Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Моя душа распылена во всех книгах»

623 просмотра

Кто читает Токареву, а ее читают девяносто девять процентов женщин, тот воспринимает ее житейскую философию как утешение в печалях, ориентир по жизни. Ирония ее рассказов помогает усмирить страсти, иначе посмотреть на личную драму, не делать «faux pas». «Тематика произведений Токаревой различна, но более всего она любит исследовать психологию жизни женщин в больших городах, совмещение личной жизни с работой, эфемерный мир фантазии, не вяжущийся с тусклой реальностью, мечты и грезы слабой половины человечества».

Самая автобиографичная и противоречивая повесть Виктории Токаревой – «Дерево на крыше». Токарева написала об истории своей любви к одному режиссеру, но в книге больше внимания уделяется жене этого режиссера. «Жил-был талантливый режиссер, искал себя, менял женщин… Потом, как-то так получилось, что женился на актрисе старше себя на десять лет, с красивой русской внешностью и ни разу не сыгравшей ни в одном фильме главной роли, хотя таланта у нее было хоть отбавляй. Потом у режиссера начался долгоиграющий роман с молодой сценаристкой и все маялись много лет…»

Почти сразу понятно, о ком пишет Токарева. Его героем был режиссер Георгий Данелия. Соперницей – гражданская жена Данелии актриса Любовь Соколова. Хотя соперницей ее, названную в книге Верой, трудно было назвать. «Вера – вечно во всем виновата. Такое у нее было выражение лица… Веру жизнь била, не уставая. Ролей не предлагали, только эпизоды. Жить негде. Зарплата – стыдно произнести… Александр был из хорошей семьи. Семья была хорошая, но на сына Александра времени не оставалось… Ребенка подхватила улица. На улице Александр прошел свои главные университеты: научился взаимоотношениям, уважать табели о рангах. Научился играть на гитаре, петь блатные песни. Научился драться, возбуждать в себе готовность к драке. Воровать не научился, не успел. Вырос…»

Стал востребованным режиссером. В буфете Театра киноактера обратил внимание на тонкую молодую девушку, одинокую, гордую и трогательную… Вера ничего не требовала. Она не умела требовать, и поэтому ей хотелось дать все. Просто жили. С Верой было удобно. Пока она не решила сохранить ребенка. Всех соединила и свела в своей квартире мама Александра – Марго, не потерпевшая внука вне семьи. «Вера кидалась в домашнюю работу со всей страстью. Тянула лямку хозяйства, как бурлак баржу. Ее не останавливали. Привыкли. Считали: так и надо. Каждый вносил свой вклад в семью. Иванушка – маленькое солнце, все крутилось вокруг него. Марго – мозговой центр, мировой разум. Вера – обслуга, девка Палашка. Александр – наше ВСЕ. Как Пушкин. Вера относилась к Александру как мать к своему сыну. Она и была запасной матерью…»

«Другая» появилась в серый ноябрьский день. Молодая, тихая, в очочках. Виктория, в повести – Лена. Студентка сценарных курсов. Нужно было доработать сценарий. Работа ознаменовалась влюбленностью.

«Жизнь шла своим чередом. Иногда Вере казалось, что Александр никуда не денется. Он окружен родными и близкими. Любит родителей, обожает сына, а Вера никому не мешает. К тому же Александр постоянно плохо себя чувствует: то у него камни в желчном пузыре, то депрессия. Куда он побежит в депрессии и с камнями…

Любовь тоже набирала обороты. Александр каждый вечер подъезжал к дому Лены. Она садилась в машину, и они разговаривали по три часа, и не надоедало ему говорить, а ей слушать. Потом они расставались. Александр ехал к себе в центр. И за час дороги успевал соскучиться. Он приезжал, уходил к себе в комнату и тут же звонил Лене. Лена брала телефон, скрывалась в своей комнате, и они „трындели“ (выражение бабы Поли) до глубокой ночи. Вера слышала через стену шорох его голоса, как дождь о крышу. О чем они разговаривают? С ней он никогда не говорил так долго и так заинтересованно. Сергей смотрел по телевизору „Последние известия“. Он сидел в кресле на самом дне одиночества. Лены не было дома даже тогда, когда она была. Ее не было даже тогда, когда она ела. И когда спала с ним в одной постели. Они спали рядом и врозь, как в тюрьме. Сергей стал забывать, как она выглядит…»

Как видите, ситуация требовала решения. Бросить семью и уйти к любовнику? Лена боялась разрушить свою жизнь. «Сергей не придумывал сценарии, не был знаменитым режиссером, но на нем держался весь дом. Благодаря ему Лена могла свободно искать себя, находить, утверждать и подтверждать. И даже крутить неземную любовь Лена могла благодаря Сергею. Что бы ни происходило, жизнь шла по накатанной колее. А теперь колея кончилась, не проехать, не пройти. Садись и замерзай…»

Лена не могла бросить Сергея, а Александру нужны были обе женщины. Его жизнь зашла в тупик. Простой и сложный, алкаш и гений. «Он охранял Лену от себя. Вышла бы за него замуж, и прости-прощай литература. А ее дочка бегала бы за бутылкой в винный отдел гастронома и стояла в длинных очередях из хмурых мужчин в серых пальто. Лену миновала чаша сия. От Александра ей достались любовь и талант».

Кончилось все неожиданно. Как сейчас к этому относится Виктория – тоже можно узнать из интервью. На многие вопросы ответит видеопроект «Она написала себе роль». «Фильм-интервью писателя, драматурга и остроумного наблюдателя-философа Виктории Токаревой. Вся ее жизнь – это удивительный пример отстраненности от исторических вех, политического устройства, социальных потрясений и общественных переживаний страны… Она – писатель „частной жизни“, с огромным удовольствием живущая именно этой частной жизнью». Федерико Феллини, прочитав ее книгу, сказал: «Какое доброе дарование. Она воспринимает жизнь не как испытание, а как благо».

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/Molchanovka/1266/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход