Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх
 Спецпроект «Политика в вопросах и ответах»

Дмитрий Чернышов: откровения без галстука и без границ

Конфликт между правительством Иркутской области и мэрами, за которым уже без малого год с интересом наблюдает Иркутская область (а говорят, что и столица), получил новое толкование на недавно состоявшемся заседании Клуба публичной политики. Свою точку зрения на то, что и как происходит, изложил глава аппарата губернатора и правительства Иркутской области Дмитрий Чернышов.

Встреча началась неожиданно, с раздевания. Дмитрий Чернышов весьма демократично сначала развязал галстук, потом снял пиджак. Таким образом была продемонстрирована открытость, так что можно было не стесняясь задавать любые вопросы.

— Проблемы? Как вы понимаете, проблем много на уровне любого правительства. Не все они являются новыми: какие-то из них переходящие — с предыдущих периодов. Первое, что хотелось бы отметить, — мы всего год у власти. В целом команда сформирована. Есть, конечно, определенные сложности, трудности, но я думаю, что правительство в целом со своей задачей справилось. Мы приняли бюджет и теперь его исполняем… Это не пустые слова, — щедро лил воду руководитель аппарата.

Дмитрий Чернышов рассказал, что главное достижение правительства — увеличение на 19 % доходов бюджета Иркутской области в 2016 году относительно 2015 года. «По этому показателю мы на первом месте в Сибирском федеральном округе и, по-моему, на 12-м — в России», — подкрепил он свой доклад.

Возникло легкое ощущение дежавю. Теми же словами о достижениях уже отчитывались и губернатор, и председатель правительства.

Но публике хотелось подробностей другого рода. Председатель Клуба публичной политики Павел Степанов начал задавать вопросы: кто с кем враждует, как уживаются между собой группировки Битарова, Чернышова, Кондрашова; может ли Александр Битаров уволить чиновников, которые ему не по сердцу, — министров жилищной политики Андрея Капитонова, здравоохранения — Олега Ярошенко, имущественных отношений — Владислава Сухорученко, и, в конце концов, замгубернатора Виктора Кондрашова?

— Да, — радостно заявил Дмитрий Чернышов, но тут же испугался, — не в том смысле да, что согласен, что существуют группировки. «Да» — это значит, я принял вопрос.

Он пожаловался, что какие-то люди всё время распускают слухи о том, что в правительстве действуют группировки. Это началось еще год назад, а сейчас «обострение какое-то опять, но не в правительстве». По его словам, в сером доме нет никаких группировок, а обостряют ситуацию враги.

Павел Степанов не сдавался: если всё так хорошо, то почему Битаров дал правительству такую низкую оценку — всего лишь «три»? И оценка эта — результат деятельности (или бездеятельности?) вполне конкретных чиновников.

— Есть председатель правительства, ему подчиняются министры. Он вправе дать оценку деятельности своего правительства, — начал Чернышов дипломатично. — Я не полномочен оспаривать его оценку, высказывать сомнения…

Но тут же, без лишних переходов, выставил свою.
— Но у меня будет немного оптимистичнее оценка — я бы поставил «четыре с минусом», а не «три».

Дальше сказал именно то, чего ждала плотоядная публика, — об увольнениях министров.

— На председателя правительства возложено руководство правительством, исполнение полномочий. Что касается кадровых решений, то у каждого министра работодателем является губернатор Иркутской области, это сфера полномочий губернатора. В данном случае я не могу отвечать за те кадровые решения, которые примет губернатор. Когда он примет такие решения, может быть, мне даже хватит смелости их прокомментировать, — засмеялся Чернышов.

С галёрки послышался голос — председатель общественной палаты города Иркутска, советник губернатора, профессор права Сергей Шишкин — один из старожилов региональной политики — решил перенаправить разговор в нужное государственное русло. Взял сразу с высокой ноты — послания президента Федеральному Собранию. Будут ли анализировать в региональном правительстве, что президент сказал? Тем более довольно громко из его уст прозвучала тема экосистемы Байкала, у нас куча проблем с утилизацией мусора на Ольхоне.

Дмитрий Чернышов подавил зевоту, дослушивая вопрос. Ответ был выполнен в лучших традициях фрейдизма — «кто о чем, а вшивый — о бане».

— Что касается тех отходов, или свалок, как вы их назвали, наверное, в первую очередь вопрос касается лесопромышленных отходов. Губернатор дал поручение: если рассматривается какой-то проект в лесной отрасли, то он получит одобрение при одном условии — должен быть предусмотрен полный цикл переработки, чтобы отходы не сваливались в лесу. Нужно запускать пеллетное производство, полную переработку лесных отходов.

Информация, видимо, впечатлила публику. Так что вопрос про министра лесного комплекса напросился сам собой. Тем более там недавно случился кадровый казус: бывший руководитель лесного ведомства Сергей Журков доказал, что был незаконно уволен, и по решению суда был восстановлен в должности. Так что теперь в министерстве лесного комплекса два руководителя — Журков и Шеверда. Могут вдвоём крутиться на министерском кресле.

— Что касается Сергея Журкова, он был уволен с должности руководителя агентства лесного хозяйства. На сегодняшний день такого органа власти нет, а есть министерство лесного комплекса. Так что его и восстанавливать некуда, — улыбнулся Дмитрий Чернышов. — И мы по-прежнему считаем, что решение о его увольнении было принято законно по сути и обосновано по форме. Более того, прокуратура нас поддерживает.

А потом добавил начальственных ноток в голос, пообещав Журкову — борцу за свои трудовые права — «сладкую» жизнь.

— Я не исключаю, что будет проведена ещё одна проверка его деятельности, вернее, бездействия при подготовке к пожароопасному периоду.

Но публику заинтересовал не только бывший руководитель лесного ведомства — новый тоже хорош. Евгений Еремеев, издатель газеты «Народный контроль», начал перечислять родню министра Шеверды и его первого зама Кузьмы и какими предприятиями они владеют. Шеверда-отец, Шеверда-брат, Шеверда-жена; Кузьма-сын, Кузьма-дочь и далее по списку: две чиновничьи семьи крепко обосновались в лесопромышленном комплексе, курируют лесовосстановление, лесозаготовки и так далее. «Фактически весь комплекс в руках двух семей», — подытожил Еремеев.

— Слава богу, у Шеверды небольшая семья, — засмеялся с облегчением Чернышов. — Я не знаком с членами семьи Сергея Шеверды, не знаю, к счастью или к несчастью. Но если серьёзно отвечать на ваш вопрос, то что здесь важно? Чтобы не было у министра конфликта интересов. Чтобы не оказывал поддержку своим родственникам. У меня была эта информация, я дал поручение управлению по борьбе с коррупцией. Они проверили — нет конфликта интересов.

— Конфликта нет, есть интерес интересов, — съязвил Еремеев.
— Нет такого термина, это вы что-то придумываете, — замгубернатора пошел в несознанку. — …Если будет выявлен конфликт интересов, это касается не только министра Сергея Шеверды, но любого чиновника правительства Иркутской области, будут предприняты соответствующие меры!

Аудитория пошла на повышение градуса откровенности. Послышались вопросы уже не о конфликте интересов министра Шеверды, а о конфликте самого Дмитрия Чернышова с мэрами, в частности об их перепалке с главой Черемхово Вадимом Семёновым.

— Был ли конфликт? — подсказывал безопасный фарватер Павел Степанов.

— Был ли мальчик? — хихикнул Дмитрий Чернышов и тут же сделал серьезное лицо. — На самом деле, Вадим Семёнов уже давно не мальчик. Не в том смысле, а в смысле, что он уже давно не мальчик в политике. Его на выборах поддержали многие жители Черемхово, это дорогого стоит.

Что касается конфликта, Дмитрий Чернышов попытался посмотреть на него свысока: несколько раз повторил, что относится ко всей этой ситуации с иронией.

— Полагаю, что эпатаж свойственен актерам эстрады, цирка, — откинулся он в кресле, изобразив на лице всю гамму эмоций человека, занятого ответственной работой, которого отвлекают на какую-то ерунду. — Мы должны выполнять свои обязанности по обеспечению жизнедеятельности населения, а не эпатировать публику.

А дальше сделал маневр в сторону инициатив мэра Иркутска Дмитрия Бердникова по увеличению налоговых отчислений муниципалитетам, из-за чего и началась последняя административно-информационная война.

— Здесь тоже нет никаких конфликтов. Мэр вышел с инициативой — это его законное право. Ничего здесь такого, что можно было бы оценивать негативно.

Однако присутствовавшие журналисты не унимались: еще так недавно пресс-служба областного правительства стреляла по мэрам своим секретным оружием — видеороликом «Меняйло против Семёнова», в котором полпред президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло обвинял мэра Черемхово Вадима Семёнова в гибели детей-инвалидов в Черемховской больнице (ролик был смонтирован пресс-службой и вызвал полнейшее недоумение и со стороны полпреда, и со стороны мэра — они просто не узнали себя и друг друга, после чего видео было позорно потерто везде, куда успели его выставить). Ещё один эпизод, доказывающий войну с мэрами, от которой так активно открещивается Дмитрий Чернышов, — размещение всё той же пресс-службой областного правительства текста против Дмитрия Бердникова и его налоговой инициативы под заголовком «Дяденька, дай миллиардик».

По всей видимости, Дмитрий Чернышов не рассчитывал на этот вопрос. Поэтому поначалу замялся, а потом перешел в атаку.

— Я вообще не склонен называть материал «Меняйло против Семёнова». Это что такое? Меняйло – это полномочный представитель президента, а Семёнов — мэр, они в одной системе власти, — искренне возмутился нетактичности вопроса Дмитрий Чернышов.

Он рассказал, какие высокие требования предъявляет он к пресс-службе, и если она сделает что-то не то, сразу будет наказана. А пока всё отлично, пресс-служба борется за свободу слова и широкое информирование населения.

Чтобы окончательно замять тему с мэрами, руководитель аппарата пошел на беспрецедентную дипломатию и поблагодарил мэра Дмитрия Берникова за его налоговые инициативы. «Его инициатива послужила поводом для меня более глубоко пообщаться с мэрами, более глубоко изучить этот вопрос», — заявил чиновник.

Ряд тем, которые журналисты полагали легкими и даже, можно сказать, элементарными для руководителя аппарата губернатора, — о том, сколько советников у главы региона, как выполняется его апрельское послание и так далее — вызвали ступор у Дмитрия Чернышова. «Ну не знаю!» — признал он. Но пообещал узнать и обязательно поделиться информацией с общественностью.

Финал встречи был посвящен игре «Сожри губернатора». Павел Степанов напомнил, что на форуме «Байкал-2020» этим летом Дмитрий Чернышов, выступая перед молодежью, сказал, что это любимая иркутская игра.

— Да, я помню эту свою фразу. Действительно, это мое убеждение — на протяжении долгих лет эти игры имели место быть на территории Иркутской области. Кто-то пытается и сейчас их продолжать. На самом деле, — в голосе чиновника появился металл, — я бы не советовал этого делать.

Взял галстук, надел пиджак, застегнулся на все пуговицы и пошел заниматься большими делами.

Фотографии со страницы Клуба публичной политики в Facebook

  • Tatiana Svetlaya 8 декабря 2016 в 16:17 +6

    Абсолютная пустышка с раздутым самомнением. Кто-то его слушает и внемлет, обычный и ничем не примечательный юрист, возвышенный своей престарелой покровительницей.

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля