Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Факт, не имеющий прецедента»

9046 просмотров

В полдень прошедшего вторника юрист Вячеслав Иванец и иркутский политический деятель Сергей Беспалов обнародовали информацию, что мэрия согласовала проведение пикета против увольнения Алексея Петрова и в поддержку самого Алексея. Мероприятие назначили на среду. Но Иркутский госуниверситет сработал на опережение: во вторник же, после обеда, стало известно, что Петров уволен. И даже трудовую книжечку ему принесли на рабочее место. Бывшее.

Казус Петрова примечателен двумя вещами: тем, что, кажется, впервые в новейшей истории один человек открыто использовал государственную машину для преследования другого человека по формальному признаку, руководствуясь личными идеологическими убеждениями. И тем, как отреагировал на сложившуюся ситуацию работодатель этого другого человека. «Факт, не имеющий прецедента».

Любопытно, что основную работу по раскрутке персонажа, который написал пресловутое заявление в прокуратуру с просьбой (но он, наверное, квалифицирует это требованием) проверить исполнение трудовой дисциплины доцентом Петровым, сделали наши СМИ. И, без преувеличения, никому неизвестный человек в одночасье стал героем многочисленных публикаций и получил паблисити, на которое не мог рассчитывать даже в своих параноидальных снах. Не знаю, подняло ли это каким-либо образом его котировку внутри своего политического движения, но в собственных глазах— без сомнения. Настолько, что он с нескрываемым удовлетворением и даже удовольствием говорит: мол, и не рассчитывал на такой успех, а теперь, на его волне, подготовим методичку по борьбе с врагами России и «элементами американской колониальной системы». И обещает начать свою кампф, кстати, со СМИ.

Я не собираюсь обвинять в чём-то средства массовой информации. Но вот такая ирония: пытаясь максимально раскрыть все подробности и аспекты этой истории (а заодно поднять и собственную посещаемость\цитируемость), они вдохновили этого политического уфолога на борьбу с самими собой.

Другая ирония в том, что многие «зрители» (а так стоит называть всех, кто наблюдает этот фарс со стороны) обвиняют прокуратуру. Мол, зачем… Мол, не могла она что ли полегче как-то…

Я думаю, нет. Не могла. Да и права не имела. Потому что гражданское общество, о котором мы все так радеем (по крайней мере, на словах), на том и строится, что неприкасаемых нет. И на том, что соответствующие органы должны реагировать на любой «сигнал с мест». Нельзя быть немножко беременной; невозможно тут проверять со всей строгостью, а там — спустя рукава.

А вот поведение руководства университета вызывает не то что вопросы — неподдельное изумление. Во-первых, это с какой халатностью построен рабочий и учебный процесс, если с 2013 года Петрову якобы насчитали чуть ли не семь десятков прогулов — но обнаружилось это только сейчас, после того самого заявления и последовавшей прокурорской проверки. Заявления, официально, кстати, основанного на анализе страниц Алексея в социальных сетях (сомнительно, конечно, но всё-таки). То есть какой-то человек со стороны это всё увидел, а ректорат и прочие ответственные лица в руководстве Иркутского государственного университета — нет… Чудеса невнимательности. А кто, кстати, за них понесёт наказание в этом самом руководстве?

Во-вторых, даже если предположить, что по формальному признаку нарушения доцентом Петровым трудовой дисциплины имелись, ректорат мог:
а) сказать «ребята, трудовая дисциплина — внутреннее дело университета, мы уж как-нибудь сами разберёмся», а не выступать публично с не самыми этичными, да что там — не самыми вежливыми заявлениями;
б) сделать доценту Петрову а-та-та — вынести ему выговор. И реакция есть, и гипотетический прогульщик наказан, и прокуратуру никто не игнорирует. И лицо сохранили.

А в реальной ситуации лицо не просто потеряно — вместо него на общественность взирает, кажется, какая-то другая часть организма. Или даже орган. Потому что достаточно уважаемый в городе человек, известный, к тому же, не только своей политической, но и общественной деятельностью (одни «Прогулки по старому Иркутску» чего стоят!) уволен, как уверены тысячи людей, по доносу, а ректорат якобы «взял под козырёк». Отсюда весь этот плач про «вот он, новый 37-й год» и всё такое. В итоге руководство университета выглядит заглядывающим в рот с выражением «чего изволите?» не только прокуратуре, но и самому автору «доноса». И поверьте, никому не важно, как оно было на самом деле (см. мой текст выше). Как в бородатом скабрезном анекдоте, «стоило один раз … козу». Нет, едва ли вся эта история сколько-нибудь существенным образом отразится на количестве абитуриентов в госе летом 2017-го, но так уж устроено человеческое сознание: очень сложно разделять мух и котлеты, сиречь университет как образовательную институцию и людей, им руководящих. Я думаю, некоторым родителям (а, возможно, и вчерашним одиннадцатиклассникам) вполне может прийти в голову мысль: уж если по доносу уволили такого известного преподавателя, как в этом вузе будут относиться к правам рядовых студентов?

Во всей этой истории самая печальная потеря — это даже не потеря Алексеем работы (Лёша, прости), это потеря здравого смысла. Потому что доцент Петров, я уверен, новую работу найдёт. А вот найдём ли мы все здравый смысл в отношении того, как воспринимать людей с отличными от наших общественно-политическими суждениями и реагировать на то, что мотивом для преследования любого человека могут стать его убеждения, — это вопрос. Надеюсь, не риторический.

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/Sebian/1103/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля