Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Предчувствие Оливье

4246 просмотров

Когда мы переступили порог, за окнами взлетали маленькие гагарины салюта. «Пиу! Пок! ПОК!» Где-то на полпути они передумывали осваивать космос, множились, и пикировали за шиворот разгорячённых спиртным граждан. Говорят, чтобы перебить запах рыбы, мясо гагары следует вымачивать в уксусном растворе около пяти часов.

Я, в поисках выключателя, шарил по стене, а вечернее небо дико хлопало лишними деньгами.

Деньги сгорели, я нащупал свет, и она приступила к осмотру квартиры. Её дубленка натурально напоминала оболочку хорошей дорогой колбасы. Те же текстура и цвет. Вспоминая название деликатеса, я понял, что не ел с самого утра. Получил закодированный сигнал изнутри. Желудок, сегодня он — мой внутренний голос.

Старый кирпичный дом, мебели нет, соседи — бабульки с пыльными коврами на стенах. Гробовая тишина. Слышно как в дальней комнате некое насекомое пошло по обоям вверх, внезапно развернулось, и, сделав быструю сотню шагов, с пыхтением принялось протискиваться в розетку.

«Бру-реке-ики-уу!» Она вздрогнула, но тактично заведя глаза, ткнула пальцем в потолок: «Перекрытия бетонные?» «Да, — говорю, — чистейший сталинский бетон с примесью Беломорканала. Сантехники сверла гнут. Капители вокзала в Сочи из такого же».

«Оро-ро-тмру!» Она щупает тёплую внешнюю стену, зарываясь ногтями в тенёту: «У меня мама язвой болела, пока я не начала готовить сама. Выпечка из пресного теста, кролик в духовке…» Плохая попытка, стало лишь хуже.

Я напрягаю пресс. Нео сосет под ложечкой, убеждая меня: нет никаких столовых приборов. Морфеус суёт таблетки Мезима. Я, я агент Смит! И, вроде, повстанцы подавлены. Но, грёбаный Архитектор. Стоило мне ослабить хватку поперечной мускулатуры, в дело вступает тромбон.

В санузле по стояку шумно пошла вода. Эта смесь нечистот с шампунем и седыми волосами. Теперь мой желудок не слышно. Она с облегчением стучит каблучками туда и сюда. Но вот, стояк затихает, и мы слышим дикий стон, торжествующий публичность.

В какой-то момент она сломалась. С усмешкой заговорила о Брамсе. Надо отдать должное, внутри меня примерно то и играло. Начала издеваться открыто. Отворяет пустой холодильник «ЗиЛ» и, мечтательно так: «Бедная, бедная мышь… А у меня, вот тут — горлодёр домашний; тут, в уголочке — грузди солёные рядом с вазочкой шубы; сервилатик, сырок в восковой шкурке, рыбка копчёная (красная); молочко фермерское… надо быстрее пить, пока не скисло…»

Знаете, что ребёнок слушает до рождения? Преимущественно — «Бро-кеке-кеке. Ум-сс-ру-ру». Мама включает классику, желая привить культуру и вкус, но её заглушает сначала кишечная философия, потом — усталый храп. Мы в этой пустой квартире, как однояйцевые близнецы.

Я открываю входную дверь, и приглашаю её родиться. В подъезде празднично — конфетти из хлопушек, пустые фанфурики с видами питерских разводных мостов, голодный котёнок, голос живого Джорджмайкла сверху и стопки квитанций за капремонт. Капремонт, понимаете ли, это когда всё, кроме стен, вжух, и — новое. Где ж столько взять? Год, вон, впереди новый, радуйтесь. Плесните чего-нибудь в кружку. Ну… чтоб не бурчало!

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/gkuznetsov/1113/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход