Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

О путешествии в Катманду и восхождении на Кала-Патхар

около 13 минут на чтение 11 комментариев
Александр с одним из представителей касты, отрешенных от мира
Александр с одним из представителей касты, отрешенных от мира

Александр 30 лет в спорте — занимается боевыми искусствами, любит путешествовать на машине, и у него есть экстремальные хобби. А вот от альпинизма всегда был далек, но рассказ знакомого о восхождении на одну из вершин мира подвиг его отправиться в Непал. О своем путешествии Александр рассказал журналисту IRK.ru.

Разговор о поездке в Непал зашел зимой, и уже через три месяца мы с друзьями собрали сумки и отправились в Катманду. Путешествие в эту колоритную страну мы решили совместить с восхождением на придаток горы Кала-Патхар на 5643 метра (Кала-Патхар, или «Черная скала», — горная вершина в системе Гималаев, является южным выступом горы Пумори. — Прим. ред.). Это уже довольно приличная высота, особенно для таких новичков, как мы.

Связались с компанией, которая занимается организацией экспедиций на Эверест со стороны Китая. На всем пути — от подготовки до вершины — нас сопровождал Владимир Котляр, один из известнейших российских гидов-альпинистов. В группу вошел 21 человек из разных точек России. Из Иркутска было трое, не считая пары, которая эмигрировала из нашего города в Польшу. Они, к сожалению, не дошли — с высоты пять тысяч метров их сняли вертолетом, так как им стало плохо. С нами шли люди разного возраста. Самый взрослый — 66-летний рекордсмен Гиннеса по банджи-джампингу — прыжкам с высоты на длинном резиновом канате.

До Непала мы добирались через Китай: Иркутск — Гуанчжоу — Катманду. Билеты обошлись в 80 тысяч рублей. Внутри страны был еще один перелет, откуда мы потом отправились на гору. За то, что меня приведут в базовый лагерь Эвереста и я поднимусь на Кала-Патхар, я заплатил 130 тысяч рублей.

Пятый день на пути к Кала-Патхар. Александр с другом Михаилом
Пятый день на пути к Кала-Патхар. Александр с другом Михаилом

Около пяти тысяч обошлась виза в Китай, которую делали в Иркутске. А вот непальскую визу на месяц пребывания в этой стране оформляли прямо в аэропорту Катманду за 30 долларов. Для этого нужен только загранпаспорт и страховка. Кстати, моя страховка, которую я оформил в компании, организовавшей нам экспедицию, позволяет вызвать вертолет и получить медицинскую помощь. Вот только компенсация предусмотрена через несколько недель после наступления страхового случая.

Поэтому с собой нужно иметь как минимум 4 тысячи долларов, чтобы сначала самостоятельно оплатить вызов спасательного вертолета. Можно в случае необходимости спуститься с горы и на конях, будет дешевле — около тысячи долларов с одного человека.

По законам Непала нельзя забрасывать в базовые лагеря продукцию и оборудование — все заносят на себе, чтобы зарабатывали шерпы (Шерп — проводник или носильщик. — Прим. ред.). Их услуги стоят около 20 долларов в день. Питание обошлось мне примерно 60-70 долларов в день. Причем чем ты поднимаешься выше на гору, тем продукты дороже. К примеру, за горячий чай, который нальют в ваш термос, придется заплатить до тысячи рублей.

Вся поездка обошлась в 350 тысяч рублей.

В Катманду

Гид встретил нас в аэропорту и отвез в старинный район Тамель в центре Катманду. Здесь в основном и живут приезжие альпинисты, которые потом планируют идти на Эверест. Мы заселились в отель Marriott, по соседству с которым находятся заброшенные дома и бараки — здесь это нормальное явление. В течение двух дней мы ждали, когда соберется вся группа. Кто-то летел через Китай, как и мы, кто-то через Эмираты.

Площадь Катманду
Площадь Катманду

Город чем-то похож на задворки Таиланда. Местные люди выглядят криминально. Но очень скоро мы поняли, что в массе своей это улыбчивые, добрые и вполне себе счастливые люди, несмотря на бедную жизнь. Многие непальцы спят на асфальте, живут в коробках. Утром они просыпаются и с улыбкой идут на работу.

Проблем с самостоятельным перемещением не было — ориентировались в городе легко. Сразу купили две сим-карты: для гор и для города. Пользоваться роумингом не рекомендую: дорого. Разговаривали на английском — проблем не было. Но на всякий случай мы выписали несколько фраз на местном языке.

На дорогах полный коллапс: коровы, обезьяны, люди, велосипеды, мопеды и машины. Из-за этого пробки, можно потерять несколько часов в пути, если ехать на такси, которое, кстати, очень дешевое. Поэтому мы передвигались в основном пешком или на велорикшах.

Ритуальные подношения
Ритуальные подношения

Катманду — крупнейший город, столица и культурный центр Непала. Здесь множество храмов, узкие живописные улочки, знаменитые ступы, дворцы и музеи. Вместе с тем на каждом шагу изображения Будды, мечей, оторванных голов, кровь — страшная красота.

В городе протекает река, вдоль которой стоят храмы, где проводят обряды и сжигают тела умерших людей. А то, что не догорело, скидывают в реку. Если человек умер своей смертью или погиб от несчастного случая, его тут же везут в храм и кремируют — вскрытия в таких случаях у местных нет. Нам рассказывали, что порой даже родственники не успевают доехать, чтобы попрощаться. А ты можешь за 10 долларов сидеть на другой стороне реки и наблюдать, как плачут люди, как развеивают прах. Тут же сливают отходы.

Местные жители пытаются заработать буквально на всем. Зарплаты у них маленькие, редко кто получает 100-150 долларов в месяц. Здесь мегадешевая рабочая сила — даже китайские заводы перемещают сюда свои производства.

Вот с чем там проблем нет, так это с питанием. Есть изысканные места, есть обычные кафешки. В хорошем ресторане можно вкусно поесть на 500 рублей. Мясные блюда в основном готовят из яков и курицы. По возвращении в Иркутск очень соскучились по рыбе — там ее нет. А вот в горах меню максимально было простое, все готовили сами шерпы: вареный или жареный рис с овощами, с курицей или яком.

В Катманду многообразие религий: несколько подветок индуизма, буддизма, здесь живут и католики, христиане, мусульмане. В городе мы посетили самую большую буддийскую ступу в мире — Боднатх. Она занесена в список ЮНЕСКО и считается главным центром тибетского буддизма в Непале. Вокруг ступы огромное количество буддистских монастырей и паломников, за которыми мы наблюдали с крыши кафе.

Кумари — живая богиня Непала

Непал — единственное место на земле, где существуют живые богини — это реальные люди. Кумари становится красивая маленькая девочка, у которой нет изъянов и царапин на лице и теле и которая отличается особой храбростью. Живет богиня-девочка в самом центре Катманду в специально построенном для нее небольшом дворце. После достижения половой зрелости она возвращается к обычной жизни.

Пока девочка осуществляет роль богини, ей преподают всего три предмета, не дают касаться земли — носят на руках или в паланкине. Девочке запрещается общаться с противоположным полом. Нам рассказали, что не всем удается потом адаптироваться к обычной жизни.

Мы посетили дворец богини Кумари. Пока толпа собирается в храме, охранники тщательно обходят помещение – смотрят, чтобы никто не доставал фотоаппарат и не включал телефон. В случае нарушения порядка даже одним человеком богиня может не появиться — и все уйдут ни с чем. Мы ждали ее недолго. В окошке показалась красивая девочка лет пяти со взрослым выражением лица. Существует поверье: если она появляется в плохом настроении или плачет — жди беды, если улыбнулась, что бывает нечасто, соответственно, день будет хорошим.

Безопасность

На улице торгуют наркотиками открыто. Тебе их предлагают буквально на каждом шагу. Тут же стоят полицейские — они за всем наблюдают. Кого-то могут забрать после покупки наркоты и потребовать крупную сумму за освобождение из тюрьмы, а иногда просто закрывают на происходящее глаза. Но если ты идешь мимо и не проявляешь интерес, никто к тебе вязаться не будет. В целом население мирное, агрессии никто не проявлял.

Непальские дети
Непальские дети

Познакомились с одним местным гидом – русской девушкой из Москвы, которая живет в Непале уже 10 лет. Она изучила джойтиш (астрология индуизма, предсказывает прошлое, настоящее и будущее. — Прим. ред.) и теперь, по ее словам, абсолютно счастлива. Сказала, что здесь чувствует себя намного безопаснее, чем на улицах Москвы. В Непале нет острой проблемы уличной преступности и грабежей.

На пути к Кала-Патхар

Наконец нам объявили, что вся группа в сборе, и ночью автобусом мы отправились в путь. Через 4 часа была остановка в небольшой деревне, где люди живут намного хуже бедняков Катманду – смотреть на это страшно. Оттуда мы планировали вылетать в Гималаи: маленький самолет должен был нас закинуть в Луклу — самый опасный аэропорт мира.

Авиакатастрофа в аэропорту Лукла — произошла за три дня до прилета Александра. Самолет и вертолет столкнулись в воздухе.
Авиакатастрофа в аэропорту Лукла — произошла за три дня до прилета Александра. Самолет и вертолет столкнулись в воздухе.

Утром у нас забрали паспорта — и на этом все. Так в ожидании рейса мы провели десять часов. Гид нас сразу предупредил: не пытайтесь понять, что происходит в аэропортах Непала. Багаж могут таскать разные люди по всему аэропорту, могут и не донести — потерять. Ближе к ночи мы стали искать место, где можно было бы разбить палатку, чтобы переночевать. Но не рискнули, подумав, что либо яки, либо змеи нас точно съедят или затопчут (смеется). Улетели с горем пополам.

В Луклу мы летели двумя 15-местными самолетами. И по прилете сразу отправились на Кала-Патхар. Самый благоприятный сезон для восхождения — апрель—май. Мы шли в середине апреля. У подножья горы +20, однако, чем выше мы поднимались, тем становилось холоднее. Ближе к пяти тысячам стало -15, пробрасывал снег и усиливался ветер.

Группа проходит по одному из самых больших ледников в мире — «Кхумбу». На пути к базовому лагерю Эвереста
Группа проходит по одному из самых больших ледников в мире — «Кхумбу». На пути к базовому лагерю Эвереста

Ежедневно мы проходили по 18-20 километров — поднимались примерно на тысячу метров. Причем после этого ты обязан еще немного подняться самостоятельно с другими участниками, спуститься и только потом лечь спать, чтобы привыкнуть к высокогорью. И так мы шли неделю, пока не набрали 2,5 тысячи метров. И потом в одну ночь зашли на Кала-Патхар и сразу же отправились обратно.

После покорения Кала-Патхар группа возвращается обратно
После покорения Кала-Патхар группа возвращается обратно

Восхождение на Кала-Патхар считается простым, когда не используют специального снаряжения. Однако и на эту высоту поднимаются не все. В последние два дня восхождения некоторым людям становилось плохо, их мучила тошнота и температура, ночью почти никто не спал. Чем ближе к вершине, тем чаще стали летать вертолеты и снимать людей с горы. Несмотря на то что в спорте я 30 лет, мне было непросто.

Мемориал погибшим китайским альпинистам в Пакистане во время нападения террористов на базовый лагерь Нанга-Парбат на 4200 метрах в 2013 году
Мемориал погибшим китайским альпинистам в Пакистане во время нападения террористов на базовый лагерь Нанга-Парбат на 4200 метрах в 2013 году

На возвышенности очень трудно двигаться. Ты идешь как будто под водой. Любое ускорение, даже небольшой спуск и подъем, забирало все силы, приходилось останавливаться и отдыхать. Поэтому все двигались плавно. Каждый неправильный шаг может обернуться переломом или даже стоить жизни — там очень скользкие камни и холодный пронизывающий ветер. Многие восходители уже с 5 тысяч метров ночуют в кислородных масках.

На горе на высоте до шести тысяч все приветливые, улыбчивые, готовые помочь, а дальше – каждый сам за себя.

А вот при подъеме на пик Эвереста без кислорода никак. Говорят, без кислорода ходить — как нырять на 200 метров без воздуха. Но чтобы зайти на гору, надо жить 2-3 месяца у подножья. Это совершенно иного характера адаптационные выходы с другими сроками нахождения на высоте. Стоит это удовольствие 5 миллионов рублей. Но в твоем распоряжении будут матрасы с подогревом в палатках, круглосуточный бар, два массажиста и шампанское по прибытии в базовый лагерь в начале путешествия. Помимо этого, надо оплатить услуги шерпов и питание, а также приобрести необходимое оборудование и спецодежду. Например, ботинки, которые рассчитаны на температуру -60-70 градусов, стоят порядка 120 тысяч рублей, перчатки — 30 тысяч.

О работе шерпов

Шерпы —шерпы это местные жители, буддисты, которые живут в горах. Говорят, что это сбежавшие китайцы, которые ассимилировались в горах и стали непальцами. Зарабатывают они в среднем 20-25 долларов в день (для сравнения: при восхождении на Килиманджаро услуги шерпов стоят около 5 долларов в день). Среди шерпов есть люди, которые выглядят очень плохо, но их дети учатся в Европе в престижном университете. Как у них получается так зарабатывать — я не знаю.

Мы на себе несли рюкзаки по 12-15 килограммов, а шерпы — баулы по 30-40 килограммов. И для них восхождение даже на вершину Эвереста — не проблема, и обходятся они без кислорода на большой высоте. Видимо, их организм адаптирован к высокогорью. Но среди шерпов большая смертность. До недавних пор сколько их умерло даже не считали.

***

Я зашел только на пять тысяч, но почувствовал себя так, как будто победил на соревнованиях и занял первое место. Спасибо путешествию за то, что вселило в меня уверенность в себя и в своих силах. Такое навсегда оставляет след в душе и даже меняет восприятие жизни. Так что если вы о чем-то мечтаете, дерзайте — и у вас обязательно получится.

Фото из личного архива Александра

URL: http://www.irk.ru/tourism/club/article/82616/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля