Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Что на самом деле мешает строительству завода по розливу воды?

В начале года внимание россиян было приковано к строительству завода по розливу воды в поселке Култук на берегу Байкала. Прокуратура запретила возведение объекта, ссылаясь на особую ценность местных болот. Однако застройщики и эксперты поставили довод ведомства под сомнение. Чтобы разобраться в ситуации, журналист IRK.ru вместе с гидрологом отправились исследовать территорию застройки.

Со старшим научным сотрудником Государственного гидрологического института Владимиром Батуевым мы встретились ранним утром в центре Иркутска. Накануне он прилетел из Санкт-Петербурга по просьбе компании «Байко», которая разрабатывает проект строительства одного из заводов.

К нам присоединился представитель «Байко» Александр Гладков. По его словам, предприятие озаботилось тем, чтобы определить подлинный статус болот и начать открытый диалог с контролирующими ведомствами, чтобы возвести свой объект без ущерба окружающей среде.

— Вокруг болот все на уровне эмоций. В настоящий момент они не имеют юридического статуса. Для нас это препятствие, потому что проект планировки необходимо разработать на земле. Мы находимся в правовом вакууме с точки зрения водоводов, которые должны пройти через участок и уйти в Байкал, — пояснил Гладков.

Старший научный сотрудник Государственного гидрологического института Владимир Батуев
Старший научный сотрудник Государственного гидрологического института Владимир Батуев

По пути в Култук я задала гидрологу несколько вопросов о предстоящей работе. Первый и главный — как ученый определит, является ли территория болотом.

— Необходимо установить статус болота как водного объекта. Проблема в том, что бытовое определение термина «болото» подразумевает все, что на него похоже. Оно может быть как водным объектом, так и заболоченной землей. К этому пониманию следует подходить с точки зрения гидрологии: наука предписывает наличие достаточно мощной торфяной залежи, способной удерживать гравитационную, несвязанную влагу, — ответил Батуев.

Болото считают заболоченной землей в том случае, если грунтовые воды периодически опускаются вниз в подстилающий минеральный грунт, тем самым «осушая» органогенный (содержащий неразложившиеся остатки растительности, составляющие торфообразующую массу — Прим. ред) слой. У болота, как водного объекта, торфяная залежь полностью не осушается, и в ней всегда присутствует уровень свободных вод.

— Получается, если есть влажный торф, значит перед нами болота? — уточнила я.

— Нет, главная характеристика — наличие несвязанной воды. Понятие влажности можно применять к подстилающим минеральным грунтам, которые под болотами нередко относительно сухие. К примеру, стол после дождя на вашей даче быстро высох. Но вы забыли на нем губку для мытья посуды, она долго останется мокрой. В начальный период из нее тонкой струйкой будут уходить гравитационные воды. Чем больших размеров губка-болото, тем на более длинный период там сохранятся уровни болотных вод, но подстилающая поверхность будет относительно сухой, — привел аналогию гидролог.

Спустя два часа мы заехали в Култук и двинулись по главной дороге. Проехали мимо администрации и свернули налево к берегу Байкала. По обеим сторонам от асфальтированной дороги виднелась высокая трава и кустарники. Остановились возле одной из вышек линий электропередач, вышли из машины.

Култук
Култук

— Прокуратура говорит, что на болота прилетают краснокнижные птицы. Поднимите голову, посмотрите на эти электропровода и на тяговую подстанцию чуть дальше. Видите, как все урбанизировано? Здесь бродят собаки, которые пугают птиц, коровы, постоянно горит трава , — заметил Александр Гладков.

К нам подошел Владимир Батуев, который переобулся в резиновые сапоги и вооружился лопатой и небольшим металлическим прутом — болотным щупом. С его помощью, говорит специалист, можно установить глубину залегания минерального слоя и оценить плотность торфяных отложений.

— Ну что, к болотам пойдем? — с готовностью спросил ученый.

Владимир Батуев и Александр Гладков
Владимир Батуев и Александр Гладков

Мы двинулись по полю в сторону Байкала. Сначала идти было легко, лишь немного мешала высокая трава. Но потом все чаще стали попадаться кочки и глубокие ямы. На одном из участков нам встретились птицы (не краснокнижные, как уточнил Батуев), на другом — облепиховое дерево.

Прошли мимо заброшенного фундамента, который остался от прежних арендаторов земли, большой свалки из выцветших пластиковых бутылок. Через несколько метров мы вышли к участку, на котором «Байко» планирует строить корпус завода. Остановились. Владимир Батуев надел перчатки и воткнул щуп в почву.

— Подозрительно трудно заходит. Сюда нужно лопату. Это может быть и осушенное болото, — сказал он.

Владимир записал координаты точки в блокнот и пояснил, что планирует изучить участок на снимках из космоса: на фотографиях будет видна растительность, которая в осенний период отличается большой контрастностью. Выделить болотные гидрофильные ассоциации не составит труда, так как они увядают позже обычной, не болотной растительности.

Недалеко от земельного участка «Байко» стоит недостроенный завод компании «Аквасиб». Китайский инвестор инициировал работы в начале этого года, однако в марте суд признал незаконной положительную государственную экологическую экспертизу проекта и разрешение на возведение объекта. Строительство на территории остановили.

Оставив ученого работать, мы с Александром Гладковым поехали к заводу, чтобы увидеть, что происходит на участке сейчас. Въезд преграждали ворота и несколько собак. Первое, что бросилось в глаза за забором — большой недостроенный каркас здания и длинные трубы водовода около него.

— Сюда могут зайти дети, пораниться. Нужно смонтировать корпус до конца, закрыть контур, чтобы этого не произошло. В Култуке сильные ветра, они могут расшатать и оторвать элементы фасада и кровли. Он держится, только когда закрыт со всех сторон, — говорит Гладков.

Внутри корпусу недостает двух стен, окон и большей части крыши. Земля отсыпана песком, в одном месте уложены напольные блоки, в других местах активно пробивается растительность. Александр говорит, что здание необходимо законсервировать, чтобы оно не ветшало. Потому что демонтировать стройку пока не собираются.

— Рассматриваем альтернативный вариант, как проложить водовод, минуя болота. На берегу Байкала есть причал от нефтебазы. Внутри него трубы. Идея в том, чтобы подвести туда водовод, пробросить его вдоль железной дороги и напитать от него все заводы, — рассказал представитель застройщика, глядя на лежащие черные трубки.

Он признал, что у задумки есть сложности, в том числе юридические — нужно будет определить владельца трубы. По мнению Гладкова, ситуацию может упростить государственно-частное партнерство. Тогда и жителям Култука будет спокойно, что регион держит все под контролем.

Осмотрев площадку, мы вернулись к Владимиру Батуеву. За время нашего отсутствия он успел проверить немалую площадь и уже был готов поделиться первыми выводами.

— Я думаю, что здесь болото, щупа даже не хватает иногда (длина щупа 160 сантиметров — Прим. ред.), — сказал он про одну из точек. — Думаю, оно образовалось где-то в середине Атлантики (период голоцена — Прим. ред.). Торф уплотненный, низинный, растут кочки, органика накапливается. Однако некоторая периферия подсушена, практически без органогенного деятельного слоя и частично уже деградирует.

— Значит болото. А водный объект? — спросил Александр Гладков.

— Дело в том, что само по себе болото не может быть водным объектом. Им может быть болотный массив, то есть территория с определенными границами, которые устанавливаются по нулевой глубине торфяной залежи. Возможно, что на этом болоте может быть несколько болотных массивов. Вон там, ближе к кромке воды, скорее всего, водный объект, но надо определиться с границей Байкала, — ответил гидролог.

Ученый взял в руки лопату и начал копать землю примерно на глубину полметра.

— Здесь в значительной степени присутствует мелкодисперсная «минералка» — песок, глина, — прокомментировал Батуев. — Это пока не торф, это почва. Торфяной залежи в данной точке не обнаружил, но, возможно, она ниже, нужно бурить. Именно здесь пока не болотный массив.

Потеряв интерес к вскопанному участку, ученый предложил переместиться в следующую точку. Там по отработанной схеме он воткнул в землю щуп, который легко ушел вниз и уткнулся в камни. Затем Владимир снова начал копать.

— Это подсушенная торфяная залежь, она плотнее, чем естественное болото. Здесь тоже вкрапления «минералки», — подметил эксперт. — Нет, это аллювиальная (группа почв в поймах рек — Прим.ред.), значит, нормально. Формально генетически это не торфяная залежь.

— В этих местах мы проводили геологические изыскания и определили плодородный слой, — говорит Александр Гладков.

На третьей точке щуп в почву зашел туго и медленно, быстро началась «минералка». Значит, участок похож на предыдущий, сделал вывод специалист.

— Я не считаю это болотом, здесь оно уже трансформировалось в луг. Если и было, то деградирует. Полагаю, до 10 сантиметров депонированного (сохраненного — Прим. Ред.) торфа «съела» замещающая растительность, она потребляет много углерода, — резюмировал Батуев.

Спустя несколько часов работы мы выдвинулись обратно в Иркутск. К этому моменту Владимир нашел один небольшой участок, который подходит под характеристики водного объекта. По словам ученого, участок можно оконтурить, придать ему статус особо охраняемой природной территории.

— Ближе к Байкалу наблюдаются плюсовые уровни болотных вод, то есть вода появляется на дневной поверхности. Вода находится поверх более чем пятидесятисантиметрового слоя торфа. Болотный массив, либо несколько массивов на обследованной территории, несомненно, есть, но охранять их надо комплексно, и не только опираясь на Водный Кодекс, — сделал предварительное заключение эксперт.

Он рассказал, что планирует работать два дня и пройти десятки гектаров Култукского массива. Специалист отметит несколько точек для георадарного профилирования и привяжет их к местности, отберет пробы торфа. После, вместе с коллегами из Государственного гидрологического института, изучит, как менялся гидрологический режим на этой территории, и сделает окончательные выводы. Исследование специалист проводил осенью 2019 года, однако результаты пока не обнародовал.

Фото Ильи Татарникова

  • Nat_al 5 декабря 2019 в 12:26 0

    поставили решение суда под сомнение ? Да уж

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля