Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Дела важнее прописки. Эксперты о спекуляциях на теме «местных» и «приезжих» кандидатов

Важнейшие вопросы, которые должны звучать губернаторской избирательной кампании — это темы будущего Иркутской области. Каким регион видят кандидаты и соответствует ли повестка чаяниям населения? Сейчас усилиями политтехнологов градус дискуссии склоняется к обсуждению других вопросов – каким должен быть будущий губернатор — «свой или чужой»?

Учитывая, что вопрос — откуда родом губернатор — в Иркутской области имеет богатую предысторию, можно ожидать любого поворота в общественном мнении.

— По моим многолетним наблюдениям, дискуссия «местный или приезжий» в ходе политической кампании используется для ухода обсуждения, что представляют из себя эти люди и каков их личный потенциал. Достаточно понаблюдать за собой: когда мы говорим «варяг» или «местный», мы скатываемся в обсуждение дилеммы, не касаясь ключевого: что необходимо делать в регионе для его развития, — отмечает кандидат исторических наук, доцент кафедры мировой истории международных отношений Сергей Шмидт.

Политический обозреватель Галина Солонина говорит, что в этой теме присутствует элемент спекуляции. Политтехнологи, эксплуатирующие тему «губернаторов-варягов», забывают дать критерии, по которым одного можно отнести к категории местных, а другого – приезжих.

— Если критерием выступает место рождения, то из всех девяти губернаторов Иркутской области (включая двух врио) местными были всего двое – Борис Говорин (место рождения – Иркутск) и Сергей Ерощенко (Черемхово), — отмечает Солонина. – Юрий Ножиков, пользующийся особой любовью иркутян, — уроженец Ленинграда, точно так же, как и Дмитрий Мезенцев. При этом обществу навязывается мнение о том, что Ножиков был местным, а Мезенцев – варягом, без учета фактора рождения. Сергей Левченко – тоже не местный, он родился и учился в Новосибирске.

Политический консультант Илья Щеголихин считает, что тема варяга сильно перегрета:

— Ей пытаются придать электоральную значимость, но не уверен, что при текущей повестке это имеет какое-то серьёзное значение для людей. Очень неоднозначная история. Почему ее активно пытаются раскачивать? Потому что «качать» особо нечего. А кампанию на чем-то все равно нужно вести. Можно, конечно, поднимать ещё тему «плохих властей», но ведь и года не прошло с момента скандальной отставки предыдущего губернатора. Тут тоже особо не разгуляешься: как говорится, рассказывая о плохой работе властей, главное — не выйти на самих себя.

По мнению экспертов, вопросы социально-экономического развития Иркутской области так называемая «оппозиция» обсуждать не может, так как на протяжении прошедших пяти лет имела все возможности не только для дискуссии, но и для реализации собственной программы. Однако свой шанс она полностью проигнорировала. Губернатор-коммунист Сергей Левченко с соратниками даже не разработал стратегию социально-экономического развития региона, что стало притчей во языцех.

Негативная повестка – лесные пожары, ситуация в пострадавших от паводка территориях – также не может использоваться оппонентами нынешнего врио губернатора Иркутской области, поскольку ее не замечали ни год назад, когда гибли люди во время наводнения, ни два-три года назад, когда сгорали деревни. В этом фоне тема «варягов» чуть ли не единственная, дающая видимость преимущества.

Игорь Кобзев, врио губернатора Иркутской области с декабря 2019 года
Игорь Кобзев, врио губернатора Иркутской области с декабря 2019 года

— Для жителей Иркутской области на самом деле важно не то, варяг ты или не варяг, а мудак ты или не мудак, — продолжает Илья Щеголихин. — Способен ты решать задачи в интересах всех жителей или будешь заниматься только удовлетворением интересов своего клана. Важно не что ты говоришь, а что делаешь. А с учетом того, что делалось предыдущими губернаторами-неварягами на территории Иркутской области, говорить об их каком-то сверхпатриотизме, любви к малой родине достаточно сложно. И, соответственно, получается странная картинка: варяги почему-то оказываются гораздо большими патриотами Иркутской области, чем местные. Спросите у людей, каждый второй скажет то же самое. Что хотели местные элиты по отношению к Иркутской области – в общем и целом понятно. Если здесь все такие патриоты и так заботятся о людях, о процветании родного региона, то давайте посмотрим вокруг: это – процветание? Нет, по факту их отношение к региону больше похоже на поведение у кормушки. Но если местные относятся к родному краю как к колонии, то чем они отличаются от варягов, на которых так дружно накинулись?

Эксперты полагают, что даже абстрактное обсуждение вопроса о местных и неместных губернаторах не дает аргументов в пользу тех или других.

— Начну с констатации юридического факта, что все граждане России – это просто граждане России, а не своих регионов, — объясняет Сергей Шмидт. — И поэтому никаких юридических, логических и даже фактических препятствий для того, чтобы граждане, рожденные в одной области, прожившие в ней большую часть жизни, становились руководителями других регионов, не существует.

Эксперт полагает, что аргументом за местных кандидатов является глубина знания местности.

— Разумеется, человек, который долго живет в регионе, тем более, пребывает в рядах так называемой региональной элиты, разбирается в местной жизни лучше, — считает Сергей Шмидт. – Не буду говорить, что на порядок лучше, поскольку это далеко не всегда так. Тем не менее, основные опасности или минусы, связанные с правлением приезжего, возникают, когда человека ставят руководить регионом, и у него нет необходимости проходить в этом регионе избирательную кампанию. Если же перед так называемым «варягом» есть бремя, пусть даже не мгновенной, а отсроченной необходимости прохождения избирательной кампании, это преимущество нивелируется. Всегда надо помнить, что региональная избирательная кампания – это не только инструмент завоевывания симпатий электората, но и знакомства с делами области, с персонами, гражданами, их потребностями и чаяниями. То есть можно уверенно говорить, что человек приезжий, прошедший через избирательную кампанию, на выходе, каким бы результатом это не закончилось, будет знать и разбираться в регионе лучше, чем абсолютное большинство проживающих здесь граждан.

Сергей Левченко, губернатор Иркутской области с 2015 по 2019 год
Сергей Левченко, губернатор Иркутской области с 2015 по 2019 год

Между тем, по его мнению, у неместного губернатора есть огромное преимущество, связанное с его равноудаленностью от региональных групп интересов.

— Следует помнить о главном преимуществе, которым обладает приезжий перед любым, даже самым незаурядным представителем региональной элиты: для него регион не делится на своих и чужих, — отмечает Сергей Шмидт. – Мы вынуждены признать, что сохранять это преимущество вечно невозможно, но это ключевой козырь. Не делит на своих и чужих – значит, он может, и для него это совершенно естественно, занимать позицию арбитра, независимой стороны, отвечающей за согласование интересов разных групп и кланов. И по сути именно в такого рода губернаторах нуждаются регионы, вроде Иркутской области, где внутри элиты присутствует раздрай из-за завышенного градуса вражды и в своих войнах элиты позволяют себе больше, чем должны бы в контексте достаточно бедной и скудной жизни простого народа.

По мнению Галины Солониной, Иркутская область несет большие потери из-за внутриэлитных войн, конец которым может положить только нейтральный политик, имеющий серьезную поддержку на федеральном уровне.

Сергей Ерощенко, губернатор Иркутской области с 2012 по 2015 год
Сергей Ерощенко, губернатор Иркутской области с 2012 по 2015 год

— К сожалению, последние два губернатора – Сергей Ерощенко и Сергей Левченко – не смогли преодолеть внутриэлитный конфликт. Со времен отставки Дмитрия Мезенцева он только обострился: если при Ерощенко раскол наблюдался только в экономической сфере, то при Левченко он охватил все стороны жизни, вплоть до того, что на «свои» и «вражеские» были поделены все муниципальные образования, и что сказывалось на распределении денег из областного бюджета, — отмечает Солонина.

Сергей Шмидт напомнил, что в 2015 году отсутствие внутренней независимости и равноудаленности ставилось в вину губернатору Ерощенко. Но не прошло и полутора-двух лет с момента победы на выборах Левченко, как в отношении него зазвучала та же тема. И это стало одной из многих причин его сноса с поста губернатора.

— Как историк, хочу напомнить, откуда берет свое начало происхождение метафоры насчет «варяга». Она восходит к девятому веку – приглашение норманнских, скандинавских князей (варягов) славянскими не для того, чтобы они превращались в деспотов и собирали непомерные налоги с местного населения, а для достижения паритета внутри сообщества. Основная идея была, что всякое общество нуждается в независимом арбитраже, независимом суде. И славяне прекрасно понимали, что любой собственный правитель обременен родственниками, собственным кланом, родоплеменными обязательствами, и судить справедливо (а всегда есть потребность в справедливости) такому человеку тяжело. Поэтому и был выбор в приглашении викингов, норманнов, варягов. И подобный опыт сдерживания межклановых распрей имеют многие народы, — отмечает Сергей Шмидт.

Ирина Михайлова, IRK.ru

  • Пётр 21 июля 2020 в 15:48 0

    Эксперты ? есть диплом? аккредитация?

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля