Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«За свое здоровье ты борешься сам». Редактор, заболевшая коронавирусом, о ситуации в здравоохранении

Редактор IRK.ru заболела коронавирусом. Наталья находится на самоизоляции с конца сентября. За это время заболевание подтвердилось у неё и у сына. История не закончена, но мы публикуем первые впечатления об организации системы здравоохранения региона в личном рассказе сотрудника.

В нашей семье из двух человек коронавирусом заболели двое. Я и мой сын, ученик 6 класса школы поселка Молодежный. Как живем последние три недели – подробно и с эмоциями. Без них не получится.

17 сентября в родительском чате классный руководитель сообщила, что у двух детей подтвердился положительный тест на COVID. С 18 сентября 26 школьников ушли на самоизоляцию, а я – на удаленную работу. На вопрос учителю, на сколько карантин, будут ли брать мазок у детей, был ответ – про мазок не знаем, удаленка на неделю, дальше – как скажет директор.

Про удаленку. Если весной были попытки выйти в Zoom, то теперь урок – это переписка в Discord. Ходили на уроки нечасто. И учителя, и ученики. Зато через 10 лет в России будут закрыты все вакансии по рабочим специальностям. Про учебу все. Делали как могли, старалась слать домашние задания, не перепутав электронные адреса — какому учителю, какое письмо отправить.

Про анализ у школьников. Через неделю карантина повторно спросили в чате, что с мазком на коронавирус? Оказывается, у Роспотребнадзора все под контролем. Все поликлиники, к которым прикреплены дети, осведомлены, ждите бригаду. Ждем. Проходит еще пара дней. Уточняем в школе, где бригада? Оказывается, Роспотребнадзор уже повторно сообщил в поликлиники Иркутска и пригорода, что 26 детей со школы Молодежного были в контакте с заболевшими одноклассниками. Ждите врачей. Ждем.

Решила помочь Роспотребнадзору с обзвоном и взяла на себя поликлинику поселка. Не скоро, но дозвонилась. Очень удивились, сказали, что слышат впервые. Отправим в понедельник бригаду, ждите. Ждать – уже наша любимая забава. Приезжают, берут мазок у сына. Говорю, что чувствую себя плохо, можно и мне? Не положено. Звоните, вызывайте терапевта. Попросила взять у остальных детей из класса. Сказали, что возьмут. На это ушли вторник и среда.

Про анализ у родителей. Во вторник приехала из поликлиники уставшая фельдшер. Очень много вызовов, поделили с врачом. Осмотрела меня – на ОРВИ не похоже. Вам, наверное, нужен больничный. Бригада сможет только в четверг, ждите. Мне уже без «ждите» не по себе. Приехали те же девочки. Говорят, хорошо, что вы в поликлинику позвонили. Мы после вас поехали и у всего класса взяли. И правда, хорошо-то как. Куда звонил дважды Роспотребнадзор – пока не выяснила.

Про результаты. Анализ сына был готов через неделю. В выходные пришлось вызывать себе скорую. Врачи очень удивились долгому сроку тестирования, обычно день-два. Рассказали, что очень много заболевших, но госпитализируют самых тяжелых – мест нет. Если вы живы или почти – остаетесь дома.

В понедельник, 5 октября, с 08:00 пыталась дозвониться в поликлинику. В 12:00 удалось. Можно узнать результат, спрашиваю в регистратуре. Результаты по телефону не говорим, приходите за справкой.

— А если у меня коронавирус?

— Пусть приходит сын.

— А если у сына коронавирус?

— Ладно, скажем.

Жду.

— Я вам это не могу сказать. Вам перезвонят.

Жду еще час – самый лучший час среди часов ожиданий за последние две недели. Перезванивают из поликлиники – у ребенка положительный тест.

— Может, и мне результат скажете?

— И у вас положительный.

— Больничный нужен? Вы бы «Арбидол» купили. Вам доктор перезвонит. Пошел второй день, жду.

Про симптомы. Об этом уже много написали и сказали. Симптоматика у коронавируса – не соскучишься, у каждого индивидуально. Но вдруг кому-то пригодится и мой опыт.

Отек слизистой без насморка. Боль в глазах и лбу, похожая на фронтит. Снимок показал идеальные пазухи. Жуткая боль в затылке. Ни насморка, ни кашля, ни одышки, ни температуры. С первого дня полная потеря запахов и вкуса еды. Не как при ОРВИ, заложенном носе или гриппе. Нос дышит как в обычной, здоровой жизни, но не чувствуешь ничего.

Прочитала, что корейцы нюхают уксус, чтобы определить COVID. Повторила. Не чувствую. Также с натиранием лука, поеданием чили, чеснока, кофе с кардамоном. Когда ешь – то же самое. Сахар, сухари, ароматные огурцы, шоколад, горчица – никаких ощущений. Лоб и лицо как после наркоза. Сильная слабость.

Последний абзац — в ожидании скорой. Мне крупно повезло —приехал педиатр посмотреть сына, и мне измерили сатурацию, которая оказалась так себе. На КТ, которое я прошла в частной клинике — 30% поражения легких. При этом мне неделю назад  сказали пить «Арбидол», и нет повода для КТ, антибиотиков и беспокойства. И знаете, наши врачи не виноваты. Сегодня приехала и терапевт. Я не уверена, что она спала последнюю неделю. У человека отчаяние и слезы на глазах. Одна на весь Байкальский тракт. Из доплат к её невыносимой сейчас работе — копейки, не те суммы, что говорят.

Мы ведь можем давать датчики для измерения сатурации людям.  Мы можем отправить волонтёров или студентов-медиков измерять кислород тем, кто болен, консультировать на горячей линии по часто задаваемым вопросам, чтобы разгрузить медиков. Скорая помощь едет по 16 часов, и это тоже вопрос не к работникам станции. Бригады на разрыв. Почему нельзя сделать маршрутизацию для скорых, чтобы они не выполняли функцию такси, для плановой госпитализации? Когда в мой первый звонок услышали, что Байкальский тракт, сказали : «Вы будете долго ждать». Ладно, мне не 80 лет, у меня есть забава — инстаграм, дождусь. А, если 80 лет и больное сердце?

Дети, у которых только мама (бабушка, папа). Болеют семьями. Если госпитализируют взрослого — ребенок остается. А у него COVID. Нужна поддержка, еда… Это ведь страшно.

Работники поликлиник. Им тоже нужна помощь. Больные не должны ходить за справками о диагнозе. Пусть звонят волонтёры и говорят о результате.

Теперь обращаюсь ко всем. В стране пандемия, а вместе с ней — коллапс. Миссия провалена, мы не справились с потоком больных, оперативной помощью, коечным фондом.

Позаботьтесь о себе. Купите пульсоксиметр, пока здоровы. Ozon, Wildberries  доставят в Иркутск за 3 дня и за 900—1000 рублей. Их нет в городе — в продаже и на складе.

Витамин Д, С, гриппферон, магний В6 — пусть уже сегодня будут в вашей аптечке (холодильнике).

Есть протокол Минздрава по лечению COVID-19, им пользуются все. Пусть и он будет у вас. Да, антибиотики и схему должен назначать врач, но он не появится при первых ваших  подозрениях на коронавирус. А вы сможете себе помочь. И лишний раз не разрывать врачей скорой помощи и измученных терапевтов. Которые сейчас в очень тяжёлом положении. Наравне с больными.

Не болейте, берегите себя.

Протокол носит информационный характер и не является прямым указанием к лечению. За консультацией по лечению обращайтесь к врачу.

Вопросы, на которые еще предстоит найти ответы.

Почему нельзя отправить бригаду ученикам без многократных звонков родителей?

Почему не спрашивают контакты?

Почему после готовых тестов работник регистратуры не может позвонить людям и сказать, болен ли их ребенок?

Почему назначают «Арбидол», не спросив о самочувствии?

Почему «Арбидол»?

Почему утром нужно искать у переболевших друзей протокол лечения, а вечером отправлять его другим друзьям, которые не знают, что делать, а у них заболели в семье?

Почему в поликлинике узнают лишь через неделю от родителей о зараженных школьниках?

Почему подруга — работник минздрава Санкт-Петербурга в Ватсап назначает анализ крови – СРБ, гемостаз, соэ и биохимию, а не лечащий врач?

Почему в Иркутске нигде не сделать КТ легких, если ты пока не задыхаешься и не лежишь под ИВЛ, а только ночью, в единственной частной клинике и за четыре тысячи рублей?

Почему официальная статистика по ежедневному приросту ниже, чем весной, хотя сейчас коронавирусом болеют в каждой семье и несколько человек?

Почему в Москве больным выдают датчики для измерения сатурации, а в Иркутске инфицированному предлагают пойти за результатом в поликлинику или отправить больного ребенка?

Сколько в городе зараженных, которые все-таки пошли в больницы за справкой, за лекарствами и продуктами?

Почему у нас так?

Наталья Кириченко, специально для IRK.ru

  • Elco 17 октября 2020 в 13:49 0

    Померили сатурацию и какая конкретно он у вас была? Термин «не очень» как то слабо информативен. Говорят должна быть не менее 93-94.

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля