Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Кому приносит прибыль отдых туристов на Тёплых озерах? Расследование журналиста IRK.ru

Одно из любимых мест отдыха иркутян — Теплые озера у реки Снежная вблизи поселка Выдрино на границе с Бурятией. Туристы ездят туда зимой и летом любоваться красивейшими пейзажами. Но для того, чтобы отдохнуть у воды, нужно заплатить немалую сумму — проезд преграждают турбазы и частные шлагбаумы. Кому и зачем платят туристы, разбирался журналист IRK.ru.

На Тёплых озерах я была не раз. В этом году удалось поехать туда в конце июля. Путь из Иркутска занял около трех часов. Дорога на участке хорошая, но ровно до поворота на озера. Дальше начинаются щебенка и ухабы. Движение возможно только в одном направлении, поскольку проезд заставлен автомобилями.

То, что люди оставляют машины задолго до озёр, неудивительно. В прошлом году для проезда к воде нужно было миновать местное КПП, заплатить деньги за стоянку машины, за водителя и каждого пассажира. В этом году правила сильно изменились.

На озёра мы приехали вчетвером. Первое, что бросилось в глаза — два больших автобуса, которые стояли примерно в 200 метрах от прежнего КПП. Путь преградили шлагбаумы. Остановившись у одного из них, наш водитель вышел из машины и заглянул внутрь автобуса. Спустя время он вернулся с чеком в 2300 рублей.

— За что? — удивились мы.
— За стоянку машины, пользование инфраструктурой, установку двух палаток и за каждого из нас четверых, — перечислил он.

После оплаты охрана открыла проезд, и мы двинулись дальше. Уехать далеко не получилось, так как впереди ждал еще один контрольный пункт — тот же, что и в прошлом году. Сотрудники КПП проверили у нас чек и подняли преграждающий путь шлагбаум, второй по пути следования к месту отдыха.

Территория рядом с озерами условно разделена на несколько зон. Главная дорога уводит вглубь небольшого леса в палаточный лагерь. Рядом шумно течет Снежная, близость реки удачна для тех, кто останавливается здесь на несколько дней. К деревьям прибито несколько урн.

На второй половине территории, правее от центральной дороги, расположилась турбаза с несколькими домиками, беседками и пикниковой зоной. Рядом находится небольшой контактный зоопарк. К озерам ведет пешая тропа, дополненная указателями и информацией о водоемах. Вокруг воды территория активно застраивается — владельцы строят новые дома, деревянные пирсы, огибающие часть озера. Туристам предлагают катамараны, лежаки. Все имеющиеся услуги платные. Аренда катамарана стоит 2000 рублей за час, со скидкой за въезд на территорию — 1000 рублей. Около 200 рублей с человека (с учётом скидки) мы отдали за лежаки.

Ещё по 100 рублей заплатили за вход на деревянный пирс. Выходит, что туристы платят за допуск к озерам дважды — при въезде и на территории комплекса. Иной возможности попасть к озерам, кроме как через КПП, нет. И здесь мы задумались, значит ли это, что предприниматели незаконно ограничивают право граждан на доступ к водоёмам?

Чьи земельные участки и турбаза?

Вернувшись в Иркутск, я изучила сайт рекреационного комплекса «Тёплые озера на Снежной». Там сказано, что получателем денежных средств выступает ООО «Малина». Согласно сервису сети деловых коммуникаций СБИС, учредитель компании Татьяна Игнатенко. Она же является совладельцем православного прихода храма во имя святого пророка царя Давида в поселке Новоснежная рядом с Выдрино, следует из базы проверки контрагентов kartoteka.ru. «Малину» создали в апреле 2019 года с уставным капиталом 10 тысяч рублей.

На сайте туристического комплекса сказано, что прокат катамарана в выходной день стоит от 600 рублей за час. Такую цену мне как туристу на Тёплых озерах никто не предлагал. Отмечу, что владельцы не указали, от чего зависит повышение стоимости аренды. Ничего не сказано о системе скидок за въезд на территорию.

С этой темой я обратилась сразу в несколько ведомств и в администрацию Слюдянского района. Первым пришел ответ от исполняющей обязанности мэра Слюдянского района Светланы Орловой. Она сообщила, что до 2004 года семь земельных участков в районе Тёплых озер находились в бессрочном пользовании у Ангарского электромеханического завода. На балансе завода числилась и дорога от федеральной трассы до озёр, построенная в 1962 году.

Из ответа следует, что в 2003-2004 годах предприятие через суд обязало мэрию продать территорию (на сайте арбитражного суда карточка дела отсутствует — Прим. ред.). Основанием стали расположенные на участке объекты, находящиеся в собственности завода. Получив землю, организация разделила её на четыре участка. Один из них передан православному приходу храма во имя святого пророка царя Давида, другие три — некоему Максиму Шевченко.

На первом участке построили часовню святого пророка царя Соломона, которая часто мелькает на фотографиях отдыхающих, на трёх других развернули предпринимательскую деятельность. Озёра, согласно публичной кадастровой карте (кадастровый номер 38:25:041105:211), в частную собственность не вошли, они имеют статус земель лесного фонда.

Дорога от трассы до водоёмов, которая сейчас находится в аварийном состоянии, в 2018 году перешла в собственность Слюдянского района. Согласно ответу мэрии, с августа по октябрь этого года администрация планирует её отремонтировать: срезать верхний слой асфальта, выровнять щебень и сделать новое покрытие.

Отдельного внимания в этой истории заслуживает новый собственник Максим Шевченко. Он, как и Татьяна Игнатенко, является учредителем православного прихода. Согласно информации из материала «Максим ШЕВЧЕНКО: Мэр не берёт наши подарки» ангарской газеты «Время», его отцом был директор «Ангарского электромеханического завода», скончавшийся в 2008 году.

Согласно сервису СБИС, Шевченко является владельцем фонда наследия русской культуры и духовности «Отражение» (а Татьяна Игнатенко — его координатором. Среди проектов фонда — строительство часовни царя Соломона на берегу Изумрудного озера, возведение поклонного креста на горе Шапка Мономаха, покупка двух картин художника Никаса Сафронова для Иркутского областного художественного музея имени Сукачева стоимостью больше миллиона рублей.

Позиции ведомств

В ответ на моё обращение областная прокуратура пояснила, что арендатор участков Татьяна Игнатенко имеет право быть учредителем турбаз и религиозной организации, это закону не противоречит. Ведомство также указало, что помимо «Малины», Игнатенко владеет турбазой «Новая снежная». Согласно сервису СБИС, организация связана с компанией ООО «Максимакс», владельцем которой является Максим Шевченко.

В региональной прокуратуре и администрации Слюдянского района мне пояснили, что структуры не вправе контролировать уровень цен в рекреационном комплексе, поскольку это частная территория. К тому же жалоб на завышения, в ведомство и мэрию не поступало.

Несмотря на отсутствие претензий со стороны областной прокуратуры, рекреационным комплексом интересовались другие ведомства. Проверку в отношении базы «Новая снежная» в 2018 году провели Западно-Байкальская межрайонная природоохранная прокуратура, региональные Росреестр, Росприродназдор, стройнадзор и МЧС.

Как сообщила природоохранная прокуратура в ответ на запрос IRK.ru, ведомства нашли в работе турбазы нарушения земельного, природоохранного, санитарно-эпидемиологического законодательства и требований пожарной безопасности. В связи с этим Слюдянский райсуд с января 2019 года рассматривает иск о приостановлении работы турбазы.

Начальник отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики и охраны природы областной прокуратуры Дмитрий Петренев в ответе на запрос пояснил, что озёра являются объектами общего пользования, доступ к которым имеют все граждане. По закону, ограничение доступа считается неправомерным. После моего обращения как журналиста IRK.ru прокуратура Слюдянского района решила проверить территорию комплекса.

Однако Байкальское межрегиональное управление Росприроднадзора, куда я также направила вопрос о законности ограничения, придерживается иного мнения. Исполняющий обязанности руководителя Павел Шаргаев сообщил, что сотрудники ведомства осмотрели территорию озер и не нашли нарушений.

Шаргаев сослался на то, что береговая защитная линия озер в пределах 20 метров не ограничена заборами, шлагбаумами и иными застройками. А то, что туристы не могут свободно попасть к берегу из-за платной частной территории, ведомство не учло.
«По вопросу ограничения доступа к водному объекту, Управление сообщает, что свободный доступ к береговым защитным полосам, в пределах двадцати метров, озер Изумрудное, Сказка, Мертвое заборами, шлагбаумами, иными застройками не ограничен», - написал в ответе Павел Шаргаев.

Реакция туристов

Происходящее на Тёплых озерах волнует немало людей. На портале Angara.net пользователь Владимир Черепанов вспоминает свою поездку в июне 2019 года на пик Тальцинский, расположенный недалеко от озер, где с него тоже потребовали оплату.

— Денег мы платить не стали <…> Охранник, встретивший нас дальше, объяснил, что это приказ руководства турбазы, что сами охранники понимают абсурдность и незаконность данных требований, и что он нас не видел, мы его не видели. На обратной дороге другой охранник на выходе пытался требовать чек, хамил и всячески грубил, — пишет турист.

Черепанов сообщил, что обратился в областную прокуратуру, которая подключила к рассмотрению его жалобы Росприроднадзор и налоговую службу. Неравнодушный к ситуации автор написал статью «Не по Сеньке шапка» в ангарской газете «Время». В публикации обращается внимание на поклонный крест на горе Шапка Мономаха, который представляет собой недостроенную «огромную безобразную металлическую конструкцию».

— То, что владельцы называют благоустройством территории, туристами оценивается как грубое вмешательство в природу. Как иначе назвать деревянные конструкции, построенные не на берегу, а прямо на воде? Мало того что они портят природный ландшафт, так из-за них в озеро теперь войти невозможно, — пишет автор статьи.

Журналист пытался связаться с Максимом Шевченко, однако тот отказался комментировать ситуацию. На мой запрос он так же не ответил.

Пока контролирующие ведомства разбираются в ситуации, организуют проверки участков около Теплых озер, доступ к водоемам ограничен. История озер лишь единичный пример, когда ценные природные территории переходят в частные руки, достаточно проехать вдоль берега Байкала или посмотреть на участки земли рядом с акваторией Иркутского водохранилища.

Различные ведомства время от времени проверяют территории озер, однако никаких изменений после этого не происходит. Обращения поступают и со стороны возмущенных жителей, которые не понимают, так же как и я, почему должны платить за доступ к водоемам. Жалобы также не проносят результатов. Поэтому делать позитивные прогнозы развития ситуации, похоже, не приходится.

Фото автора

  • Роман Александрович 3 октября 2019 в 11:12 0

    Вырубили лес настроили там дорог и воздушных линий для баз, лежаки делают. А земли то лесного фонда.

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля