Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Хотели хоронить в цинковых гробах, но цинка на всех может не хватить»

Главный патологоанатом Иркутской областной клинической больницы, кандидат медицинских наук Людмила Гришина рассказала журналисту IRK.ru, как врачи распознают умерших от COVID-19 и как болезнь разрушает организм.

Горе есть горе. Я вскрывала очень много, у меня стаж 50 лет. Это тяжело, особенно когда молодежь… Была женщина с COVID-19. 28 лет. Отдыхала в Крыму, приехала и через десять дней была у нас. Особенно тяжело, когда дети остаются. Вы не думайте, что нам все равно. Мы такие же люди. Не циники.

Как COVID-19 поражает организм

Как правило, сначала болезнь поражает легкие, и из-за недостатка кислорода начинают страдать другие органы. Если легкие практически не работают, не обогащаются кислородом, что происходит с остальными органами? Правильно, гипоксия, кислородное голодание. Тяжелейшая ситуация.

Не получает достаточно крови миокард, головной мозг, печень, почки, все, а потом еще при этом ломается система гемостаза. То есть состав крови меняется при ковиде, начинает работать система свертывания, мы видим тромбовые эмболии, тромбозы.

При вскрытии обращаем внимание на легкие. Взвешиваем. Нормальная их масса — это где-то 350-400 граммов. Левое чуть меньше, правое чуть больше. Они пушистые обычно, уплотнений нет.

При ковиде обращают на себя внимание большие легкие. Трахея тоже «пылающая», красная. Есть эрозии. И легкие блестят, а их масса может быть больше килограмма каждое. Начинаем резать — они плотные, как резина, заполнены экссудатом. Но такое, кстати, бывает не только при ковиде.

При 100-процентном поражении легких человека уже не вылечишь.

Идем дальше. Легочная артерия должна быть свободна. Если она заполнена тромботическими массами, значит, блокируется поток крови к легким. Дальше можем резать — и видим, что из сосудов артерии как будто «червячки» выскакивают. Это тоже эмболия, но периферическая.

Дальше смотрим все органы и проводим микроскопическое исследование. При ковиде эпителий начинает трансформироваться в гигантские клетки. Он слущивается. Здесь уже ковид в чистом виде. Можно не сомневаться.

Фото Евгения Козырева
Фото Евгения Козырева

Даже если у человека при жизни был положительный результат на COVID, мы обязательно трупный материал забираем: трахею (кусочек маленький), легкое, селезенку отправляем в вирусологическую лабораторию. Они уже подтверждают. И тогда человек поступает в статистику, как умерший от COVID-19.

Последствия COVID-19

От ковида лечат. Но могут быть остаточные явления. В чем они заключаются? Вся масса не рассасывается, и образуется так называемая соединительная ткань. Она может занимать сегмент, может занимать долю легкого. Но в будущем это фиброз — плотные, безвоздушные легкие.

При ковиде очень опасны сахарный диабет, ожирение, сердечно-сосудистые заболевания, легочная патология. Например, заболевшему 80 лет и у него сахарный диабет, он перенес инсульт, а, может быть, и не один, инфаркты.

А если нет инфарктов, а человеку уже за 80 — там уже мелкоочаговый кардиосклероз: это сердце уже (миокард) не в состоянии полностью отработать, полностью сокращаться, тогда оно становится не конусовидным, а шаровидным. Сердечная недостаточность сопровождается повреждением органов — печень, почки и так далее. И на это наслаивается ковид.

Фото Евгения Козырева
Фото Евгения Козырева

Но от ковида пациент избавился — нет ни вирусной пневмонии, нет бактериальной пневмонии, а выйти он уже не может: сердечко подвело, почки подвели, головка подвела — вот и все. Тогда мы ставим заболевание постинфарктный кардиосклероз с поражениями, хроническое венозное полнокровие, отек легких, застой в почках и так далее.

О работе врача и особенностях похорон

Заразиться от трупа вероятность есть, но ведь он не кашляет и не чихает. Мы работаем с трупом в противочумном костюме, при полной защите: три пары перчаток, респиратор.

— Вы полностью обеспечены сейчас защитными костюмами?

Конечно! Не будет костюмов — мы не будем работать.

Труп сейчас не одеваем. Домой забирать нельзя. По-хорошему, нужен крематорий. Вокруг Иркутска одни кладбища. Сколько земли свободной! Нужно строить крематорий.

Тело обязательно обрабатываем стерилизующим раствором. Упаковываем в два чехла. Закрытый гроб — ни в коем случае родственникам не открываем. В цинке хотели, но на всех цинка не хватит.

Фото Евгения Козырева
Фото Евгения Козырева

  • NewV 19 октября 2020 в 23:26 0

    Ничего нового.
    Отчёт минобороны за май-всё расписано гораздо лучше и понятнее, без всяких вбросов про молодых людей и т.д.

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля