Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Ультрапроза

1556 просмотров

Когда-то раздел «блоги» на irk.ru отсвечивал ярче, новые посты на главной отображались выше и справа, были заметнее и привлекали приличный поток читателей. Авторы, замотивированные обратной реакцией, писали остро, живо. Теперь обстановка тут, чего уж и говорить, спокойнее. Тихая гавань.

Но мне посчастливилось захватить светлые времена 2015-2016 гг. Именно тогда читатели бложика вдохнули в меня веру в себя как в пейсателя. Писателем однако я не стал, угодил в киношную сферу, в дружный коллектив единомышленников. После риэлторского бизнеса эти люди показались мне настолько интересными и культурными… И до сих пор кажутся, а может такие и есть ))

2018-й отнял меня у игрового кино и погрузил в производство рекламы. Были написаны ряд сценариев, концепций, многие из них воплощены в медиапродукты, которыми можно гордиться или, как оказалось, побеждать на фестивалях.

Иркутский заказчик коммерческого видео консервативен, но может быть щедрым, если окажется удивлён свежестью и простотой мысли. Отличная тренировка для сценариста! Со временем понимаешь, что открыл «тёмный портал» идей, и заткнуть его не просто.

В конце 2018 года я устроил себе ещё одну зарядку — марафон суперкоротких рассказов. Пообещал трижды в неделю выдавать по сюжету, не сильно-то стараясь. В виде площадки выбрал Instagram. С броскими обложками очень помогло бесплатное приложение Canva из App Store.

В итоге вышло 13 малюсеньких рассказиков, хороших и не очень. Некоторые из них я процитирую здесь, а остальные вы легко найдёте по хэштэгу «#ультрапроза».

— Как говорил один психолог, с некоторыми людьми нужно держаться холодно, от тёплого отношения они портятся.
— Гниют?
— Портятся. Но кому-то не поможет даже холод. Они будто перезрели.
— Как груши?
— Как фрукты. Так… а это у нас, что за новенький? Дай-ка сюда журнал.
— Вот. Это Ежи Петшик, найден мертвым на трассе А2 между Познанью и Варшавой. Помните, вчера в новостях говорили: перевернулся грузовик с шоколадом?
— Некоторые люди как шоколад, с ними нужно похолоднее.

Мы давно хотели, чтобы наш мальчик снялся в кино. Начали пытаться, когда Феликсу исполнилось три. Уже тогда он был актером от Бога. Но его никуда не брали по каким-то глупым причинам. Я говорю: «Послушайте, как он поет „Hallelujah“!» Ничего не понимают в талантах.

Когда мальчику исполнилось пять, один из возомнивших себя режиссером подонков рассмеялся нам прямо в глаза, и я не выдержал. Конечно, с разбитым лбом, прикованный к батарее, он умолял дать Феликсу главную роль, рассказал забавный сценарий и всё такое, но было поздно.

Я говорю: «Сынулька, видишь там, за окном, мигалки? Не слушай, чего они кричат в матюгальник. Медленно открой дверь и иди к ним. Я позаботился, чтобы приехало много людей с камерами. Это почти кино! Когда сзади бабахнет, не оборачивайся, это я взорву газовый баллон на кухне, чтобы всё было красиво и по-настоящему. Ну, подбери слюни! Знаю, что тело не слушается, не ищи причину, просто сделай это. Парализованную ручку заткни за пояс, а вместо мычания громко пой какую-нибудь песню, ведь это твой звездный час!»

Как-то пошли с дедом в поход. Я ещё маленький был. Обвешались амуницией. А он прёт как танк, что вниз, что в гору. Говорит мне: «Слышишь как камни поют?» Я думаю, совсем старый свихнулся.

Когда-то давно принимали за дичь операции по смене пола. С тех пор технологии ушли далеко вперед. Наше агентство занимается «особенностями самоидентификации». Один хочет камнем быть — хорошо. Другой говорит, всегда чувствовал себя машиной — пожалуйста. Тело преобразуется в соответствующее вещество, сознание цифруется. Это раньше микросхемы походили на штучки-дрючки, а теперь они диффузные, равномерно распределены по любому объёму. И вот, камни несём в лес, из металла можем хоть машину, хоть самолет собрать. Кто хочет дождём стать, там сложнее, предупреждаем, мол, прольётесь всего один раз и…

Ещё, помню, дед говорил, что и звёзды поют. Будто знал что.

Всё началось с полнейшей ерунды. Не секрет, что наш мегаполис — самая крупная городская сеть в мире. Одним постоянно хочется украсть или убить, другие любят радио.

Как бараны упёрлись в одну станцию. И вот, это радио — набор пустоголовых дикторов, безвкусной музыки и протухших новостей — это убожество приглашает в эфир не менее убогого психолога. Дамочка раскрывает рот, и становится ясно, что она на всю голову больна. Обращаюсь, говорит, к детям. У всех есть страхи, но сегодня, мол, поработаем с проблемами домашними: чуланы, темные подвалы, шкафы, прости господи. И объявляет час отваги. Все ребятишки должны встать, открыть страшный шкаф, чулан или спуститься в подвал, и убедиться, что никого там нет.

Город у нас большой. Гляньте ТОП. Прибавьте к этому глобальный стрим эфира в социальные сети. Представляете сколько слушателей? Совершенно случайно некоторые дети стали находить в своих «страшных местах» без кавычек страшное. У кого-то в шифоньере действительно прятался вор. Другой нашел крысиное гнездо. Третий обнаружил, что бабушка не похоронена, а папа, мумифицировав, оставил её себе. Телефоны службы спасения просто взорвались! Кстати о бабушках. У них тоже были страхи, и они в час отваги встали и пошли. Сердце выдержало не у всех. Медиков не хватает, морги переполнены!

Ситуация напоминала эпидемию и развилась стремительно, охватив пламенем полмира. Толпа решила линчевать радиостудию, а полиция не стала им мешать. У психопатов случилось массовое обострение, и они полезли прятаться в домах благонадежных граждан, чтобы сводить с ума домохозяек и котов.

Когда, через трое суток вакханалии, в собственных шкафах нашли двух мертвых президентов европейских стран, стало ясно, что пора принимать соответствующие запретительные меры и законы.

На улицы вышла бронетехника, ввели комендантские часы, стреляли по любому нарушителю не глядя. И потихоньку стало утихать.

По статистике, каждый десятитысячный, открыв дверь, за которой темно, обнаружит что-то ужасное. Я это о чём: не думайте даже, живите как жили, ничего там нет.

Первые свидетельства того, что Северный Сентинельский остров Андаманского архипелага обитаем, относятся к XVIII веку. Сейчас территория острова закрыта для любых посещений, потому что его населяет самое враждебное племя на планете.

Но так было не всегда. В 1891 году русский еврей Гавриил Эткинд прожил в обществе сентинельцев десять месяцев. Когда сразу три женщины родили белых детей, его казнили, но до сих пор в музее Порт-Блэр хранится тетрадь с заметками исследователя. Наиболее высоко оценен запечатленный эпос дикарей. Ниже мы приводим избранные фразы из речи вождя племени, произносимых во время ритуального поедания личинок у большого костра.

«Глядя в отражение, ты видишь не себя».

«Нет в мире ни одного дома с одним выходом (или входом), а если есть, то это не дом».

«Взаимная любовь порождает детей, безответная — идолов. Отсутствие любви порождает яд».

«Когда ребёнок хочет быть взрослым, он растёт. Когда взрослый хочет быть ребёнком, он смеётся. Почему никто не хочет быть стариком?»

«Человек влез на дерево и увидел приближение цунами. Страх смерти обернулся неверием. Человека, смотрящего вдаль, убили; дерево сожгли; вода смыла племя с лица земли. У каждого из нас есть своё внутреннее дерево и кто-то на нём прямо сейчас смотрит вдаль».

«В отличие от сентинельцев, человечество — гость, потому что хозяин не использует дом, он его улучшает».

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/gkuznetsov/1290/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход