.

Шло время, но мне так и не предоставили подтверждений, что нарушений на выборах допущено не было, поэтому я решил придать ситуацию огласке и объявил голодовку. До этого провел 24 одиночных пикета. Выходил с плакатами к Дому Европы, где заседает городская Общественная палата и находится их секретарь, зданиям администрации Иркутска и Правобережного округа.

Мне предлагали войти в состав Общественной палаты города осенью, когда кто-нибудь выйдет из нее, но у меня нет задачи попасть туда. Я мог бы дальше работать, не будучи членом палаты. Мне важно, чтобы новый созыв был избран законно, чтобы была уверенность, что эти люди — действительно представляют иркутян и заинтересованы в такого рода работе.

С четверга (29 августа – Прим. авт.) я начал сильно ограничивать прием пищи. Уже в субботу чувствовал себя голодным постоянно. Но в субботу и воскресенье я еще немного ел. С понедельника не ем ничего. Только воду пью. Днем особой разницы нет, только иногда помутнение, мысли сбиваются, но быстро проходит. Сложно делать привычные физические действия. Вчера засыпал около часа, слушал на планшете лекции, обычно уже через пять минут сплю, но тут не мог.

Ездил к врачу, мне дали советы и сказали, что больше двух недель голодать опасно. Решил вести дневник голодовки, тем самым транслирую, что все серьезно, фиксирую вес, пульс и давление.

В своих требованиях я озвучил пять пунктов. Голодовку прекращу после исполнения следующих трех:

  • Шестой созыв Общественной палаты Иркутска должен быть распущен.
  • Администрация города должна публично признать, что при выборах были допущены нарушения (заранее не был опубликован список мэра и раз в неделю не размещалась информация о кандидатах).
  • Должны быть объявлены выборы в Общественную палату Иркутска седьмого созыва (не перевыборы, а именно новые выборы, чтобы возник прецедент, и ситуация не повторилась).

Меня поддерживают друзья, родственники и знакомые. В блоге мало негатива от пользователей. В личные сообщения тоже ничего плохого не пишут, а в комментариях на сторонних площадках прямо зоопарк. На улице люди подходят, выражают поддержку. Кто-то считает, что мне платят за пикеты, один раз подошли и сказали: «Хорошая у тебя работа». Охранники и сотрудники администрации обычно хамят.

На пикеты я приезжаю в свой обеденный перерыв. Бывает, люди со своими проблемами подходят, видят во мне человека, который выслушает. И жалобы, в основном, тоже на процессуальную несправедливость.

К каждому пикету я печатаю новые плакаты. У них есть свой адресат. Иногда плакаты обращены к большому количеству людей, а иногда – к конкретному человеку. Когда приезжал Путин у меня был плакат с текстом: «Это одиночный пикет, но нас двое», и там выглядывала голова Владимира Владимировича. Кстати, общественная палата – это его инициатива, она создавалась для улучшения взаимодействия народа и власти.

Из мэрии никто не позвонил и не написал. В Фейсбуке меня публично поддерживают Сергей Маяренков (АНО «Иркутские кварталы») и Лариса Давыдова («Клуб социальных технологий»). Они оба участвовали в выборах, но не прошли. Остальные товарищи, которые были избраны, отмалчиваются. Александр Соболев (благотворительный фонд «Оберег») разделяет мою позицию и при роспуске городской палаты готов выйти из состава Общественной палаты Иркутской области, членом которой является. Он написал обращение, в котором призвал отменить результаты выборов и объявить о проведении новых.

С понедельника я начал обзванивать избранных членов шестого созыва палаты и писать им письма. До кого-то не дозвонился, с кем-то поговорить не получилось, но я продолжу этим заниматься.

В комментариях пишут, зачем я устраиваю голодовки, ведь Иркутск не мой город. Я приехал сюда в конце 2014 года, до этого много где жил: Воронеж, Москва, Зеленоград, Новосибирск и Рязань. У меня есть идеи по развитию городской среды, накоплен разный опыт, поэтому хочу быть полезным Иркутску, менять его облик, но для начала мне важно добиться справедливости.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20190906/starvation/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход