Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Дрожь земли иркутской

1823 просмотра

В Иркутске с наибольшей силой ощущаются землетрясения с эпицентрами на Байкале и в Монголии. В качестве примеров наиболее сильных из имевших здесь место землетрясений можно указать следующие: Цаганское землетрясение 1862 года на Байкале, Таннуольские землетрясения 1905 года и Гоби-Алтайское землетрясение 1957 года в Монголии.

Цаганское землетрясение 12 января 1862 года произошло в третьем часу дня при ясной и морозной погоде. Катастрофе предшествовали слабые подземные толчки в районе дельты Селенги на юго-восточном берегу озера Байкал. Очевидно, наибольшей интенсивности землетрясение достигло на северо-востоке описываемого района, на так называемой Налетовской карге, уже при подземном толчке 11 января лед потрескался и на берегу образовались щели, из которых выступила вода. На карге стояло зимовье крестьян, ловивших рыбу в Байкале. После обеда 12 января они, за исключением одной женщины, оставшейся в зимовье, отправились на Байкал вынимать снасти. Вытягивая сети, 12 рыбаков услышали подо льдом сильный шум, треск, мгновенно их подняло так высоко, что они как бы с горы увидели свое зимовье. Квалифицированное описание землетрясения и его последствий дал горный инженер Н. Лопатин, опубликовавший в феврале 1862 года собранные сведения в иркутской газете «Амур». «Желая найти спасение на привычном убежище – земле, рыбаки хотели бежать туда, но неожиданное зрелище сильно взволнованной суши до того поразило их, что они кинулись далее на байкальский лед, который в то время был еще неподвижен. Едва только успели они отбежать, как волна, поднявшая их, быстро устремилась на берег, снесла зимовье и прошла две с лишним версты вглубь земли, уничтожив стоявший на пути лесок и зимовье вместе с находившейся там женщиной. Проезжавший мимо зимовья бурят пропал совершенно, нашли только части его костюма!». Это уникальное свидетельство о мощном цунами на Байкале, ничего подобного более неизвестно за всю историю. О судьбе рыбаков сообщалось в отчете Сибирского отдела Императорского русского географического общества. Оказавшись на льдине отрезанными от суши, они более часа плавали по взволнованной воде, и только когда стемнело, льдину прибило к небольшому островку. Лишь на следующий день после ночевки на острове они смогли выйти на берег. На третий день были найдены живыми две лошади, на которых рыбаки выезжали на лед вынимать сети.
На низменности Цаганской степи при землетрясении почувствовался сильный вертикальный удар, земля заволновалась, «как море», вздулась буграми, из вершин которых через широкие трещины выбрасывались песок и вода. Трудно было устоять на ногах, людей и домашний скот бросало из стороны в сторону. Как пробки вылетали деревянные срубы колодцев, и из них била фонтанами тепловатая вода, подчас на высоту до трех саженей. Как следует из отчета о деятельности Сибирского отдела географического общества, землетрясение оказало глубокое воздействие на очевидцев. Некоторые из них падали в обморок, долго оставаясь без сознания, другие заболели от испуга, третьи – женщины – даже помешались в рассудке, два месяца спать ложились не раздеваясь, из опасения, что катастрофа повторится. Материальный ущерб превысил 150 000 рублей, было затоплено около 450 домов и юрт, погибло более 4000 голов скота, много хлеба и сена и других припасов было испорчено.
Незначительны были проявления землетрясения в районе к западу от южной оконечности озера Байкал (Тункинские впадины), слабо проявилось оно на противоположном берегу Байкала (станции почтового тракта и по берегу Ангары вплоть до Иркутска). Между тем, в Иркутске проявления землетрясения были настолько интенсивными, что могут быть отнесены к максимальным из когда-либо здесь наблюдавшихся. Уже при землетрясении 11 января печи во многих домах в Иркутске дали трещины, трубы обвалились, появились щели в стенах кирпичных зданий. Подземные удары, последовавшие 12 января, были страшны. Трещали все строения и сами собой звонили колокола в церквях. Сильный шум и треск вызывался также тем, что на реках Ангаре и Ушаковке стал лопаться лед, а в городе трескалась мерзлая земля, было явственно видно движение почвы. В домах со столов и из шкафов подали вещи, в частности, книги в городской библиотеке. Сильно и долго раскачивалась пожарная каланча.
В целом интенсивность сейсмических сотрясений в городе при Цаганском землетрясении следует оценить в 8 баллов, но она явно не была одинаковой в разных его районах. Средство предотвращения новых стихийных бедствий, как мера для успокоения взволнованного населения (говоря современным языком, средство психотерапии), в то время было одно: организация крестного хода вокруг Иркутска.

Таннуольская серия подземных толчков состояла из двух сильнейших землетрясений 9 и 23 июля 1905 года с очагами на северо-западе Монголии, сопровождавшихся большим количеством последующих толчков. Первое Цэцэрдэгское (по наименованию реки и ближайшего населенного пункта), оценивается балльностью в эпицентре 10, второе Болнайское в 11. Землетрясение ощущалось на громадной площади около 5 млн. квадратных километров, включая территорию Монголии и северного Китая до Пекина, а в России от Семипалатинска и Томска на западе, до Киренска на севере.
В городе Иркутске сила сейсмических сотрясений доходила до 6 баллов. Цэцэрлэгское землетрясение ощущалось несколько слабее Болнайского, но в обоих случаях многие жители города ощущали головокружение. Трещали стены, качались большие деревья, стучали двери, останавливались часы. При втором землетрясении среди прихожан в церквях возникло смятение, служба прекратилась, молившиеся и обитатели некоторых домов бросились вон из помещений. В доме на горе напротив железнодорожной станции обвалилась штукатурка и увеличились существовавшие ранее трещины. Сыпалась известка с потолков. На болотистой почве между Иркутском и Иркутском-II замечены видимые плавные колебания кочек в сажени от наблюдателя. «Припав ухом к земле, наблюдатель услышал шум, подобный клокотанию воды». При Цэцэрлэгском землетрясении на пароходной пристани на Ангаре отмечены сильные колебания пристани и баржи, создававшие впечатление сильной бортовой качки. При Болнайском землетрясении недалеко от города, возле деревни Олха, вода с низменного берега сначала существенно отхлынула, обнажив берег, а на противоположном берегу заметно прибыла. Таким образом вода переливалась четыре раза и, возвращаясь с крутого берега на низменный, лишь незначительно переходила обычный уровень.
Оценка общего ущерба от Таннуольских землетрясений из-за недостатка информации затруднительна. От Цаганского землетрясения 1862 года Таннуольские подземные толчки 1905 года отличались особенностями механизма очага. В первом случае преобладали смещения по вертикали, в последних по горизонтали (типа сдвигов).

По интенсивности Гоби-Алтайское землетрясение 1957 года было сопоставимо со вторым Таннуольским. Магнитуда землетрясения составляла 8, балльность в эпицентре – 11. В Иркутске на расстоянии около 900 км от эпицентра сила сейсмических сотрясений составляла 5 баллов, выявлены случаи растрескивания печей, штукатурки и осадки некоторых деревянных строений. По-видимому, землетрясение дало редкий на практике положительный эффект – непосредственно после него произошло уплотнение достраивавшейся в то время земляной плотины Иркутской ГЭС, резко сократившее беспокоившую строителей фильтрацию воды сквозь плотину.

Если же говорить о землетрясениях последних лет, то нужно упомянуть 30 июня 1995 года и 27 августа 2008 года.
30 июня 1995 года в 8 часов 02 минуты Иркутск потрясло землетрясение, немало напугавшее горожан. Угрожающе заколебавшиеся дома, заплясавшие в них предметы заставили многих жителей покинуть помещения и уже вне их ожидать дальнейшего развития событий. Повсеместно в различных районах города, независимо от инженерно-геологических условий, наблюдались явления, соответствующие описанию силы землетрясения в 5-6 баллов. По случайному совпадению буквально накануне в опубликованной в газете «Восточно-Сибирская правда» статье «Если Плутон рассердится», обращалось внимание на район непосредственно к западу от озера Байкал с возможной угрозой здесь сильного землетрясения. Разумеется, это нельзя расценивать как сейсмический прогноз в его полном смысле, поскольку оставалось неопределенным время землетрясения, но это свидетельствует о правильности имеющихся представлений о той стороне прогноза, которая касается территориального распределения сейсмичности.

«27 августа в Приангарье произошло сильнейшее землетрясение. Подземный толчок силой 9 баллов в эпицентре и около 7 баллов в Иркутске в прямом и переносном смысле потряс весь регион. Разбитые зеркала и посуда, выбитые окна, трещины в стенах, осыпавшаяся штукатурка, разрушенные печные трубы – таков итог стихийного бедствия.
- Вся система сработала достойно, - отметил первый заместитель губернатора Юрий Параничев, - Оперативность информации была на уровне, несмотря на то что существовали проблемы с энергообеспечением, наблюдались перебои со связью. Управляемость ситуации была сохранена. Надо отметить, что не было паники у населения. Люди отреагировали достойно.
В 14.00 больницы, детские сады, предприятия и организации приступили к работе. Вскоре заработала сотовая связь. Все кинулись звонить детям, родным, близким, друзьям, делиться впечатлениями и переживаниями. Мой 15-летний сын, например, во время землетрясения проверял музыкальную аппаратуру. Врубив на всю громкость басы, он с удовлетворением констатировал прекрасное качество звука: „Класс! Даже в стены и пол отдает“. То, что стены качались от землетрясения, парень даже не заметил.
Эмоциональный шок испытала семья иркутянки Татьяны Л. Родственники, приехавшие на сороковины умершего племянника, подходя к месту погребения, со страхом увидели раскачивающийся погост и венки. – Происходящее напоминало фильмы Хичкока, - рассказала Татьяна. – Казалось, что вот-вот развернется земля и откроется могила!
В Братске землетрясение совпало с проведением учений в городской больнице №3. Провести эвакуацию больных и медперсонала пришлось по-настоящему. В больнице готовились к „пожару“, а случились подземные толчки.
В Иркутске во время землетрясения наблюдался настоящий свадебный бум. – Регистрация браков в этот день проходила в обычном режиме, - вспоминает директор Дворца бракосочетаний Татьяна Беляева. – Дворец бракосочетаний не прекращал свою работу. Только после первого толчка регистрирующуюся пару и гостей на несколько минут вывели из здания. Переждав толчки, молодожены сами решили вернуться в комнату регистраций и продолжить торжество. Примечательно, что 27 августа в Иркутском Дворце бракосочетаний было зарегистрировано 27 пар. – Есть старая примета: дождь, буран, гроза или град на свадьбу – к долгой счастливой жизни, - улыбается Татьяна Беляева. – Если в это верить, то лучше землетрясения для молодоженов не может быть ничего!

Героями дня в Слюдянском районе в среду, несомненно, стали персонал родильного отделения медсанчасти и Любовь Королева, которой пришлось рожать на улице во время землетрясения. Люба поступила в больницу в среду в 11-м часу утра. У 25-летней женщины уже начались потуги, и для нее готовили родильный зал. – Раздался сильный гул, и все здание затряслось, - вспоминает Любовь. – Я очень испугалась, не знала что делать. Все трясется, меня саму трясет. Тогда меня уложили на носилки и вынесли на улицу. Мне медсестер очень жалко было – такую тяжесть по лестнице тащили! На улице, прямо на каталке, и стала рожать. Вокруг меня весь персонал собрался старались помочь… А у самих-то, наверное, тоже сердце не на месте – волновались, как дома… Девочка родилась весом 3,5 кг, рост 52 см. Дочку завернули в пеленки, которые успели прихватить с собой из отделения, и отдали на руки папе. А потом их отвели в пищеблок, там все же теплее было, чем на улице.
- Мы взяли на улицу все необходимое – биксы со стерильными инструментами, пеленки, одеяла… Рядом с роженицей, были три врача, акушерка, санитарки. Отец ребенка был рядом – поддерживал жену. Губы у него были белые, сам весь бледный, но хорошо хоть в сознании. Когда ему дали дочку на руки, он расслабился, заулыбался и ходил с ней счастливый, вспоминает сутки спустя заведующая родильным отделением Светлана Старкова.
- Когда женщина рожала, над нами висела свинцовая туча, - дополняет врач-неонатолог Игорь Семутенко. – Думали: еще грозы нам не хватало! Как только роды закончились, закрапал небольшой дождик. На наше счастье ребенок запищал сразу. Девочка была хорошенькая, розовенькая. Наша задача была согреть ее, чтобы не замерзла на улице. Я пеленку для нее под мышкой держал, чтобы ткань не остыла.

Домой медики стали звонить лишь после того, как приняли роды. – До сих пор перед глазами стоит, как стены шатались. Страшно было смотреть в лица людей – все белые, напуганные. Но когда стали принимать роды, все эти эмоции отошли на второй план. Даже проще стало, когда делом занялись, - считает Игорь Семутенко». (Областная. 2008. 29 авг. (№ 98)).

Использованы материалы электронной библиотеки «Хроники Приангарья» http://i.irklib.ru/hronp :
Восточно-Сибирская правда. 1995. 28 июня (№ 150)
Областная. 2008. 29 авг. (№ 98)
Землетрясения в Иркутске / С. И. Голенецкий ; . - Иркутск : Имя, 1997. - 92, с. : ил., табл., карты. (издание доступно в печатном виде в библиотеке им. И. И. Молчанова-Сибирского)

Это интересно

URL: http://www.irk.ru/news/blogs/irk-1522826645.94/1318/

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля