Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Зачем тебе деньги, в гроб с собой понесешь?». Жители подтопленных территорий рассказали о проблемах

Правительство Иркутской области отчиталось, что 90% пострадавших от летнего наводнения получили жилищные сертификаты. Однако сами жители затопленных районов настаивают, что многие до сих пор живут в сырых домах без денежных компенсаций. Люди боятся, что могут остаться ни с чем с наступлением морозов. Подробнее в материале IRK.ru.

Восстановление инфраструктуры разрушенных территорий постоянно контролирует Правительство России и лично президент. Владимир Путин дал распоряжение в максимально короткие сроки построить для пострадавших дома и обеспечить жилищными сертификатами.
Проверить, как исполняются поручения президента, решило региональное отделение штаба ОНФ. Активисты опросили 305 человек в 15 населенных пунктах и пришли к выводу, что у людей осталось еще очень много нерешенных проблем. Чтобы обратить внимание общественности на трудности, члены штаба провели круглый стол.

На мероприятие приехали шесть пострадавших, чтобы лично поделиться своими историями. Первой выступила многодетная мама Анастасия Гафитулина из поселка Соляная. Волнуясь и немного сбиваясь, девушка рассказала, что ей отказали в жилищном сертификате, а компенсацию по утере урожая и животных выплатили частично.

Анастасия Гафитулина, жительница поселка Соляная
Анастасия Гафитулина, жительница поселка Соляная

— Каждая комиссия говорит, что наш дом идет под снос, но потом опять ставит его на капремонт. Нам определили небольшую сумму, где-то 200 с лишним тысяч. Что на них сделаешь? У нас три сквозных дыры в фундаменте, окна разбухли от воды, почти не закрываются. У нас четверо маленьких детей, повсюду грибок, — сказала она.

Гафитулина подчеркнула, что жить в разрушенном доме невозможно. Единственная ее надежда — оспорить решение комиссии в суде, однако на это придется потратить большую сумму денег, что станет для семьи непосильным бременем.

Следом слово взяла пенсионерка Елена Васина из поселка Вознесенский.

— Здравствуйте, я бы хотела поделиться своей историей, — начала она, но оборвалась из-за дрожи в голосе.
— Не волнуйтесь, пожалуйста, попейте водички, — предложила сидящая рядом женщина.
— Нет, — коротко ответила она, замахав рукой.

Елена Васина, жительница посёлка Вознесенский
Елена Васина, жительница посёлка Вознесенский
Елена Васина, жительница посёлка Вознесенский
Елена Васина, жительница посёлка Вознесенский

Не в состоянии продолжать речь, Елена достала из сумки бумажную салфетку, поднялась со стула и ушла в соседнюю комнату. В помещении, где проходил круглый стол, воцарилась тишина.

— Может, тогда вы сначала расскажете? — обратилась Элеонора Кез, модератор встречи, к одному из мужчин.
— Да. Меня зовут Сергей Щукин, я так же как и Елена живу в поселке Вознесенский. У меня двухквартирный дом, он признан подлежащим капремонту. Я начал сам его потихоньку ремонтировать. А потом администрация сказала, что мое жилье числится в реестре одиноко стоящих и предложила подписать отказ на все виды собственности: земли, дома, строения. Тогда мне выдадут сертификат, — сдержанно рассказал Сергей.

Сергей Щукин, житель посёлка Вознесенский
Сергей Щукин, житель посёлка Вознесенский

Мужчина добавил, что жители стоящих рядом домов получили сертификаты и сохранили за собой право на землю, так как попадают под федеральную программу компенсации. Сергей Щукин и Елена Васина включены в другую, региональную программу, сказали пострадавшему в администрации.

— Хотелось бы устранить этот недостаток. Потому что мы с женой уже пенсионеры, а без земли куда деться. На одну пенсию вдвоем вряд ли проживем. И строительство я уже не осилю, — печально озвучил он.

О других бюрократических трудностях рассказал Андрей Никитин из Нижнеудинска. После затопления вода в его доме стояла по колено. Первая комиссия сделала вывод, что жилье подлежит капремонту. Однако дом начал проседать, посыпалась штукатурка, треснул фундамент. К Никитиным пришла вторая комиссия и, не заполняя акты проверки, пообещала определить дом под снос и выдать сертификат.

— В течение месяца мы ждали сертификат, но его нет до сих пор. В администрации отказывают, говорят, что нам положен капремонт, бумаг от второй комиссии у них нет, как я понял. Мне сказали, если не согласны, идите в суд, это ваши проблемы. Вместо того, чтобы людям помочь, они просто игнорируют их, — удивленно развел руками Андрей.

Мужчина добавил, что недавно к нему пришли с третьей проверкой. Члены комиссии сделали несколько фотографий, однако в подполье спускаться отказались, «так как там грязно, а они одеты не по форме».

— Сказали, ждите. А сколько ждать? У нас уже под 20 градусов мороза. А решения нет. Отношение как к третьему сорту, — качает головой Никитин.

Своей историей поделилась жительница Тулуна Любовь Головченко. Женщина надела очки и зачитала речь по бумаге. По словам пострадавшей, ее дом находится в середине улицы Гидролизной. Все ее соседи уже получили сертификаты и съехали. Однако жилье Любови определили под капитальный ремонт.

Андрей Никитин, житель Нижнеудинска
Андрей Никитин, житель Нижнеудинска
Любовь Головченко, жительница Тулуна и Сергей Щукин
Любовь Головченко, жительница Тулуна и Сергей Щукин

— Я осталась одна. Долго не могла добиться даже акта на дом, его дали только 17 октября. После этого написала в мэрию, что не согласна с капитальным ремонтом. Они мне ответили, что я должна за свой счет собрать комиссию. У меня до сих пор стоит вода, все разрушается, там сырость, даже протопить нельзя. Как буду зимовать, не знаю, — устало выдохнула Любовь Головченко.

С другими юридическими сложностями столкнулась тулунчанка Анна Максимова. За несколько месяцев до наводнения она вместе с семьей купила участок с заброшенным домом, решила снести постройку, а на ее месте возвести новую. В администрации сказали, что прежнее строение стояло на кадастровом учете, и предложили переоформить документы на новый дом после окончания строительства.

Анна Максимова, жительница Тулуна
Анна Максимова, жительница Тулуна

— Через три недели после того, как мы закончили работы, случилось наводнение. Доказывать, что мы проживали в доме пришлось через суд. Тогда выяснилось, что (предыдущее) строение не стояло ни на каком учете, мне солгали. Когда я обратилась в администрацию, чтобы мне помогли собрать документы, мне отказали, — громко и отчетливо рассказа Анна.

Девушка добавила, что сейчас живет у одной знакомой, ее мать — у другой. Отец ушел на заработки в тайгу и до сих пор не вернулся. Максимова надеется, что ее проблема разрешится, и заявляет, что не хочет уезжать из родного Тулуна.

Любовь Дунцова, жительница деревни Аршан
Любовь Дунцова, жительница деревни Аршан

Одно из самых эмоциональных выступлений прозвучало от пенсионерки Любови Дунцовой. Она заявила, что выступает от всех жителей поселка Аршан. Там проживает ее 77-летний брат, его дом признали подлежащим капремонту, хотя внутри стоит сырость, гниют доски, разрушаются стены.

— Брат после наводнения совсем вышел из строя. Жена больная, кардиостимулятор стоит, сахарный диабет, гипертония, она его не может оставить. Их семье дали только одну выплату в 10 тысяч рублей. В акте о частично утраченном имуществе подделана подпись, количество соток под овощи занижено с 20 до 3, — на одном дыхании трясущимся голосом проговорила женщина.

Любовь сказала, что обратилась в суд, чтобы оспорить решение комиссии и добиться для брата сертификата. Судья направил в Аршан дополнительную комиссию, которая подтвердила разрушение. Однако окончательного решения до сих пор нет.

Любовь Дунцова, жительница деревни Аршан
Любовь Дунцова, жительница деревни Аршан

— Там сидит царек местного значения, глава сельского поселения, и ничего не делает для жителей. Его родственники все дома обследовали, выплаты получили, а старые немощные люди остались. Всех материт и выгоняет, бумаги никакие не дает, какой-то ужас. И сказал, что никто больше сертификаты не получит. Сказал одной женщине, ветерану ВОВ — зачем тебе деньги, в гроб с собой понесешь? — эмоционально выкрикивала Дунцова.

После выступлений пострадавших слово взял сопредседатель регионального штаба ОНФ в Иркутской области Сергей Апанович. По его мнению, проблемы возникли из-за некомпетентности власти и ее незнания, как помогать людям. Он рассказал, что в ходе проверок активисты наткнулись и на недобросовестность некоторых глав.

Сергей Апанович, сопредседатель регионального штаба ОНФ в Иркутской области
Сергей Апанович, сопредседатель регионального штаба ОНФ в Иркутской области

Апанович рассказал, что активисты посетили поселок Соляная. Там на доске объявлений местной администрации предлагали чернозем для огородов по цене четыре тысячи рублей за машину и стояла подпись мэрии. На вопросы членов ОНФ глава ответил, что это коммерсанты решили подзаработать немного денег.

— Естественно у нас вопрос — на ком заработать? Он начал говорить, что не имеет к этому никакого отношения. Я показал листок с подписью. Глава разорвал и выкинул бумагу в урну. Потом правительство опубликовало опровержение. Но хочу предупредить, что у нас есть видеозапись, — рассказал Сергей Апанович.

Он подчеркнул, что все обращения жителей направили в правоохранительные органы, в правительство Иркутской области и администрации районов.

Фото Ильи Татарникова
Виктория Чистякова, IRK.ru

  • Дмитрий Савельев 17 ноября 2019 в 09:31 +1

    Факт в том, что для многоих это наводнение оказалось манной небесной, золотой антилопой, только вот «довольно» все ни как сказать не могут.

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля