Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Человек был хороший

6705 просмотров

На тему Украины не высказался только ленивый, а таких, когда речь заходит о престиже страны и инкарнации имперских амбиций, помноженных на увод социальной напряженности в дуло национализма второй категории, в нашей стране просто нет. ЖЖ, фэйсбук, прочие блоги и социальные сети, я уж молчу про кухни дома и курилки на работе — всё кипело и до сих пор побулькивает. Что до меня лично — я не присоединюсь, пожалуй, к общему хору. По той простой причине, что, во-первых, не имею твердо сформированной позиции на заданную тему; во-вторых, не обладаю сколько-нибудь достоверной информацией хоть с какой-нибудь стороны, чтобы делать выводы, имеющие отношение к реальности. При этом не могу не отдать должное нашему главнокомандующему, который выиграл, как минимум, одну битву — рейтинговую, на поле внутриполитических войн. Будем надеяться, что ею в ближайшие годы для нашей страны любые битвы и ограничатся.

Как я уже сказал, на украинскую тему высказались все, кто мог. И особенно — кто не мог. Ближе к первым стоит Глеб Павловский, когда-то один из главных рупоров и пиар-стратегов Кремля, а нынче — почетно-ссыльный политический эксперт. В интервью он высказал, в частности, такое соображение: "Cоветская доктрина, даже государственная, — просветительская по конструкции. В центре ее — ряд идей, которые должны были изменить человека к лучшему. У нас обратная идея: люди порочны, их нельзя изменить к лучшему, и только еще более порочная власть может защитить «духовные скрепы».

Несмотря на то, что у Глеба Олеговича на нынешнюю власть явно есть свои обиды, отказать ему в точности формулировки нельзя. И высказанный им тезис тем более удивителен, если совместить его с антисоветской риторикой 90-х и нулевых. «Людоедское государство», как любят чеканить наши либералы, особенно его, скажем так, среднего периода, ставило четкую цель: сделать своего гражданина хорошим человеком. Конечно, «хорошим» по своему разумению: агрессивная антирелигиозность, запрет «Битлз» и выезда Пастернаку за рубеж для получения Нобелевской премии с трудом вписываются в эту концепцию. Тем не менее, если посмотреть на искусство того периода, особенно кино и музыку, а также литературу — в той ее части, которая была лишена идеологической нагрузки, совершенно ясно видна «воспитательная» составляющая. Речь как раз не о том, что «мы наш, мы новый мир построим», сбросив с парохода современности Толстого; в общем, никакой оруэлловщины. В фильмах, песнях, книгах были заложены простые идеи «что такое хорошо и что такое плохо», грубо говоря, бытового уровня. Вся государственная машина культуры, в которой сидели, прямо скажем, далеко не одни таланты и гении, тем не менее, работала на то, что «врать — это плохо», «красть — нехорошо». И это нельзя делать не только относительно партии и правительства, но и соседа по хрущёвке.

Мы уже 22 с лишним года живем в «свободной стране», где на каждом углу — «Битлз», Пастернак и 40 сортов колбасы. Хотя многие и затрудняются выбрать, что для них важнее. Наши граждане вольны ходить в церковь, мечеть и синагогу без страха и упрека. Хотя многие из них с лёгкостью употребляют имя Божие всуе и опасаются перпендикулярной чёрной кошки. И у миллионов появилась реальная возможность, пусть в кредит, купить машину и квартиру — без довольно унизительных «очередей».

Перед этими двадцатью двумя годами я 9 лет прожил при советской власти. И то, что я помню оттуда, опять же, сугубо на бытовом уровне, не вызывает у меня желания «всё вернуть назад». Но странно, что на смену «идеологизированному» искусству (как у нас любят выражаться всё те же либералы) на фоне открывшегося доступа к лучшим образцам мировой культуры и гуманитаристики пришла какая-то дрянь, которую не могут уравновесить даже 40 сортов колбасы.

Нет, мы помним, что задача современного образования, как сказал в своё время господин Фурсенко, — вырастить квалифицированного потребителя. Потому что, как любят говаривать завсегдатаи конспирологических блогов и авторы умных книг по политологии и маркетингу, обществом потребления проще управлять. Достаточно создать потребность и иметь рычаги влияния на доступ к ней.

Однако остается вопрос: советское общество, не просто далёкое, но практически противоположное обществу потребления, когда благо коллектива имело несомненный примат над желаниями нуждами индивидуума, очевидно, держалось на силе, так ведь? В смысле, на силе государства… Но в таком случае, на кой черт воспитывать членов общества хорошими людьми, если три буквы КГБ любого из них пугали пуще Вия из фильма 1967 года и американского ядерного оружия вместе взятых?

Я очень рад, что для покупки детского велосипеда мне не нужно вставать в 5 утра и бежать занимать очередь или судорожно вспоминать, у кого из знакомых есть «блат» в «Детском мире». Я очень рад, что никто, кроме статьи УК РФ про экстремизм и что-то там, не диктует мне, какие книги можно читать (хотя и я бы и статью эту внес в список запрещенной литературы). Я очень рад, что возможность показать своему ребенку море сводится исключительно к финансовой составляющей, а не к тому, какое выбрать — Каспийское и Черное, потому что больше выбирать нечего.

Но я совсем не рад, что попытки государства воспитать что-то хорошее в своих гражданах ограничиваются как-бы-патриотическим фильмом Никиты Михалкова и «подъемом» национального духа на фоне потенциальной войны с соседней славянской страной. Я совсем не рад, что по главному государственному каналу в прайм-тайм скачет истеричный немолодой уже жеманный человек, который заряжает эфир мерзостью копания в грязном белье эффективнее, чем Алан Чумак банки перед экранами 20 лет назад. Я совсем не рад, что главным девизом текущего времени стала фраза «Бери от жизни всё», которая автоматически подразумевает главенство твоих потребностей в ущерб всем остальным.

Можно, конечно, не читать перед обедом советских газет. Но, к сожалению, это совсем не означает, что им на замену будет обязательно Булгаков.

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/Sebian/657/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля