Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Слово на букву «х»

4871 просмотр

Говорить, что у нас в стране кризис — уже моветон. Не потому, что политики упорно твердят, мол, дно позади (дно-то всегда позади, с какой стороны ни посмотри): просто кризис — это нечто внезапное и довольно быстро заканчивающееся. Либо надеждой на выздоровление, либо её определённым отсутствием. А мы в таком состоянии уже третий год: кризис перешёл в стазис. Так и живём. Даже как-то приспособились. Во всяком случае, судя по обзорам на «Обеде», иркутяне и в кафе-рестораны ходить не перестали, разве что делают это немного реже и итоговый счёт теперь поскромнее. Кто-то из рестораторов приспособился, другие избавляются от бизнеса по принципу «продам в хорошие руки». Со вторым вариантом везёт не всем — руки попадаются разные.

Вот летом продали «Снежинку». Многие посокрушались (я, в том числе), ещё большему количеству горожан было всё равно. Собственно, ничего удивительного — не переживать же из-за каждого кафе, которое меняет владельца. Тут, правда, есть нюанс: всё-таки не так много в Иркутске заведений с полувековой историей, да ещё и расположенных в «знаковом» месте города, в самом центре, где каждое здание, не изуродованное первым поколением частных собственников в 90-е и десятым — в нулевые, само по себе есть часть нашей истории. Как оказалось, это слово на букву «и» — «история» — нового собственника помещения мало интересует. Ему, похоже, важнее слово на букву «х» — «хочу». А какой ещё можно сделать вывод из того, что он взял и снёс к лешему весь лепной декор и внешние подоконники на фасаде экс-«Снежинки», а окна, выходящие на угол Маркса и Литвинова, «прорубил» и сделал вдвое длиннее?

Иркутяне могут только возмущаться и строить догадки о его мотивах: несмотря на изрядное количество публикаций в СМИ, с цитатами мэра, архитекторов, дизайнеров, осуждающих самовольное изменение фасада, собственник молчит, во всяком случае, в публичном пространстве. Есть у него какое-то объяснение этому варварству, кроме слова на букву «х», или нет — мы не знаем.

Зато известно, что Комитет по градостроительной политике по состоянию на сегодняшний день одобрения этим переделкам не выдавал.

А жильцы дома, на первом этаже которого располагается помещение бывшей «Снежинки», подали в суд. Фасад здания является общедомовым имуществом, и на работы по его видоизменению требуется согласие всех жильцов. Которого у нового владельца помещения нет.

Этот сугубо, казалось бы, частный конфликт субъекта малого предпринимательства и группы граждан для города имеет вполне серьезное значение. Потому что он стал прецедентом: люди не просто поныли в соцсетях, как у нас это принято, а взяли и перешли от слова к делу. От того, как будет развиваться и чем закончится судебный процесс, зависит многое: насколько бизнес (работающий в сфере услуг, что вообще парадоксально) (не) готов прислушиваться к позиции горожан, профессионального сообщества, власти и что из этого получится. Насколько вообще обычным жителям под силу отстаивать свои интересы в рамках определённых законом регламентов, которые на первый взгляд (да и на второй тоже) кажутся такими бюрократизированными: желание справедливости vs процедурный вопрос — кто кого?

Лично меня в этой ситуации возмущает и расстраивает не тот факт, что закрыли и продали «Снежинку»: бизнес есть бизнес, и если новый собственник, просчитав прибыли и убытки, пришёл к выводу, что выгоднее сделать что-то новое, а не продолжать старое, — его право. В конце концов, больше кафе — шире выбор, куда пойти или не пойти. Но взять и испохабить историческое здание в самом центре, пускай и не имеющее статус охраняемого памятника, — это выше моего понимания. Ибо зачем? Чем мешали окна в их первозданном виде, который задумал и воплотил архитектор Борис Кербель? Чем была плоха лепнина у наружных подоконников? Не знаю… У меня нет ответа. Кроме того самого слова на букву «х».

От иркутской самобытности с каждым годом остаётся всё меньше. Один за одним исчезают столетние деревянные дома. Новая жилая застройка, за крайне редким исключением, настолько же типична, насколько и безлика. А про различные торговые центры различной степени крупности вообще молчу: кроме как убожеством этим коробки, облицованные вырвиглаз-сайдингом, сложно назвать.

А ведь кто-то это проектирует. И кто-то согласовывает. Хотя действующее законодательство, позволяя докопаться до мышей во многих других случаях, не даёт возможности «запретить» проект строительства только на основании того, что его облик плохо вписывается в городскую среду. В которой мы с вами живём. Мы сами ходим по этим улицам. И сохранять, развивать её нужно не для того, чтобы туристам показывать — ради себя. Можно ли назвать сохранением и развитием разрушительную деперсонализацию фасада здания середины прошлого века в центре, на одной из тех улиц, что формируют сам дух города?

Хочется напомнить, что в алфавите, через одну букву от «х» находится буква «у». С неё начинается слово «уважение». К истории. К людям. К городу.

Может быть, на Новый год Дед Мороз подарит новому владельцу помещения букварь?

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/Sebian/1112/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля