Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Как живут семьи, которые стоят на учете в полиции

В неблагополучных семьях детям приходится выживать. Они находятся по несколько дней одни, без еды, в доме без отопления. Нередко это приводит к ужасным последствиям, которые стараются предотвратить инспекторы по делам несовершеннолетних (ПДН). Они регулярно навещают семьи, беседуют с родителями и детьми, помогают им изменить жизнь к лучшему. Журналист IRK.ru приняла участие в рейде по квартирам семей, которые стоят на учете в полиции.

Потерявшаяся девочка

В рейд я отправилась с двумя инспекторами ПДН 1-го отдела полиции Светланой Морозовой и Еленой Гагариной. Нам предстояло проверить условия жизни и воспитания детей в семьях, состоящих на профилактическом учете. Едем по первому адресу.

Семья, которую поставили на учет четыре года назад, живет в районе Затона. Внимание полиции она привлекла, когда в отделение сообщили о маленькой девочке, которая бродит по улицам. Тогда, как вспоминает Светлана, ребенок был легко одет, хотя на улице было уже холодно. Девочка не смогла назвать адрес, но показала, откуда пришла. Полицейские быстро нашли ее дом.

Семья, которую поставили на учет четыре года назад, живет в районе Затона
Семья, которую поставили на учет четыре года назад, живет в районе Затона

В квартире находилась мама девочки и еще один ребенок. Выяснилось, что найденной девочке 5 лет, ее сестре 6. По словам матери, дочка играла во дворе, а потом ушла без спроса, но была уверена, что та вернется сама. В доме — грязно и холодно, холодильник пустой. Позже, во время проверки семьи, выяснилось, что девочки не ходят в детский сад и остаются одни дома, когда мама уезжает к родственникам в Черемховский район за продуктами. «Тогда девочек временно поместили в социально-реабилитационный центр, а семью поставили на учет в полицию, как находящуюся в социально-опасном положении», — поясняет Светлана.

Когда детей вернули матери, женщина начала жить с мужчиной и вскоре забеременела. Во время беременности перенесла тяжелое заболевание. «Сейчас она очень плохо разговаривает, частично парализовало руку. Мы посещаем семью 1-2 раза в месяц, всегда на связи с мамой по телефону — переписываемся с ней», — говорит Светлана.

Девочки, увидев инспекторов, с радостными криками бросились к ним
Девочки, увидев инспекторов, с радостными криками бросились к ним

Подъезжаем. Люди здесь живут в одноэтажных деревянных домах, в каждом подъезде по три квартиры. Здания старые, но территория выглядит ухоженной. Под окнами у многих разбит небольшой огород. На улице сушится белье.

На крыльце нужного дома нас встретили две девочки в белых колготках, кружевных блузках, темно-синей юбке, бантиках в волосах. Увидев инспекторов, они с радостными криками бросились к ним. «Девочки знают, что мы приедем, поэтому принарядились», — с улыбкой говорит Светлана. Заходим в подъезд.

У женщины трое детей. Младшему нет и двух лет
У женщины трое детей. Младшему нет и двух лет

В квартире стоит неприятный запах затхлости, грибка и старых вещей. В небольшой прихожей висит зеркало и уличный умывальник, на табуретке — небольшой таз с грязной водой. Отдельной ванной комнаты в квартире нет. Туалет — на улице. Проходим дальше. Небольшая комната — это и кухня, и гостиная. На плите что-то жарится.

Только я успеваю оглядеться, как появляется женщина с ребенком на руках.

— Вы его из кроватки-то хоть достаете? Мальчику надо больше ходить, — строго говорит Светлана.

Женщина в ответ кивает.

— Он спал, — поспешила ответить старшая девочка, — а так он гуляет с нами. Все хорошо.

Как потом пояснила инспектор, женщина не работает. Деньги в семье зарабатывает ее сожитель, но с воспитанием детей мужчина не помогает. Мальчик большую часть времени проводит в детской кроватке, мало ходит, хотя ему почти два года — должен вовсю уже бегать.

Сегодня, как рассказали девочки, вместе с мамой ходили в школу за пайком. «Дома мама нас одних не оставляет — знает, что нельзя», — серьезно добавляет старшая. Девочки взрослые не по годам и понимают, что если мама за ними не будет смотреть, то их заберут, а они этого не хотят.

У девочек есть отдельная комната, небольшая, с одной кроватью
У девочек есть отдельная комната, небольшая, с одной кроватью

Пока инспектор осматривала мальчика, я прошлась по комнатам. Стоит старая мебель, на стенах ободранные обои. По квартире ходят в уличной обуви, поэтому пол грязный. У девочек есть отдельная комната, небольшая, с одной кроватью. Несколько тетрадей, мягкие игрушки, сумка, школьная форма на вешалке — все их вещи.

— Девочки учатся во втором классе, — говорит Светлана. — Проблем с учебой нет. В школе детей хвалят.

В квартире грязно и давно не делали ремонт. Условия жизни детей по-прежнему оставляют желать лучшего
В квартире грязно и давно не делали ремонт. Условия жизни детей по-прежнему оставляют желать лучшего

Светлана поговорила с девочками, осмотрела комнаты, проверила холодильник — продукты есть. Но условия жизни детей по-прежнему оставляют желать лучшего. До тех пор, пока сотрудники полиции не будут уверены, что дети в безопасности, они будут наблюдать за семьей.

— У мамы понятия чистоты свои, она считает, что живут хорошо, — говорит инспектор, когда мы выходим из квартиры. — Но дети любят свою маму и видно, что им с ней хорошо.

Трудный подросток

Во второй семье живет 15-летняя девочка Лена, которая стоит на учете в полиции за бродяжничество. Воспитанием занимается родная бабушка и ее сожитель. Женщина оформила опекунство на Лену и ее младшую сестру после того, как мать лишили родительских прав.

— К нам обратилась бабушка Лены, когда поняла, что не может ее контролировать. Девочка часто убегала из дома. Могла не появляться дома несколько дней. Даже вылезала через окно. В школу также не ходила, — вспоминает инспектор. — За систематические самовольные уходы из дома ее поместили в социально-реабилитационный центр, где с ней работали психологи и педагоги.

Во второй семье живет 15-летняя девочка, которая стоит на учете в полиции за бродяжничество
Во второй семье живет 15-летняя девочка, которая стоит на учете в полиции за бродяжничество

Как правило, девочка ночует у друзей, рассказывает инспектор ПДН. Например, у Лены есть подруга, которую мама воспитывает одна. Когда женщина работает в ночные смены, та остается у нее.

По словам Светланы, Лена, как и многие подростки, много времени проводит в торговых центрах. Там они знакомятся с детьми, которые живут в разных районах города, и потом убегают из дома, чтобы повидаться. Летом ездят на дачи, собираются большими компаниями и пьют. «Поэтому сейчас мы будет особенно пристально смотреть за ней», — говорит Светлана.

Квартира с печным отоплением небольшая: две раздельные комнаты и кухня. Здесь давно не делали ремонт — обои ободраны, трещины на стенах и потолке. Мы приехали, когда семья обедала. Из коридора хорошо просматривается кухня — она небольшая, но все необходимое есть. Бабушка с мужем тепло встречают инспекторов. Тут же появляются и сестры.

Инспектор подробно расспросила подростка, чем она занимается в течение дня, с кем общается и как учится. Как оказалось, из-за частых прогулов Лена отвыкла от общения со сверстниками в школе, и они стали к ней хуже относиться. Поэтому девочку перевели на домашнее обучение. А еще у Лены есть парень, с которым она то мирится, то ссорится — и это ее заботит больше всего.

Инспектор подробно расспросила подростка, чем она занимается в течение дня, с кем общается и как учится
Инспектор подробно расспросила подростка, чем она занимается в течение дня, с кем общается и как учится

Мы прошли в комнату, в которой стоят две двуспальные кровати, шкаф, стол, компьютер. Просто, но чисто. За компьютером сидят еще двое детей, по виду лет 10. Оказалось, у бабушки есть родственница, которая находится при смерти, а у той трое детей. Старшего забрал отец ребенка. Двух младших, близнецов, он не признает. Сейчас они живут здесь. По словам женщины, после смерти родственницы заберет и этих детей к себе.

— Они и раньше проводили у нас много времени, постоянно прибегали поесть, так как в их семье всегда пустой холодильник. В детдом не отдам, у них есть я, как-нибудь справимся, — вздыхает женщина.

Как правило, уже в машине рассказывает о своей работе Светлана, инспекторы ПДН работают с семьями минимум в течение 6 месяцев. Если ситуация в семье улучшилась, с учета родителей или опекунов снимают, нет — продолжают за ними наблюдать. В худшем случае их могут ограничить в родительских правах или вовсе лишить. Но для этого необходимо решение суда. По словам женщины, это крайние меры, их задача все-таки помочь родителям научиться заботиться о детях.

Бывшая заключенная

Едем по третьему адресу, там живет подопечная Елены Гагариной. Женщину поставили на учет в полицию после освобождения из тюрьмы, где она отбывала срок за особо тяжкое преступление. «Вообще за всеми особо опасными, пусть и отбывшими наказание, преступниками устанавливается административный надзор. Такой порядок», — поясняет Елена. Однако инспекторы ПДН наблюдают за женщиной в связи с рождением детей.

По третьему адресу живет женщина, которую поставили на учет в полицию после освобождения из тюрьмы, где она отбывала срок за особо тяжкое преступление
По третьему адресу живет женщина, которую поставили на учет в полицию после освобождения из тюрьмы, где она отбывала срок за особо тяжкое преступление

Как пояснила инспектор, женщину лишили родительских прав в отношении троих ее детей еще до тюрьмы. А после освобождения она сошлась с мужчиной и родила сначала одного, а потом и второго ребенка. Старшему мальчику сейчас 1,8 года, младшему всего 2 месяца.

Подъезжаем к небольшому частному дому. Калитку спешно открывает женщина и тут же начинает рассказывать о том, что успела сделать за день."Занималась стиркой, собак накормила, только в огород вышла — хотела грядок еще сделать", — говорит она.

У семьи нет дохода. Ей помогает опека и социальный центр помощи
У семьи нет дохода. Ей помогает опека и социальный центр помощи

Женщина совсем не похожа на преступницу и выглядит намного старше своих неполных 40 лет. Сожитель не работает — дохода у семьи нет. Им помогает опека и социальный центр помощи. Как выяснилось, женщина нигде не прописана, а без регистрации не может получить материнский капитал и оформить пособие на детей. Светлана пояснила, что с временной регистрацией таким женщинам помогает кризисный центр помощи женщинам «Оберег», но процесс этот небыстрый.

— Только детские выплатили в 20 тысяч рублей, — жалуется женщина. — Из них 17 тысяч рублей я отдала за жилье — у нас долг накопился за несколько месяцев. А так платим по три тысячи в месяц за дом. На жизнь осталось три тысячи.

Территория вокруг дома выглядит грязной и неухоженной. Во дворе две собаки, бегает кошка. На улице и в небольшом тамбуре висят постиранные детские вещи. Инспекторы проходят в комнату, где находятся дети. А я заглядываю на кухню, где стоит старенькая плита, холодильник и стол. Обои, как и во всех комнатах, ободранные, окна и подоконники грязные. Сложилось впечатление, что в доме не убирались несколько месяцев.

После освобождения женщина родила сначала одного, а потом и второго ребенка. Старшему сейчас 1,8 года, младшему всего 2 месяца
После освобождения женщина родила сначала одного, а потом и второго ребенка. Старшему сейчас 1,8 года, младшему всего 2 месяца

В комнате двое детей: двухмесячный мальчик лежит в коляске, старший, которому два года, стоит в кроватке и с любопытством смотрит на нас. На полу валяются мягкие игрушки и стоит горшок. Детские вещи кучей лежат в другой комнате. Инспекторы осмотрели детей. Повреждений нет, выглядят мальчики здоровыми, а это самое главное.

— Они не всегда находятся одни в комнате, это я в огород вышла только. А так дети сытые, питание я вчера получила, шесть пачек, — пояснила женщина и спешит показать их инспектору.

Обои, как и во всех комнатах, ободранные, окна и подоконники грязные. Сложилось впечатление, что в доме не убирались несколько месяцев
Обои, как и во всех комнатах, ободранные, окна и подоконники грязные. Сложилось впечатление, что в доме не убирались несколько месяцев

По дороге в отдел полиции Елена рассказала еще об одной из своих подопечных — 17-летней девушке, которая стоит на учете в полиции уже несколько лет за бродяжничество. А два месяца назад она родила ребенка.

— Девочку воспитывает мама. Между ними очень сложные отношения, в семье постоянные конфликты, они друг друга не слышат, — рассказывает Елена. — А с рождением ребенка их отношения еще больше ухудшились.

После рождения сына девушка оставляла ребенка с бабушкой и не появлялась дома по несколько дней. Женщина работает и не может сидеть с внуком. Бывало, молодая мама брала малыша с собой и оставляла у знакомых. Елена говорит, что много раз разговаривала с ней и предупреждала, что заберут ребенка, если она будет продолжать так себя вести, но все бесполезно.

—В очередной раз, когда та оставила ребенка с бабушкой и ушла из дома, нам пришлось забрать его — сейчас мальчик находится в медучреждении. Молодая мама обещает забрать ребенка, но только через месяц, сейчас не хочет. Но вероятность, что она одумается, к сожалению, небольшая, — говорит Елена.

Инспекторы ПДН навещают такие семьи один раз в месяц. Если они видят, что ситуация не улучшается, в доме грязно, а дети голодные или остаются одни, то принимают меры. Но, как пояснили сотрудницы полиции, ребятишек забирают из семей в крайнем случае. Например, если оба родителя пьяные или в доме с ними находятся также пьяные друзья. В остальных случаях они стараются помогать семье. «Все-таки в большинстве случаев детям лучше жить с мамой, а не в детском доме», — говорит Светлана.

Анастасия Маркова, IRK.ru
Фото автора

  • Helga 2 июня 2020 в 09:40 0

    Мой первый комментарий!

    Подскажите по первому случаю это в Новосибирске? Где две девочки школьницы живут в Затоне …

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля