Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «О кино»

Юрий Яшников: «Не смотрю „Игру престолов“, потому что в ней живу»

Недавно проект «Кинокомпании Юрия Яшникова» признали самым ожидаемым на всероссийском фестивале сериалов «Пилот». Иркутская задумка с интригующим названием «Откуда руки растут» обошла участников, представляющих крупные онлайн-платформы и федеральные телеканалы. Сибиряки уже давно доказали, что способны создавать медиапродукты самого высокого уровня. Журналист IRK.ru поговорил с режиссером и продюсером Юрием Яшниковым о региональном кино, которого, оказывается, на самом деле нет, обидах на Netflix и последователях Леонида Гайдая.

Весной 2022 года в отношении России были применены санкции, которые отразились и на киноиндустрии (кинокомпании сняли с проката громкие премьеры, с рынка ушел ряд ключевых видеосервисов). Вы, как региональная кинокомпания, почувствовали это? И как оцените потери для зрителя из-за санкций?

– Существенного изменения мы не заметили. Просто уровень, на котором мы играем, несравним с тем, на который воздействует международный бойкот. Кинотеатрам, конечно, больно: голливудский контент был основным источником их дохода. Мейджоры – ведущие голливудские игроки сильнее всех пострадали. А вот маленьким независимым компаниям повезло: сейчас в кинотеатрах идут крепкие голливудские середняки, которые зрители воспринимают как блокбастеры. Это не высокобюджетные, но качественные фильмы, зачастую с звездным актерским составом. А для нашего зрителя любой фильм с Брюсом Уиллисом — блокбастер! Также новые возможности открылись для российских кинопроизводителей, создающих полнометражные фильмы для кинотеатров. Некоторые отечественные продукты раньше бы не получили существенный прокат, а сейчас у них появилась такая возможность.

Начнут ли в связи с этим уделять больше внимания региональному кино?

— На самом деле, эта поддержка растет с каждым годом. В прошлом сезоне Союз кинематографистов России учредил фонд поддержки регионального кино с беспрецедентным финансированием. Более ста миллионов рублей разыграли между кинокомпаниями и авторами. Рост интереса к местным кинематографистам заметен и со стороны глав регионов и министерств культуры. Например, минкульт Иркутской области увеличил в три раза субсидию на кинематограф.

Вообще, я очень скептически отношусь к понятию «региональное кино». Это такой костыль, на который приходится опираться при отсутствии в отечественной киносреде термина independent или коротко «инди», которым на Западе определяют небольшие компании, производящие кино не для массового потребления в противовес мейджорам. Поэтому приходится использовать термин «региональное кино» как обозначение продукта небольших кинокомпаний. Я согласен с Антоном Долиным, который на творческой встрече в Иркутске сказал, что регионального кино не существует. Потому что есть кино и не кино. Как только в регионе появляется автор или команда, способные создать фильм, они автоматически интегрируется в индустрию кинематографа всей страны.

Юрий Яшников: "Для продукции небольших кинокомпаний нет специального термина, поэтому используют понятие «региональное кино»
Юрий Яшников: "Для продукции небольших кинокомпаний нет специального термина, поэтому используют понятие «региональное кино»

Один из самых ожидаемых проектов вашей кинокомпании – это «Иркутск Ивана Вырыпаева». Сейчас спектакли Ивана отменили в стране, он попал в опалу из-за своих политических высказываний. Это отразится на фильме?

– То, что Ивана «отменили», на нас никак не повлияло. У меня светлые ожидания по поводу фильма, хотя пока ничего не ясно. Этот фильм существует во мне, в режиссере Насте Зверьковой. Надеюсь, что он материализуется и станет явным для других. В процессе производства мы вносим изменения в его концепцию. Например, недавно Настя предложила интересный вариант, но когда удастся это реализовать — неизвестно.

«Современный юмористический контент — наследие Гайдая»

В начале лета кинотеатр «Художественный» прекратил регулярный кинопрокат. Это тревожное событие для иркутских кинолюбителей?

– Я не оцениваю его как очень тревожное. Но есть чувство сентиментального сожаления от того, что уходит эпоха. Ведь «Художественный» – это самый старый кинотеатр России, работающий в отдельном здании. Но то, что он прекратил регулярный прокат — веяние времени. Современный массовый зритель ушел в мультиплексы — многозальные кинотеатры в торговых центрах. И это естественно: у потребителя растут требования к сервису, а мультиплексы могут это предоставить. Там можно поесть на фудкорте до или после сеанса, оставить ребенка в игровой, припарковать автомобиль… Так что жалеть о прекращении регулярного проката в «Художественном» — все равно что скучать по стационарным телефонам с длинным кудрявым проводом…

Хочется провести параллель с онлайн-музеем Леонида Гайдая — примером сохранения памяти в современных реалиях. Расскажите об этом проекте.

– Начну с того, что одной из целей творческого объединения «Гайдай-Центр», помимо развития кинематографа в Сибири и на Дальнем Востоке, было также создание музея, посвященного нашему легендарному земляку. Но реализовать большой проект было не по силам, поэтому решили сделать виртуальный музей, экономически более доступный. Сделали мы это, как говорится, не от хорошей жизни: дом Леонида Иовича по улице Касьянова, который мог бы при реставрации стать домом-музеем, находится в плачевном состоянии. Идея оказалась удачной: проект вошел в десятку лучших онлайн-музеев России, привлек огромное количество внимания. В этом году нас даже пригласили в качестве докладчиков на форум «Музеи для людей», чтобы поделиться опытом.

Леонид Иович — культовая фигура для иркутских кинематографистов. А кого из режиссеров вы бы назвали современным Гайдаем?

– Наша медиасреда очень изменилась и Гайдая стало слишком много. В его эпоху телевидение не имело такого веса, как сейчас, и зритель отдавал предпочтение кинотеатру. Кино было своеобразным рупором вещания для народа. Это сейчас очень много каналов на телевидении, есть даже тематические развлекательные каналы, где круглые сутки веселят зрителя. Такое Леонид Иович даже не мог представить! Ведь в его время развлекательного продукта было мало и он, как режиссер комедий, нес большую ответственность за свои проекты: замысел фильмов вынашивался годами. И люди ходили на его комедии по нескольку раз, и мы смотрим их до сих пор. Он стал самым кассовым режиссером Советского Союза!

И после того как объем комедийного контента в наше время стал огромным, Гайдай «рассредоточился» по всей медиасреде. Часть его наследия зашла на канал ТНТ, часть на СТС, часть — в развлекательные шоу на других площадках. Весь юмористический контент уходит корнями в то, что он подарил нашей культуре.

Онлайн-музей Леонида Гайдая вошел в ТОП-10 лучших онлайн-музеев страны
Онлайн-музей Леонида Гайдая вошел в ТОП-10 лучших онлайн-музеев страны

Вы согласны с тем, что комедию сложнее снять, чем драму?

– Я часто слышал это утверждение. Оно мне льстит, так как я режиссер больше комедийного жанра. Но корни такого утверждения кроются глубоко, на мой взгляд.

Как известно, людей, идущих в киноиндустрию, на первоначальном этапе привлекает кино как искусство. Потом самые упертые попадают в киновузы, где их учат опять таки киноискусству, но не созданию массового кинопродукта. Такая школа привела к высокомерию по отношению к тем, кто делает массовое кино. И современники Гайдая, которых мы, как нация, уже забыли и даже не знали, в то время относились снисходительно и пренебрежительно к его фильмам. Мол, мы стремимся к искусству, а он снимает ширпотреб. Думаю, что утверждение о том, что комедийный жанр гораздо сложнее, появилось как способ компенсации тому явлению. Я вообще считаю, что хорошее кино делать всегда тяжело, вне зависимости от жанра.

Не отходя от темы кинематографического образования, затронутом в предыдущем вопросе, уточню про иркутский филиал ВГИКа. Насколько он полезен для нашего кино?

— Я там учился и отношусь с уважением к одной из своих альма-матер. Ведь я пришел в кинематограф, можно сказать, с улицы. И сторона высокого киноискусства казалось мне высокомерной и неэффективной с точки зрения человеческих и экономических условий. Учеба во ВГИКе помогла увидеть грань кинематографа как искусства.

Филиал открылся недавно, так что говорить о каких-то явных результатах деятельности рано. Но отметить вдохновляющие примеры можно. Например, выпускник ВГИКа Иван Баранчук сейчас успешно работает в нашей компании линейным продюсером, так что филиал справляется с задачей поставки кадров для региона. Говорить о том, что все выпускники станут мастерами кино нельзя, но в какой сфере было иначе?

Говорят, что режиссер, да и вообще любой автор своим творчеством рассказывает о себе. Ваши комедии вас характеризуют?

— Наверное, да. Признаюсь, мне тяжеловато дается жизнь в обществе. Лучшим инструментом для сброса напряжения для меня стал юмор. И танец — в душе-то мы все танцуем и поем… А мои комедии – это способ поделиться своим опытом с теми, кому он может оказаться полезен. Пример Гайдая показывает, что общество тоже напряжено и людям посредством юмора нужно снимать это напряжение.

«Воровать и скачивать не буду»

Последний фильм, который вы посмотрели и фильм, который вас впечатлил?

— Из последнего, что я видел – две с половиной серии «Последнего министра». Смотрю с прикладной целью: наша компания приступила к съемкам сериала, а я никогда особой страсти к ним не питал. Так что изучаю сериалы в образовательных целях. Не скажу, что «Последний министр» меня поразил. Впечатлил меня другой сериал из моей образовательной программы — «Оттепель» Валерия Тодоровского.

Меня удивило, что в образовательных целях вы смотрите российские сериалы. А как же западные продукты Netflix и Amediateka, которые считаются флагманами индустрии?

— На Амедиатеку я подписался недавно – по советам Тодоровского, который в интервью говорил, что пересматривает «Клан Сопрано» как образец качественного сериала. Но он нам с женой не зашел, наверное, потому что мы одновременно с ним смотрели полюбившуюся обоим «Оттепель». Но с исследованием сервиса не закончено – в образовательных целях надо продолжить. Там же много легендарных сериалов, «Битва престолов», например…

«Игра престолов» — неужели этот сериал прошел мимо вас? Мне казалось, что люди из кинематографа в курсе самых популярных продуктов…

— Это шаблонное, стереотипное мнение о кинематографистах. У меня часто просят совет о том, что посмотреть. И удивляются тому, что я на самом деле не киноман. Просмотр кино доставляет мне меньше удовольствия, чем многие другие дела. Относительно «Игры престолов», которая по моему представлению, крайне напряженный сериал, у меня есть такая гипотеза. Он рассчитан на интеллигентную часть населения, лишенную возможности реализовать древние инстинкты воинов, те первобытные вещи, которые были актуальны в Средневековье. Слышал, что там много вызывающего секса, которого многие современные жители мегаполисов, тоже, возможно лишены. И «Игра престолов» — компенсация этих потребностей.

А у меня другие проблемы. Мой реальный мир – как «Игра престолов», постоянные сражения. Мне незачем заменять сражения контентом про них. Причем я уверен, что «Игра престолов» - выдающееся произведение, удовлетворяющее потребность своей аудитории. С этой точки зрения мне интересно изучить это явление, ведь создатели HBO создали контент для всех слоев аудитории.

Сейчас «Кинокомпания Юрия Яшникова» работает над игровым проектом: это будет сериал с комедийной составляющей
Сейчас «Кинокомпания Юрия Яшникова» работает над игровым проектом: это будет сериал с комедийной составляющей

Вы жалеете об уходе ключевых видеосервисов из России?

– Для меня в этом трагедии нет. Хотя как ярый потребитель контента Netflix я обижен на них! Объясню почему. Я повернут на теме благодарности. И мне важно благодарить авторов инструментом экономики — платить за продукт. Недавно я нашел на даче свою видеотеку 90-х годов, так там 80 % – лицензионные диски. Даже будучи ребенком, я покупал официальные версии фильмов вместо более выгодных нелицензионных. С этой точки зрения, я обижен на Netflix, так как после ухода с российского рынка остался лишь один способ увидеть их продукт – воровать, скачивать… А я не буду, это противоречит моей позиции, которая сформировалась еще в детстве.

Еще я жалею об уходе Netflix, потому что документальные сериалы этого сервиса стали целой эпохой в моей жизни. Я люблю документальное кино, и контент Netflix перевернул мое представление о том, каким может быть этот жанр. Самый лучший сериал их производства – «Последний танец» о Майкле Джордане и «Чикаго Буллз». В отечественном кинематографе тоже есть достойные фильмы, главным из которых я считаю «Рожденные в СССР» Сергея Мирошниченко. Хотя справедливости ради стоит отметить, что продюсер там англичанин, это франшиза. Но я уверен, что мы сами можем производить документальные сериалы мирового уровня.

«Бурятский юмористический код я до сих пор не разгадал»

Вы сказали, что есть вещи более интересные для вас, чем просмотр кино. Какие?

— Делать кино. Это несопоставимые вещи. Делать кино намного интереснее, чем смотреть. Это же как видеть секс со стороны и самому им заниматься. Простите, но эта аналогия так и просится сюда. Есть куча всего, что интереснее просмотра фильмов – общение с семьей, коллегами, друзьями. Для меня человек намного интереснее кино, ведь он непредсказуем и живет не по сценарию.

А что за сериал вы сейчас снимаете?

— Не расскажу. Придет время и иркутяне узнают. Могу сказать только о том, что это будет игровой проект с комедийной составляющей без региональной привязки. Креативным продюсером выступит Оксана Цепилова.

Почему в Иркутске и Бурятии снимают комедии, а в Якутии – триллеры, хорроры и мистические драмы?

– Хороший вопрос, но я с ним отчасти не согласен. В Бурятии также снимают фестивальное кино и проекты на криминальную тему (яркий пример – франшиза киностудии «Байкалкино» «Решала»). А ответ на вопрос надо искать в том, кто занимается производством кино в этих регионах. В Якутии не было ярких комедийных традиций, КВНовского движения, их кинематограф имеет национальные и религиозные корни. В Иркутске кино снимает наша компания, поэтому и выходят комедии. Также у нас выдающееся документальное кино, которое успешно продолжает традиции Восточно-Сибирской студии кинохроники.

Современные флагманы документалистики региона – Анастасия Зверькова и Юлия Бывшева – не имеют непосредственного отношения к той истории, но они являются представителями крепкой советской, а потом и российской школы документального кино. Я уверен, что вскоре и выпускники иркутского филиала ВГИКа нас в этом плане удивят.

Анастасия Зверькова
Анастасия Зверькова

В Бурятии есть Баир Дышенов — режиссер с крепкими национальными корнями, и именно это так впечатлило мировой кинематограф. Его короткометражка «Улыбка Будды» выиграла «Хрустального медведя» на Берлинском кинофестивале, также его фильмы были представлены в программах Каннского и Московского кинофестивалей. А популярность бандитских тем в кино республики объясняется тем, что эта культура процветала в Улан-Удэ в 90-х годах. И команда выдающегося продюсера Евгения Замалиева удачно интегрировалась в эту тему. Комедийная грань бурятского кино объясняется тем, что у многих авторов – КВНовское прошлое, они умеют шутить и понимают, как это лучше сделать. Сочетание русского языка и чего-то бурятского — не знаю чего, я до сих пор не расшифровал этот код! — совершенно взрывное.

При всех благоприятных условиях фильм о чем вам бы хотелось снять? Какая история вас волнует?

– У нас в работе два проекта к столетию Леонида Гайдая. Один – полнометражный фильм, рассказывающий о сложном для Леонида Иовича жизненном периоде – участии в Великой Отечественной войне, становлении его как режиссера. Человек, прошедший ад войны, становится выдающимся комедиографом. Как это возможно? В фильме исследуется эта тема – Алексей Базюк написал очень сильный сценарий. Это глубокое кино, которое будет интересно и широкой аудитории. Есть еще идея проекта – фарс на тему влияния Леонида Гайдая на русскоязычную культуру в мире. Жанр — веселый треш. Есть даже идея, что одну из ролей там может сыграть Антон Лапенко.

А как заинтересовать местного зрителя продуктом, созданным в регионе, если он привык к мировому массовому кино?

– Только качеством. Мы не представляем себе ситуацию, когда мы на коленях упрашиваем зрителя: «Потреби наш контент, мы серые и убогие, но мы же твои земляки». Это уже из области термина «регионального кино». Мы же молоко местное пьем не потому, что оно наше, а потому что качественное. Так же и с кино.

Элина Халтанова, IRK.ru

ДОСЬЕ:

Юрий Яшников родился 4 ноября 1981 года в Иркутске. Кинорежиссер, продюсер, член Союза кинематографистов России, директор «ГайдайЦентра». Прошел обучение на продюсерских и режиссерских курсах Нью-Йоркской Академии Киноискусства (NYFA) в Москве.

В 2013 году создал комедию «Похабовск. Обратная сторона Сибири», ставшую лидером регионального проката. В проектах Юрия Яшникова снимались Сергей Бондарчук, Чулпан Хаматова, Вениамин Смехов, Алексей Булдаков, Семен Стругачев, Евгений Гришковец, Николай Валуев, Борис Гребенщиков и другие.

«Кинокомпания Юрия Яшникова» существует с 2011 года, известна в Иркутске и далеко за его пределами такими крупными проектами, как народная комедия «Похабовск. Обратная сторона Сибири», документальные фильмы «Иркутский национальный вид спорта», «Траектория Лосева» и игровой фильм «Верить и мечтать», документальным фильмом «Русский Морган» о самом богатом предпринимателе царской России по версии журнала «Forbes» иркутянине Николае Второве.

В 2022 году была закончена работа над игровым фильмом «Без неба» с Народным артистом России Дмитрием Певцовым в главной роли. Съемки этого фильма проходили на Байкале в поселке Большое Голоустное.

  • Ваня 26 июля 2022 в 10:38 +2

    «Для продукции небольших кинокомпаний нет специального термина»

    но есть не очень культурный народный термин

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля