Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Я уже не животное, сестра»

6981 просмотр

Я ждала, когда роман южнокорейской писательницы Хан Ган «Вегетарианка» выйдет на русском языке. В 2016 году он получил Международную Букеровскую премию, а затем вокруг него разразился скандал. Суть скандала – в будто бы неточном переводе на английский. Наши издатели хотели перевести роман на русский язык с английского, но воздержались. И правильно сделали. С корейского языка на русский книгу прекрасно перевела Ли Сан Юн, кандидат филологических наук, доцент кафедры восточных языков РГПУ и исследователь женской корейской прозы.

В первой части романа девушка становится жесткой вегетарианкой в результате увиденного во сне кошмара. Кровоточащие туши животных, запах. Где кровь – там убийство, насилие. По развитию сюжета Ёнхе буквально захочет стать растением, чтобы не иметь дела с насилием. Общество Кореи патриархально: жена обращается к мужу на вы, не смеет ему слова лишнего сказать, а браки заключаются по расчету. Безропотное послушание прослеживается и в отношении детей к своим родителям. С детства Ёнхе и ее сестра были глубоко несчастны. Они не жили, они терпели унижения от отца, а затем от мужей. Протест героини принял причудливую форму: она поверила, что просто может стать деревом, и ее никто не тронет.

Роман состоит из трех частей: «Вегетарианка», «Монгольское пятно» и «Пламя деревьев». Отдельные рассказы связаны повествованием от лица разных людей об одной и той же героине. Первая часть от лица мужа.

«Приподнявшись, взглянул на настенные часы и тут же, подскочив, пнул дверь и выскочил из спальни. На кухне возле холодильника увидел жену.
– С ума сошла? Почему не разбудила? Посмотри, который уже…
Я остановился на полуслове, наступив на что-то мокрое. Передо мной предстала такая картина, что я не мог поверить своим глазам.
Все еще в ночной сорочке, распустив взлохмаченные волосы, она, как и ночью, сидела скорчившись перед холодильником. Все пространство на полу кухни вокруг ее белой фигуры было заставлено – некуда ступить – пластиковыми контейнерами и черными полиэтиленовыми пакетами. Тонко нарезанные кусочки говядины для сябу-сябу, свиная грудинка для жарки, две говяжьи ноги, кальмары в вакуумной упаковке, хорошо высушенный угорь и связка вяленой желтой горбуши, недавно присланные из деревни тещей, нераспечатанные пачки замороженных пельменей и еще много разных свертков неизвестно с чем. Всю эту еду, шелестя пакетами, одну за другой жена отправляла в огромный мусорный мешок.
– Что ты делаешь?!
Я закричал, потеряв, наконец, контроль над собой. Как и вчера, не замечая моего присутствия, она продолжала свое дело. Опустила в мешок упаковки с мясом, с кусочками курятины, с морским угрем стоимостью как минимум двадцать тысяч вон.
– Ты в своем уме? Зачем все это выбрасывать?
Я бросился к ней, спотыкаясь о разложенные пакеты, и вцепился в ее запястье. Неожиданно я наткнулся на сильное сопротивление, и, прежде чем она выпустила мешок из рук, мне пришлось так напрячься, что бросило в жар. Потирая левой рукой запястье правой, жена невозмутимо произнесла все ту же фразу:
– Я видела сон».
Эта полубезумная вспышка прошла. Дело закончилось тихим, но жестким вегетарианством. «Однако было бы трудно утверждать, что ее охватило какое-то сумасшествие. Как и прежде, она говорила мало и дом содержала в порядке. В воскресенье делала два салата из зелени, готовила лапшу из картофельной муки с жареными овощами и вместо положенного мяса добавляла туда грибы. Учитывая, что в наши дни вегетарианские блюда пользуются популярностью, никто не усмотрел бы в этом ничего странного».

И все бы ничего, но семья не потерпела вызывающего своеволия. На семейном обеде отец Ёнхе силой пытается запихнуть в нее кусочек жареной свинины, а брат и муж удерживают девушку за руки, чтобы не вырывалась. В знак протеста против насилия девушка берет в руки фруктовый нож и режет запястья перед всеми присутствующими. После этого Ёнхе помещают в больницу, за которой следует психушка. Муж подает на развод.

Во второй части романа повествование идет от лица мужа сестры Ёнхе. Сестра девушки держит магазинчик косметики. Ее муж – странная для Кореи личность – свободный художник, деньги в семье зарабатывает жена. Он околдован вегетарианкой, которая живет теперь в их семье. Она так чиста, так похожа на цветок. Его мечта – снять видеоперформанс с участием Ёнхе, раскрасив ее тело в яркие магические цветы.

«Собрав в узел рассыпанные до плеч волосы, он поднял их кверху и начал писать на ее теле цветы. На плечах и на спине зацвели прелестные полураскрытые пурпурные и красные бутоны, по бокам спустились тонкие стебельки. Дойдя до холмика на левой ягодице, он написал пышный цветок пурпурного цвета, потом довольно толстыми мазками обозначил ярко-желтый пестик. Место, где находилось монгольское пятно, пока оставил чистым. Но зато вокруг зеленовато-голубого пятна большой кистью создал более светлый желтовато-зеленый фон, чтобы выделить пятно, похожее на тень от нежного лепестка. Он ощущал, как от каждого прикосновения кисти мелкая дрожь пробегает по ее телу, словно ей щекотно, и трепетал сам. Испытанное им чувство было не обычным сексуальным желанием, а чем-то более мощным, затрагивающим самое нутро, и оно усиливалось, словно попало под электрический разряд в сотни тысяч вольт».

Вся вторая часть посвящена созданию этого сексуального произведения искусства. Ёнхе была не против быть цветком. Все кончилось плохо: их застала жена, и мужу пришлось уйти из семьи.

В третьей части рассказчиком выступает сестра Ёнхе. Вегетарианка на этот раз предстает перед читателем совсем невменяемой. Она находится в психушке, воображает себя деревом, отказываясь не только от животной, но и от растительной пищи. Она говорит, что ей, как дереву, достаточно просто воды и солнца. Пытается «врасти в землю».

«В каком временном пространстве обитает сейчас дух Ёнхе, выйдя из этого тела, от которого осталась лишь оболочка? Она вспоминает, как уверенно сестра стояла вниз головой. Может, она думала, что находится где-то в лесу, а не на бетонном полу? Может, из тела Ёнхе упрямо лезли стволы и ветви, из рук росли белые корни и крепко вцеплялись в черную землю? Может, ее ноги устремились ввысь, а руки – к центру Земли? Может, позвоночник вытянулся и изо всех сил сохраняет равновесие? Может, когда с небес на нее льется свет и, пройдя сквозь ее тело, спускается вниз, вода, что сочится из земли, поднимается вверх в обратном направлении, и в паху Ёнхе распускаются цветы? Может такое происходить с ее духом, когда она стоит вниз головой и раскрывает каждую клетку своего тела? Ёнхе лежит прямо. Кажется, ее взгляд направлен в сторону окна, но если присмотреться, то в никуда. На лице, шее, плечах, руках и ногах не осталось ни капли жира, совсем как у голодающих в районах бедствия. В глаза бросается длинный пушок на щеках и руках от запястья до локтя. Такой пушок иногда покрывает тела младенцев. Доктор объяснял, что причина – в нарушении гормонального баланса из-за длительного голодания. Неужели Ёнхе превращается в ребенка? Месячные давно прекратились, весит она не более тридцати килограммов, и от грудей ничего не осталось. Она лежит, напоминая странную девочку, потерявшую все вторичные половые признаки». Женщина умрет в машине по дороге из больницы. Врачи от нее отказались.

Тема вегетарианства так противоречива и сложна, что говорить об этом мы не будем. Пусть каждый, имея свое собственное мнение, оценит книгу Хан Ган. Читать интересно, порою странно, порою страшно.

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/Molchanovka/1197/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход