Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Никакой протестности не существует». Эксперты о выборах губернатора Иркутской области

С 11 по 13 сентября в Иркутской области прошли досрочные выборы губернатора. С результатом 60,07% победу, предварительно, одержал самовыдвиженец Игорь Кобзев, на втором месте (25,59%) — Михаил Щапов из КПРФ. IRK.ru спросил у экспертов, как они оценивают прошедшее голосование и в чем отличие от кампании 2015 года.

Константин Калачев, политолог (г. Москва):

— Я был в числе тех, кто говорил, что есть шанс на второй тур, но им надо суметь воспользоваться. Щапову и коммунистам не удалось. Для жителей Иркутской области противопоставление своего и варяга не оказалось достаточно убедительным. И последняя неделя, на самом деле, была за Кобзевым, который самолично ловил черных лесорубов, поднимал планку обязательств и давал людям обещания, которые предстоит выполнять.

Позицию Щапова я прекрасно понимаю, потому что как человек системы, он вел себя осторожно. Его кампании не хватало драйва и куража, но только потому, что он не хотел повторять историю Фургала наверняка. Еще сказалось то, что параллельно действовало два штаба: штаб Левченко (штаб коммунистов от Левченко) и штаб Щапова, которые не всегда действовали в унисон. И, может быть, антирейтинг Левченко даже потянул вниз Щапова.

С моей точки зрения, что помогло Кобзеву, — трехдневное голосование. Еще важно то, что значительная часть протестных избирателей осталась дома, потому что не видела мотивов голосовать против Кобзева, он же ничего плохого еще не сделал. В отличие от кампании Левченко-Ерощенко. Ерощенко был действующим губернатором, и к нему накопились претензии, то есть были заслуги, были претензии. Кобзев пока является кандидатом надежд, кандидатом обещаний. Отношение к нему будет формироваться в ближайший год-два.

В Иркутской области ни один губернатор дольше одного срока не держится, так вот, вопрос не в том, чтобы победить на выборах, вопрос в том, чтобы удержаться больше одного срока. И это будет не очень просто. А Щапову, наверное, не стоит расстраиваться, потому что у него прекрасный задел для выборов следующих в Государственную Думу.

Сергей Шмидт, политолог, публицист:

— Я знаю, что напряжение в обоих штабах сохранялось до позднего вечера, до первых протоколов. Уверенности в том, что все решится в первом туре, не было ни у кого. Экзитполы, действительно, говорили, что Кобзев побеждает, но было много «отказников» — тех, кто отказывался говорить, за кого они проголосовали. Считается, если люди не говорят на экзитполах, значит, отдали голос за оппозицию. Но, оказалось, что значительное количество из них проголосовали все же за Кобзева.

У нас прошли нормальные конкурентные выборы. Когда я увидел один из протоколов, там было двукратное преимущество врио. Только по этому можно было сказать, что второго тура не будет.

Трехдневное голосование не изменило феномен иркутской низкой явки. Еще одну важную вещь скажу — это был своего род эксперимент. После 2015 года осталась некая недоговоренность среди политологов: это было протестное народное голосование или конфликт элит? Вынужден признать факт, который неприятен для нашей либеральной интеллигенции: никакой протестности, судя по всему, не существует. Казалось, были самые неблагополучные условия для Кобзева — он варяг, а в регионе — абсолютно провальная экономическая ситуация из-за пандемии. Но врио одержал триумфальную победу и вынес соперника с феерическим счетом. Так что для любителей мифа об иркутской протестности у меня плохие новости. Скорее всего, протестность — это то, что разжигается влиятельными бизнес-персонажами, а не нечто, присущее сибирякам.

Не знаю, каким Кобзев будет губернатором, но победу он заслужил. Врио, действительно, впахивал, напрягал чиновников — их впервые заставили работать.

Мне кажется, что кандидаты Геннадий Щадов и Лариса Егорова выполнили задачи, которые ставили. Я не сомневаюсь, что в будущем они попробуют себя на выборах в Госдуму по одномандатным округам.

Галина Солонина, политобозреватель:

— Трехдневное голосование показало свои плюсы и минусы. Минусы — организационного плана: членам УИК было сложнее работать, были накладки с ящиками для голосования, где-то сначала воспользовались переносными, затем перекладывали бюллетени в стационарные. Это вызывало недоверие у наблюдателей.

Если говорить о соблюдении противоэпидемиологического режима, то трехдневное голосование полностью себя оправдало: на участках не было скопления людей, очередей, толчеи. На явке это особо не отразилось. Она почти такая же, какой была на губернаторских выборах в 2015 году. Политтехнологи оказались не готовы к форе, которую им давали растянутые сроки голосования: несмотря на то, что штабы двух основных соперников – врио губернатора Игоря Кобзева и коммуниста Михаила Щапова – проводили экзитполы, качественной мобилизации собственных сторонников и деморализации электората оппонента достичь не удалось. Можно констатировать, что на волеизъявление избирателей в дни голосования никакого влияния оказано не было.

Выборы губернатора Иркутской области вызывали большой интерес у зарубежных и российских экспертов. Это связано с тем, что в 2015 году именно Иркутская область показала тренд в сторону оппозиции. Можно сказать, регион находится в авангарде политических тенденций. И теперь он показал, насколько сильно маятник качнулся в другую сторону: в 2020 году коммунисты проиграли не только Иркутскую область, но и все муниципалитеты, где в это же время проходили выборы мэров. Напротив, «Единая Россия» продемонстрировала тенденцию к восстановлению своих позиций: из 12 избиравшихся мэров восемь – официальные кандидаты «ЕР», еще четверо – самовыдвиженцы. Ни одного коммуниста, ни одного либерал-демократа. Более того, члены КПРФ и ЛДПР – действующие мэры – уступили свои муниципалитеты единороссам и беспартийным (мэр Братского района – коммунист Алексей Баловнев сдал район единороссу Александру Дубровину, мэр Усть-Кутского района – член ЛДПР Тамара Климина – самовыдвиженцу Сергею Анисимову, креатуре врио губернатора Игоря Кобзева).

Победа Игоря Кобзева на губернаторских выборах означает возвращение Иркутской области в федеральную повестку теперь уже не скандалами и катастрофами, а позитивными событиями – участием в государственных программах развития, реализацией крупных проектов; перезагрузкой межэлитных взаимоотношений в регионе, установлением нового правила – «сотрудничество вместо вражды».

Однако в этих условиях важно сохранить систему сдержек и противовесов, не отдавая все на откуп новому губернатору и его команде. Их работа должна находиться под пристальным вниманием Заксобрания и всех политических партий, имеющих в области активную позицию.

Алексей Петров, историк, политолог:

— Трехдневное голосование в Иркутской области не очень оправдалось. Эти 30%, которые ходят на выборы, они и пришли. Новый избиратель не пришел. С другой стороны, не будь голосования в пятницу и субботу, поскольку в воскресенье была ужасная погода, то мы бы не добрали избирателя. На низкую явку, думаю, повлияло еще то, что кампания была слабее, чем пять лет назад, менее интересной. Кобзев много ездил, и сложилось впечатление, что он как бы уже избран. Поэтому люди отнеслись спокойно: изберут, значит, на выборы идти не надо. 60% — это значительная победа, это выбор жителей.

Нарушений, которые бы повлияли на результаты губернаторских выборов, не было. А вот на муниципальных их было много. Из-за них картина региональных выборов оказалась подпорчена.

Откровенно слабая кампания у Ларисы Егоровой, которая как женщина могла просто хорошо выступить. Если бы она яркие месседжи направила, то набрала бы больше. Пустая кампания у ЛДПР.

Есть большой пласт избирателя, который давно не ходит на выборы, потому что не доверяет институту власти и сам решает свои проблемы. Не могу сказать, что мы стали лояльны к власти. Потому что лояльность выражается там, где губернатор получает 80% при 50-60% избирателей. Это есть в Татарстане, Кемеровской области. Кобзев набрал меньше всего процентов из победителей. Соответственно, сейчас избиратель, который не пришел на голосование, пусть не бухтит, не шумит в социальных сетях, поскольку это был его осознанный выбор — не ходить на голосование.

По кампании Щапова — думаю, ему просто не хватило времени. КПРФ долго копалось и определялось: Левченко не Левченко. Их тягучесть их и погубила.

Виктор Круглов, руководитель штаба общественной поддержки Игоря Кобзева, директор ООО «Саянскхимпласт»:

— За Игоря Ивановича проголосовало 60,4% избирателей – очень хороший результат. Это уверенная победа. Показательно, что во время предвыборной кампании нам звонили обычные люди с просьбой зачислить их в ряды штаба — это те, кто хочет, чтобы в области был порядок, неравнодушные люди.

В выборах приняло участие 32% жителей региона. Низкая явка связана с большим процентом протестности и неверия, что характерно для Иркутской области, которая десятилетиями была на обочине изменений, которые шли в стране. Мы долгое время были оторваны от федеральных денег. Вокруг все развивалось, а у нас область была погружена в политические дрязги. В итоге на избирательные участки пришли люди, которые хотят перемен.

Владимир Шпрах, заместитель руководителя штаба общественной поддержки Игоря Кобзева, председатель Общественной палаты Иркутской области:

— Игорь Кобзев – руководитель государственного уровня, такой Иркутской области и нужен. За девять месяцев работы он сделал многое во всех направлениях. Строятся новые больницы и открываются ФАПы. С лесными пожарами удалось справиться в кратчайшие сроки. Показательны результаты его работы в Тулуне и Нижнеудинске. Игорь Иванович смог решить вопросы, которые раньше преподносились, как нерешаемые. Например, проблема вырубки леса. На сегодняшний день есть подписанное соглашение с РЖД, которое предполагает восстановление лесного фонда и соблюдение экологических норм при выполнении работ по модернизации БАМа и Транссиба.

30 июля нынешнего года президент Владимир Путин с членами правительства РФ провели встречу с Игорем Кобзевым, посвященную проблемам Иркутской области – такого еще не было. Обсуждались острые проблемы и тут же началось их решение. Например, ситуация с «Усольехимпромом» сдвинулась с мертвой точки — через несколько дней после совещания приехали специалисты для ликвидации химических отходов. То же касается и Байкальска. В решении этих вопросов очень важна федеральная поддержка, и она у нас теперь есть!

Что касается явки. К сожалению, в Приангарье низкая избирательная активность населения. Конечно, повлияла и плохая погода, но это не главное. В России есть регионы, в которых, несмотря на непогоду, голосует около 80-90% населения. Этот «иркутский синдром» требует специального изучения.

  • Владимир Вышетравский 18 сентября 2020 в 09:02 +1

    ИМХО,Щадов-спойлер для отжима голосов у Щапова.Неужели настолько боялись марионетку «народного»?И еще.уже от Марка Твена:"если бы от выборов что-то зависело,нас бы к ним не допустили."Или не так?

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля