Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Станислав Толстнев: «Для меня обычное дело ночевать в палатке зимой на Байкале»

Станислав Толстнев: «Для меня обычное дело ночевать в палатке зимой на Байкале»

Иркутский фотограф Станислав Толстнев рассказал о выборе профессии и поделился творческими планами.

В детстве я с интересном читал книги советских исследователей про тайгу, лес, горы и мечтал стать геологом. В 12 лет бабушка подарила мне на день рождения 10 рублей, и я на них купил у одноклассника подержанный фотоаппарат «Смена». Однажды отец поехал на рыбалку на Байкал и взял меня с собой. Папа был занят ловлей рыбы, а я, отпросившись, пошел изучать окрестности Сармы. Поднимаясь на самую верхушку гор Сарминского ущелья, фотографировал все на своем пути — небо, деревья и встретившегося на пути изюбря. Помню, меня потрясла природа, хотелось запечатлеть все-все, чтобы потом поделиться увиденным со своими знакомыми. С тех пор во мне поселилась тяга к горам, Байкалу и фотографии.

Станислав Толстнев
Станислав Толстнев

Кроме фотографии у меня было еще одно увлечение — радиоэлектроника. Уже в подростковом возрасте я целыми днями паял различные схемы, самостоятельно собирал стереоусилители, цветомузыку и магнитофоны. После школы выучился на инженера по электроснабжению промышленных предприятий. Окончив институт, в течение семи лет работал на электростанции в Ангарске. К тому моменту я женился и родился ребенок. Денег, признаться, не хватало, и я уволился.

В 2003 году поехал во Владивосток, купил грузовик с краном, так называемый кран-борт, и занялся грузоперевозками. Прошло еще семь лет. Деньги работа приносила хорошие, но не было морального удовлетворения. Все чаще ловил себя на мысли, что я никогда не мечтал быть водителем, а с детства хотел быть фотографом. Но на тот момент я не представлял, как заработать на пейзажной фотографии и прокормить семью.

Тогда с приятелем решили открыть в Ангарске фотостудию. В 2010 году сняли помещение, купили необходимое оборудование: стойки, фон, вспышки. Но на фотографии мы практически денег не зарабатывали — в Ангарске студийная фотосессия была не столь востребована. Поэтому грузоперевозками я так и продолжал заниматься еще какое-то время.

Я не люблю участвовать в выставках. Это не мое. Да, я амбициозный человек, мне важно признание, но оно не на первом месте.

Переломным моментом стало участие в мастер-классе по студийной съемке у одного известного российского фотографа в Санкт-Петербурге. Помню, как в перерыве между занятиями я выловил его в коридоре и спросил совета, стоит ли уходить в фотографию, рассказав мастеру о своих сомнениях.

— Сколько вы хотите зарабатывать? — спросил он меня.

— Хотя бы 30 тысяч рублей, чтобы прокормить семью, — ответил я.

— Заработаешь и больше. Не бывает такого, чтобы человек усердно работал, а у него ничего не получалось. Поэтому если считаешь, что фотография — это твое, работай, и все у тебя будет.

Его слова невероятно вдохновили меня. По возвращении в Иркутск я выставил на продажу грузовик и полностью посвятил себя фотографии. В студии стал практически жить: съемки — обработка фото — съемки. Однажды в студию пришли два фотографа, которые где-то увидели мои работы, сказали, что хотели бы у меня учиться, называли мои работы гениальными. Для меня их слова стали полной неожиданностью и шоком. Тем не менее, я провел для них мастер-класс, и, как оказалось, успешно: они остались довольны. Тогда я понял, что я действительно много знаю о съемке, у меня хороший практический опыт в обработке фото и есть чем поделиться с другими фотографами. Не долго думая, разместил рекламу в Интернете и стал зарабатывать обучением и мастер-классами.

Через некоторое время, осознав, что необходимо перебираться в город побольше, оставил студию напарнику и с семьей уехал жить в Иркутск. Здесь я уже не стал открывать фотосалон, а начал сотрудничать с журналами, модельными агентствами, фотостудиями и фотошколами, которые приглашали меня в качестве преподавателя. Более плотно, около шести лет, я проработал с Байкальской академией фотографии, преподавал студийную съемку и обработку фотографий.

В свободное время всегда ездил на Байкал. У меня было уже неплохое портфолио, и в пейзажной фотографии я начал чувствовать себя уверенно. Однажды директор фотостудии предложила мне провести для студентов фототур на Байкал. Немного позже у меня возникла идея организовать такой фототур для иностранцев, которые приезжают снимать Байкал. Я сделал сайт на русском и английском языках, выложил фотографии — и с тех пор туры на природу стали моим основным занятием . Только в этом году произошел вынужденный перерыв из-за пандемии. Но вместе с тем появилось время, чтобы сделать уникальные съемки на Байкале, которые технически довольно сложны, требуют много времени и сил, которых раньше просто не было. Поэтому, если бы не пандемия, мечты о некоторых съёмках еще бы долго оставались просто мечтами.

На Байкале можно круглый год снимать рассветы и закаты. Звезды и Млечный Путь. А еще байкальских нерп, медведей, изюбрей.

Если честно, быть хорошим пейзажным фотографом дорого, а особенно, если снимать видео. Недостаточно иметь одну камеру и один объектив — у меня их пять, и еще хочется несколько. Еще надо слайдер, штативы, дорогостоящие фильтры и квадрокоптер. Я только за последние два года потерял три дрона. Один из них утонул в Байкале, так как я слишком низко направил его над водой, и он ударился о волну. Другой потерял в Грузии: пограничники включили системы радиоборьбы и перехватили его, подменили координаты, а мне на пульт отправили ложные данные, по которым, естественно, я свой аппарат не нашел. Но техника, это только часть затрат. Много средств требуется для самих путешествий.

Для меня обычное дело ночевать в палатке зимой на Байкале. Когда не было машины, ходил заряжать батарейки на турбазу, которая находилась в пяти километрах от моей стоянки.

Находиться в экстремальных условиях для меня нормально. Могу жить зимой в палатке на снегу или в пещере по несколько дней при температурах до -25. Многие удивляются этому. Но теплый спальник, правильная экипировка и хорошая палатка – это все, что надо. А сон на Байкале однозначно лучше, чем в городе, на природе я вообще чувствую себя лучше, свободнее, что ли. Конечно, устаешь от холода, но только так, приехав не на один-два дня, можно увидеть природу, скрытую от глаз обывателей.

Например, в 2015 году в марте я поехал на Байкал снимать звезды на Ольхонских скалах. У меня тогда и машины не было. Добрался до места на маршрутке, потом шел пешком, поставил палатку в пещерке, чтобы ветер не задувал. Установил фотоаппарат для съемки звезд в режиме «Таймлапс» на три часа и отправился спать. А когда пошел забирать камеру, увидел розовое свечение на небе, которого раньше я никогда не видел на Байкале. А утром прочитал, что в эту ночь было зафиксировано мощное северное сияние, и оказалось, что я его заснял — только по счастливой случайности. Помню, когда выложил фото байкальского северного сияния в Интернете, мне писали, что быть такого явления на Байкале не может, это все фотошоп (смеется).

Северное сияние на Байкале
Северное сияние на Байкале

Несколько лет назад увлекся видеосъемками и создал несколько небольших роликов о Байкале, которые очень понравились людям. А актер Андрей Макаревич, разместив один из них на своей страничке в социальной сети, написал: «Вот так надо снимать природу».

Самая масштабная моя работа — это ролик Lake Baikal, я его снимал два с половиной года. Кстати, в него вошли съемки северного сияния, как оно загорается и гаснет, а потом опять вспыхивает. Пару лет назад мне пришла идея объединить природу и человека – так появился небольшой фильм «Танец стихий». Съемки природы проходили в Монголии и Алтае, а танцовщица Галина Соловецкая двигается под звуки виолончели на просторах Байкала и в горах Грузии под чутким руководством хореографа Марии Яшниковой.

В роли виолончелиста участвует Андрей Панкратов. Создать этот фильм было непросто. Гораздо проще выйти в поле, сказать — танцуй, и побегать с камерой. Но это неинтересно. И зрителю смотреть такое, думаю, тоже не особенно любопытно. Монтажом роликов я занимаюсь самостоятельно, и это мое слабое место. Прихожу к мысли, что каждый должен заниматься своим делом: снимать — один, собирать ролик — другой.

Кадр из фильма «Танец стихий»
Кадр из фильма «Танец стихий»

На Байкал я езжу своим ходом. Раньше на маршрутке, сейчас на УАЗ «Патриот», который я переделал под миниавтодом: убрал задние сидения, сделал небольшой выдвижной стол, лежанку (раньше ставил палатку, сейчас ночую, как правило, в машине), организовал автономное отопление. А недавно установил на крыше машины солнечную панель, которую собрал своими руками.

Конечно, обычному человеку солнечная батарея не нужна, а вот путешественникам, и особенно фотографам, кто любит «зависать» на одном месте по несколько дней вдали от цивилизации, снимая окружающие красоты, очень даже надо. Но я пришел к этому не сразу: поначалу купил дешевый китайский инвертор, подключил его к стартерному аккумулятору и заряжал фотоаппаратуру на длительных стоянках. Так у меня «умерло» два аккумулятора, причем достаточно быстро. И было решено сделать солнечную станцию.

Раньше передвигался по Байкалу на одноместной байдарке, и для неспешных прогулок это отличное решение. Это ни с чем не сравнимое удовольствие — скользить по зеркалу гигантского озера, наслаждаться медленно проплывающими пейзажами под неторопливые всплески весла. Смесь релакса, умеренной физической нагрузки и эстетического удовольствия. Но вместе с тем это было небезопасно: можно было легко «словить» волну или перевернуться из-за внезапного порыва ветра. Затем я приобрел небольшую лодку с мотором. Но опыт показал, что для Байкала и этого мало. Для дальнейших поездок по диким местам северного Байкала я купил большой катамаран и более мощный мотор.

Бояться на природе не людей надо, только медведей. Туда, куда я езжу, встретить человека – мало шансов, а вот животных — запросто. В этом году мне медведи дважды палатку рвали. Один раз, когда меня не было, а второй раз — ночью, зверь порвал палатку, поцарапал байдарку, залез в продукты. Я ношу с собой сигнальную ракетницу, но медведи ее не боятся. Думаю купить систему «Электронный пастух», которая ставится вокруг палатки.

Я планирую заниматься фотографией даже в глубокой старости, не могу сидеть без дела. Байкал я снимал много, но он очень большой, и фотографировать его можно всю жизнь, открывая для себя все новые и новые места в разные сезоны. Еще несколько лет точно буду изучать наше озеро, а дальше планирую отправиться в путешествие по России на машине. В планах также исследовать Кавказ, посетить Дагестан, Дальний Восток, Кольский полуостров, Камчатку. Пока есть возможность, хочу двигаться и передвигаться, не могу и не хочу сидеть на одном месте.

Беседовала Анастасия Маркова, IRK.ru
Фото Станислава Толстнева и Маргариты Романовой

  • Missis Kira 11 января 2021 в 12:30 +2

    Станислав, Вы талант, и видно, очень увлечены своим делом. Главное, что Вам нравится, Вы растете, отсюда и нас, зрителей цепляет. Вы молодец, отличные фото, ролики, идеи, все очень тонко и круто. Творческих успехов Вам!

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля