Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

День с хирургом

День с хирургом

Корреспондент IRK.ru провела один день с Денисом Корниловым, заведующим отделением микрохирургии Иркутской областной клинической больницы.

За час до начала

Рабочий день доктора, как выяснилось, начинается очень рано: в 7:00 у него уже обход.

— Мы начинаем работать в 8.00, но утром всегда столько дел, что лучше начать пораньше, — улыбается Денис.

Он идет по палатам. Если наблюдать со стороны, это похоже на встречу добрых приятелей. «Как вы?» — приветливо спрашивает доктор пациентов. Ответы разные. Николай, например, с энтузиазмом демонстрирует перевязанную руку – пальцы выпрямляются, а до операции, говорит, кисть была собрана в пригоршню. Это создавало серьезные проблемы и на работе, и в быту. Теперь он почти может положить ладонь на ровную поверхность.

Рабочий день начинается с обхода пациентов
Рабочий день начинается с обхода пациентов

— Отлично, — удовлетворенно кивает хирург. – Продолжайте разрабатывать руку. Несколько раз в день сгибайте и полностью выпрямляйте пальцы.

Сосед Николая по палате еще не верит своему счастью – накануне колол дрова и попал топором по руке: Спасибо микрохирургам – палец удалось спасти.

— Весной и осенью у нашего отделения пиковые нагрузки, — объясняет Денис. – К плановым пациентам добавляются экстренные, в этом время они поступают практически ежедневно. Работа на садовых участках, ремонт техники и надворных построек, заготовка дров – все это очень травмоопасные занятия.

- Сам не помню, как так вышло, — пожимает плечами парень. – Вроде бы аккуратно старался, а вот…

— Все заживет, - уверен доктор. – Сейчас еще больно, понимаю, но это пройдет.

Кажется, что он никуда не торопится, хотя на самом деле этот «дополнительный» утренний час расписан едва ли не по секундам, ведь уже в 8:00 – планерка с коллегами, в 8:15 – отчет у начмеда.

— Общение с пациентами – это очень важно, — считает Денис. – Все они испытывают стресс: им больно, страшно, не понятно, можно ли в их случае помочь, будет ли, «как раньше», или не будет… Чем более полные и понятные ответы они получат, тем будут спокойнее. Поэтому я подробно рассказываю до операции, что и как планирую сделать, после – как все прошло, как идет восстановление, объясняю, почему есть те или иные ощущения … Стараюсь уделить внимание каждому, несмотря на то, что времени на обход не очень много, и впереди напряженный день. Если чувствую, что у человека остались вопросы, продолжу беседу в перевязочной, найду несколько минут в течение дня. Всегда помню, что это для меня все очевидно, а пациенту нужны объяснения.

Все идет по плану

Планерка в отделении занимает несколько минут. Она начинается с отчета дежурного врача - как прошла ночь, были ли экстренно поступившие (отделение микрохирургии, как и вся Областная больница, работает 24/7). Затем обозначение первоочередных задач, обсуждение рабочих моментов – и коллеги Дениса (штат отделения — шесть врачей-микрохирургов) отправляются кто в операционную, кто в перевязочную, а он – к начмеду.

— На этой планерке собираются все заведующие отделениями, — объясняет Денис. – Это позволяет нам не только быть в курсе дел друг друга, но и эффективно взаимодействовать. Бывает, пациенту необходима помощь разных специалистов – мы работаем вместе с травматологами, нейрохирургами, гнойными хирургами… Плюс делаем фистулы (фистула – доступ для подключения к аппарату «искусственная почка». — Прим.авт.) пациентам отделений нефрологии и диализа. И на общей планерке как раз обсуждается, где мы должны подключиться.

Микрохирургическая реальность

Дальше, с 8:30 и примерно до 14:00, — время, посвященное микрохирургии. Сначала перевязки (своих пациентов оперировавший хирург всегда перевязывает сам, таков порядок в этом отделении, и заведующий тут не исключение), затем – операции. Ежедневно в отделении микрохирурги выполняется 10-12 вмешательств.

С 8:30 начинаются операции
С 8:30 начинаются операции

— Это восстановительные операции на сухожильно-связочном аппарате, операции по замещению функционально значимых костных и суставных дефектов, а также мягких тканей, реконструктивные операции – реплантация пальцев, кисти, более крупных сегментов, — перечисляет Денис, облачаясь в хирургический халат. – Благодаря современной оптике мы можем сшивать сосуды и нервы, которые в несколько раз тоньше человеческого волоса. Это позволяет нам минимизировать последствия травм и возрастных изменений, а в случае с фистулами – формировать доступ даже в тех случаях, когда вен практически нет.

Рассказ о возможностях микрохирургии прерывается будничной репликой коллеги:

— Ты сустав взял?
— Взял, - кивает Денис и направляется к операционному столу. Там его уже ждет пациент.
— Здесь будет протезирование межфалангового сустава. Он разрушен вследствие травмы, и палец не сгибается вообще. Пациент этой рукой, этим пальцем пользоваться не может. И единственная возможность восстановить подвижность – эндопротезирование. Через две недели после операции человек уже может совершать небольшие движения, в течение месяца возможна полная реабилитация.

Прежде, чем приступить к делу, хирург обращается к пациенту:
— Как чувствуете себя?
— Нормально, — раздается из-за простыни.
— На микрохирургических операциях необходимости в общем наркозе нет, — поясняет Денис. – Мы пользуется проводниковыми блокадами – анестезиолог просто «выключает» руку, пациент ее не чувствует. При этом он находится в сознании. Такая анестезия делает до- и послеоперационный периоды комфортными и спокойными.

Ежедневно в отделении микрохирурги выполняется 10-12 вмешательств
Ежедневно в отделении микрохирурги выполняется 10-12 вмешательств

Спустя несколько секунд для Дениса и ассистирующей ему Галины Граниной весь мир сжимается до размеров операционного поля: есть только разрушенный сустав, на место которого должен встать протез. Они не разговаривают и, кажется, даже не смотрят друг на друга,но действуют при этом как единый безупречно отрегулированный механизм. Спустя четверть часа Денис отнимает обе руки от стола – жест, означающий окончание ключевого этапа операции – и возвращается в реальность. Ассистентка остается накладывать швы, а мы перемещаемся в кабинет, чтобы продолжить разговор.

Внутри профессии

Когда вы первый раз оказались в операционной?

— Наверное, будучи студентом, курсе на третьем-четвертом. До этого я наблюдал за работой хирургов только через купол, когда отец брал меня с собой на работу (Денис из хирургической семьи: его отец, Николай Геннадьевич Корнилов, – хирург-гастроэнтеролог, брат – сосудистый хирург. — Прим.авт.). Мне нравилось и тогда, и сейчас. Там хорошо.

Почему вы выбрали хирургию? Знали же, насколько это непросто.

— Потому и выбрал. Всю жизнь перед глазами – пример отца. Он всегда много работал, мог сорваться в больницу в любой момент, и мы понимали, как важна его работа. При этом он всегда находил время для семьи, мы не были обделены его вниманием. И еще дома были книги. Анатомические атласы, медицинские энциклопедии… Мы же выросли без интернета. Это сейчас достаточно задать вопрос Гуглу, чтобы узнать обо всем на свете… И вот мы с братом эти книги листали, смотрели. В общем, сомнений не было, куда поступать и чем заниматься. И я ни о чем не жалею.

Как удается совмещать работу хирурга и заведующего отделением? И нужно ли это?

— Для системы здравоохранения, думаю, это единственно возможный вариант. Из кабинета работой отделения управлять невозможно - иначе огромное количество информации пройдет мимо, или потребуются колоссальные усилия для ее доведения. Я должен знать, как отделение работает ночью, что сейчас происходит в приемном покое, в операционной. Поэтому я и оперирую, и перевязываю, и на обходы хожу, и дежурю. А все, что касается организационных вопросов – это аналитическая работа, и мне она интересна.

«Силы черпаю в работе»
«Силы черпаю в работе»

Во сколько же вы заканчиваете рабочий день?

— Официально он у нас до 16:00, но понятно, что если в это время идет операция или поступил сложный пациент, никто не скажет «До свидания, я пошел». Бывает, задерживаемся допоздна, если это необходимо. Но такого, чтобы жить на работе, у нас нет: и на отдых время остается, и на семью. Это потому, что я на двести процентов уверен в каждом из своих коллег. На рабочем я месте или отсутствую, - все, что нужно сделать, будет сделано, и в наилучшем виде. Мы команда, и это очень важно.

Где черпаете силы?

— Это может показаться странным, но – в работе. Мне нравится то, чем я занимаюсь, мне нравятся люди, с которыми я работаю, поэтому в больницу я всегда иду с удовольствием. Есть семья - жена тоже врач, и она, конечно, понимает меня, как никто другой, — поэтому часы, проведенные дома, тоже дают ресурс. Есть хорошие книги, умное кино, так что тут я не оригинален.

А благодарность пациентов?

— Безусловно. Если человек уходит из нашего отделения с улыбкой, если он искренне говорит «Спасибо!», это самая высокая награда для меня и моих коллег. И стимул работать еще лучше.

***

29 апреля в Иркутске областном центре пройдет очередное заседание Ассоциации хирургов Иркутской области. Все хирурги региона соберутся вместе, чтобы обсудить профессиональные проблемы. Речь пойдет о современных технологиях, оригинальных методиках и внедрении передового опыта. И, конечно, об отношении к пациентам.

Анна Федорова, специально для IRK.ru
Фото и видео — Лали Янкевич

  • Melisanda Stone 28 апреля 2022 в 17:31 +2

    Хотела было сказать «ну хоть оперируют не со спущенными масками», как наткнулась на подтверждение обратного. Ну алло. Зачем вам стерильные операционные, если вы надышите в оперируемую область своих микробов из носа?

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля