Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Один день

5652 просмотра

В воздухе пахнет чебуреками. Хотелось бы сказать, в лучших традициях нежных хипста-текстов, «неуловимо пахнет» — но нет, вполне уловимо. Весомо. Жирно.

Мимо проезда, из которого хлещет чебуречный прибой, проплывает изысканно одетая дама, которая заставляет вспомнить (а то и переосмыслить) творческое наследие Гумилёва и Одри Хэпбёрн. Волны сладковато-травяных духов сталкиваются с ароматом многократно использованного масла и пережаренного теста. Обонятельное цунами, кажется, заставляет даже саму девушку слегка убыстрить переставление ног, обутых в ботиночки на шпильках. Под одобрительное бибиканье тонированной «японки», слегка притормозившей в её фарватере, изысканная дама скрывается за поворотом.

Её провожает откровенно неодобрительный взгляд другой дамы, тоже, наверное, по-своему изысканной, как она подспудно хотела бы думать. Чёрные волосы неоправданно резко контрастируют с бледной кожей и сиреневатой помадой. Прима остановки, кажется, слегка отфыркивается от дорогих духов, возмущаясь не столько их присутствием, сколько тем, что не она ими благоухает, и вперивает взгляд вдаль, высматривая заветную маршрутку. Левая рука выскальзывает из кармана куртки и рассеянно почёсывает обтянутую леопардовым легинсом налитую ягодицу.

Вот и маршрутка. Первым из неё выскакивает парень, энергично и сердито, но не грубо разговаривающий по мобильному. До окружающих доносится «я тебе еще вчера говорил: хватит сидеть с ним перед теликом, иди погуляй с ребёнком! Я уже еду и через…», конец фразы заглушает звон приближающегося трамвая. К нему, высадившись из маршрутки следом за ответственным молодым отцом, изо всех сил спешит неопрятная старуха с невероятно отёкшими ногами; бидоноподобные щиколотки обтягивают коричневые чулки, без сомнений купленные еще в советские времена. Если смотреть на неё, то время будто замедляется: трамвай долго-долго останавливается, медленно открываются двери, из них неторопливо, словно в slo-mo, начинают выходить пассажиры. Всё это время старуха, громко дыша, хромо переваливается: ле-левой-пррравой, ле-левой-пррравой…. Лоб взмок, на него налипла полуседая прядь.

Метров за 5-6 до остановки она неловко ступает в выщербину тротуара и грузно падает, взмахнув старой сумкой, на вид — ровесницей её чулок. В сумке гулко лопается что-то стеклянное. На тротуар выкатываются 4 картошины.

Пару секунд она лежит без движения, но в эти мгновения время будто окончательно останавливается, и они растягиваются… растягиваются… Вокруг все словно застыли. Двери трамвая медленно закрываются, а из его окна отсутствующим взглядом, очевидно думая о чём-то своём, смотрит та изысканно одетая девушка, что недавно проходила мимо. Старуха наконец поднимает голову и провожает глазами отъезжающий трамвай.

Вокруг все сразу тоже приходят в движение. Старухе помогает подняться какая-то супружеская пара. Стоя на коленях, она плохо слушающейся рукой подбирает картофелины. Капли слёз оставляют на испачкавшихся в пыли тротуара рукавах плащовой куртки грязные разводы.

Сидящий на скамье в остановке паренёк гоповатого вида равнодушно отворачивается, дожёвывая чебурек. Запах лука и мяса с новой силой плещет по улице, смешиваясь с духами, чьим-то перегаром, автомобильными выхлопами и весенней горьковатой пылью иркутских улиц.

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/Sebian/915/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля