Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Каким будет постковидный мир, обсудили на ПМЭФ-2021

На XXIV Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) ПАО Сбербанк провел панельную сессию «Архитектура постковидного мира: технологии, экономика, общество». Участники дискуссии обсудили, какое влияние пандемия оказала на развитие технологий и экономики, как изменила жизнь людей. Кроме этого, эксперты рассмотрели роль и необходимость социальной поддержки со стороны государств. Подробности — в материале IRK.ru.

Модератором сессии выступил президент, председатель правления Сбербанка Герман Греф. В дискуссии приняли участие помощник Президента РФ Максим Орешкин, экс-глава Банка Израиля, экс-председатель правления JPMorgan Chase International* (2009–2019 годы) Джейкоб Френкель, журналист, политолог Фарид Закарий, профессор психологии Гарвардского университета Стивен Пинкер.

Как отметил Герман Греф, за последние несколько лет в мире сформировались глобальные тренды, которые сегодня могут стать серьезным испытанием для существующей экономической и социальной системы. Среди доминирующих трендов — социальное расслоение внутри практически всех государств, рост внешних долгов, переход на «зеленые» технологии, цифровизация и внедрение искусственного интеллекта практически во все процессы бизнеса и госдеятельности.

Герман Греф. Фото с сайта forumspb.com
Герман Греф. Фото с сайта forumspb.com

По словам профессора психологии Гарвардского университета Стивена Пинкера, сложно предсказать, какие тренды из перечисленных будут реализованы в долгосрочной перспективе. В 2020 году произошел существенный подрыв как экономических, так и социальных основ жизни, мир был не готов к этому. Между тем, пандемия показала, что изоляция отдельных стран стала провальной стратегией.

Например, Новая Зеландия или Тайвань — они эффективно боролись с эпидемией, закрыв свои границы, выстроив «стены» вокруг себя. Для этих стран коронавирус стал оправданием подобной политики. Но это работает в краткосрочной перспективе, уверен эксперт, а есть долгосрочные тренды, которые уничтожат возведенные «стены»: речь идет о развитии торговли и защите от терроризма и киберугроз.

— Пандемия привела к усилению роли государства как в экономике, так и в частной жизни, — говорит он. — Вопрос в том, станет ли это «новой нормальностью» или окажется временным явлением, чрезвычайной мерой, которая будет устранена, когда пандемия закончится. Скорее всего, демократические страны скажут: «Это была чрезвычайная ситуация», — и все меры будут сняты.

Во время пандемии государства поддерживали граждан социальными выплатами. По словам эксперта, любые кризисы всегда будут приводить к тому, что общество начнет ожидать помощи от властей. «Однако богатые демократические страны уже очень много тратят на социальные расходы. Каждая развитая страна направляет 20-30% ВВП на социальные нужды», — пояснил Стивен Пинкер.

Как рассказал политолог Фарид Закарий, в 1918 году после «испанки» общество очень быстро вернулось к «нормальности». Однако на этот раз все будет по-другому, во многом благодаря развитию цифровых технологий в экономике. Сейчас нет необходимости работать офлайн, поэтому, предполагает Фарид Закарий, общество придет к гибридному режиму работы, при котором четыре дня в неделю сотрудники будут находиться в офисе, один день — работать удаленно, сократится и количество командировок.

— На Тайване, в Сингапуре, Южной Корее власти лучше справились с пандемией, а роль государства там меньше, чем в Европе. Например, на Тайване живет 22 миллиона человек. От ковида при этом там умерли сто человек. Дело в том, что там была умная система тестирования, отслеживания и изолирования — и на все это они немного денег потратили. Для сравнения, в штате Нью-Йорк — 19 миллионов человек, а умерло от ковида 45 тысяч человек. Тайвань послал на карантин 1% населения, 99% свободно гуляло по улицам. И бизнес не закрылся. А в США не смогли посадить на карантин даже 1% населения, но при этом закрыли всю экономику. В итоге 40 миллионов человек остались без работы, сотни тысяч предпринимателей потеряли свой бизнес, — подчеркнул журналист.

Фото предоставлено Сбербанком
Фото предоставлено Сбербанком

По его мнению, ключевая ошибка США, как и многих других стран, заключается в том, что правительство не стало действовать быстро и агрессивно на раннем этапе. «Если произойдет еще одна пандемия, мы не сможем отреагировать так же: закрыть компании и брать триллионы долларов в долг. Это сделка на один раз. Денег на то, чтобы идти по такому же сценарию, как в 2020 году, не будет», — говорит Фарид Закария. Поэтому, по словам эксперта, государствам нужно создать нечто вроде «пожарной охраны», которая в критический момент сможет предотвратить катастрофу.

Помощник президента РФ Максим Орешкин напомнил, что президент РФ в послании Федеральному Собранию дал поручение выстроить в России систему быстрого реагирования на подобные кризисы и чрезвычайные ситуации. Эта задача, которая будет реализовываться в России в ближайшие годы.

Максим Орешкин уверен, что усиление роли государства является долгосрочным трендом. Что касается социального неравенства, как отметил спикер, в ближайшее время развитые страны пройдут пик неравенства за счет увеличения разного рода расходов: социальных, связанных с экологией, здравоохранением и инфраструктурой. Часть из них будет закрыта через рост дефицитов, часть — через рост налогов на богатых и корпорации.

— Все говорят о цифровизации, а мне кажется, что происходит «экосистемная революция». Старая система экономики в России была построена по отраслевому принципу. Сейчас происходит глубинная трансформация, как, впрочем, и во всем мире, когда экономика строится вокруг потребителя или человека, а не отдельной отрасли. Первичным становится не товар, а человек и его потребности. Должен меняться бизнес и государство со своим регулированием. Успешными будут те государства, которые поддержат этот тренд, но при этом не допустят сильных перекосов.

Однако Герман Греф предположил, что кризис в связи с пандемией коронавирсной инфекции может быть затяжным. Глава Сбербанка обратил внимание, что с 2009 года государства так и не смогли справиться с последствиями кризиса. Возможно, и в этот раз все привыкнут к новым реалиям, что однажды приведет к очередному глобальному сбою.

— Сбои случаются всегда, это следствия человеческой природы. Все мы ошибаемся. Кризисов не избежать, — ответил Максим Орешкин на замечание Германа Грефа.

Экс-председатель правления JPMorgan Chase International (2009–2019 годы) Джейкоб Френкель пояснил, что мегатренды, о которых идет речь, — это то, что имеет долговременный эффект и будут оставаться частью системы спустя много лет. Эксперт напомнил, что мир уже пережил несколько глобальных кризисов: азиатский финансовый кризис, кризис развивающихся экономик конца 90-х годов, кризис доткомов, а также великий финансовый кризис. Однако кризис 2020 года можно считать уникальным, так как он начался в области здравоохранения, а проявил себя в экономике.

Что касается трендов, в современную эпоху граждане ожидают от правительств бОльшего количества услуг, чем готовы оплатить. Но как может закрыть эту брешь власть? Только снизив количество сервисов или снизив уровень ожиданий. По сути, это социальный контракт. Однако если правительство будет значительно поднимать налоги, не стоит удивляться, что люди не будут их платить или станут меньше производить. Если снижать налоги, то не будет источника финансирования расходов. «Нам нужно найти баланс», — уверен Джейкоб Френкель.

— Я считаю, что у нас не будет «новой нормальности», у нас будет формироваться эволюционировавшая нормальность. Это значит, что надо быть готовыми к изменениям, которые будут происходить постоянно. Хороший предприниматель и хороший политик — это те, кто в состоянии идти на шаг впереди, — говорит эксперт.

Фото предоставлено Сбербанком
Фото предоставлено Сбербанком

Герман Греф отметил, что фундаментальные основы государства нарушены. «Мы видим гигантское количество диспропорций: несправедливость и неравенство доходов, мы видим растущие дисбалансы в макроэкономической политике, видим значительно больший социальный запрос общества на справедливость, открытость, принятие значительно более долгосрочных решений. Как реагирует государство? Популизм, сиюминутные решения, шараханья, очень быстрая смена правительств, и в общем — какие-то долгосрочные политические или экономические тренды сегодня не в моде», — говорит он.

— Коронавирус всех бросил в диджитальную трансформацию. За год мир прошел тот путь, который он пробежал бы за пять лет. Мы видим кризис государственного управления практически во всем мире. И вопрос не в том, как готовиться к новому кризису, важно справиться с диспропорциями, которые есть сегодня, — говорит он.

По словам Германа Грефа, сейчас большой вопрос состоит в том, насколько современная организация общества, то есть капитализм, соответствует требованиям, которые стоят перед миром сегодня. Ведь существующая модель, отмечает он, никогда не сталкивалась с особенностями современного диджитального мира, где потоки информации идут не сверху вниз, а снизу вверх.

Эксперты сошлись во мнении, что капитализм сможет устоять в современном мире, но претерпев ряд существенных изменений. Помощник президента РФ Максим Орешкин, в частности, высказал мнение, что предстоит «не революция, а эволюция».

— Человечество всю свою историю адаптировалось и менялось. На любую проблему, на любой вызов человечество тем или иным образом находило ответ. Так же будет найден ответ и в этот раз, — полагает он.

Джейкоб Френкель отметил, что нельзя рассматривать капитализм однобоко, так как миллионы людей по всему миру смогли выбраться из нищеты благодаря развитию технологий, рынков, открытости этих рынков. Причины, по которым так возросла политическая тревожность, заключаются не в том, что людям не нравится экономический рост, а в том, что преимущества этого роста распределяются неравномерно.

— Между тем, этот рост должен быть для всех категорий населения, и чтобы при этом снижалось негативное воздействие на окружающую среду, — уверен он. — Мы должны сделать так, чтобы слабые также получали преимущества от этого роста, но это не значит, что богатые должны делиться с бедными — этого недостаточно для стимулирования. Нужно с самого начала предоставлять возможности более обделенным категориям населения, и прежде всего в образовании. Нам нужно выращивать тех людей, которые будут работать в новую эру, — прокомментировал ситуацию экс-глава Банка Израиля Джейкоб Френкель.

Участники дискуссии согласились с тем, что усиление роли государства и рост социальных расходов являются долгосрочным трендом. Пока непонятно, удастся ли странам успешно решать новые задачи и отвечать на возросшие запросы общества в рамках действующих систем государственного менеджмента — или все-таки придется кардинально менять всю управленческую систему.

Герман Греф: «Во многом пандемия подстегнула рост социального неравенства — на ближайшие годы решение именно этого вопроса станет основным в повестке.»

В качестве альтернативы существующей системе управления участки дискуссии предложили «технокоммунизм» — уклад, при котором, благодаря технологиям больших данных и искусственного интеллекта, возможно обеспечить справедливое перераспределение ресурсов в интересах всего общества, что приведёт к исчезновению многовековых конфликтов. Однако в ответе на вопрос, движется ли мир к технологическому коммунизму, мнения у гостей разделились: «да» — 48,5%, «нет» — 51,5%.

— Кризис — это часть системы, — высказал свою точку зрения Джейкоб Френкель. — Новый кризис будет, но как мы к нему подготовимся? Надо решить, какая нам нужна система: та, которая сможет предсказать три из пяти следующих кризисов, или система, которая сможет предсказать пять из трех следующих кризисов. Во втором варианте вы перестраховались, задушили экономику. А в первом варианте у вас будет бОльшая жизнестойкость.

Герман Греф подвел итоги сессии, обозначив очевидные тренды постковидного мира: бесспорный рост влияния государства, необходимость создания «пожарной службы» быстрого реагирования, развитие онлайн-сервиса, который должен стать доступным для всего населения как с технической, так и с финансовой точки зрения, виртуализация отношений.

Также в ближайшие 10 лет усилится конкуренция между странами за овладение полным технологическим стеком (набор инструментов. – Прим. ред.). Например, в Китае сосредоточено около 80% всех технологий. У России есть шанс сохранить свою технологическую независимость в цифровом мире, потому что мы — одна из трех стран в мире, у которой есть свои поисковики, социальные сети и картографические бизнесы. Существующий набор технологий позволяет развивать свои экосистемы и успешно конкурировать с глобальными экосистемами.

— В этом смысле я оптимист. Думаю, у нас в России хорошее будущее — с учетом тех трендов, о которых мы сейчас говорили. Люди точно найдут способ адаптировать сегодняшнюю систему государственного управления и общественного устройства под новые вызовы, которые стоят перед человеком, обществом, компаниями. А такие дискуссии, как эта, всех нас приводят к пониманию того, что ответов на многие вопросы пока не существует. Но мы точно приближаемся к ответу на многие неоднозначные, неочевидные вопросы, — подвел итог сессии глава Сбербанка.

*Джей Пи Морган Чейс Интернешнл

Анастасия Маркова, на правах рекламы

  • kalin266 13 июня 2021 в 09:26 0

    Сидит там, довольный…. Деньги по вкладам СССР верни детям и внукам граждан!

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля