Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Русская балетная школа никогда не умрет»

1 комментарий около 7 минут на чтение
«Русская балетная школа никогда не умрет»

Ведущая солистка Бурятского театра оперы и балета Елена Хишиктуева рассказала о профессии, балетных семьях и о том, почему нельзя поднимать упавшую шпильку.

Балет без выходных

Рабочий день начинается примерно с десяти утра. Час-полтора разминаемся на уроке классического танца, и затем уже репетируем, вечером — спектакль. Домой прихожу очень поздно, бывает в одиннадцать-двенадцать ночи. График очень загруженный, а на гастролях — особенно. Работаем без выходных, иногда даже по два представления в день даем.

Семье остается это только понимать и принимать. Хотя у нас очень много пар работают. Мы стараемся устраивать балетные союзы. Забавно, что дети растут прямо с родителями, на сцене, за кулисами. Неудивительно, что потом они идут по стопам родителей.

Я училась в бурятском хореографическом училище (Бурятский республиканский хореографический колледж имени Л.П. Сахьяновой и П.Т. Абашеева — Прим.ред). С 1996 года по приглашению работала в Краснодаре в труппе театра балета Юрия Григоровича. Но вернулась на Родину по семейным обстоятельствам. Да и, если честно, домой тянуло сильно. Но я очень горжусь тем, что работала с мэтром, живой легендой, и участвовала в его постановках. Это большой опыт. В этой труппе (Бурятский государственный академический театр оперы и балета им. народного артиста СССР Г. Ц. Цыдынжапова — Прим.ред.) выступаю с 2001 года. И, кстати, недавно начала преподавать в балетной школе при театре.

Знаю, бытует мнение, что в балет идут преимущественно девочки. Могу сказать, что у нас в труппе очень много мужчин, которые любят свою профессию. Для них это обыкновенная работа. Силовые нагрузки, конечно, у мальчиков и девочек отличаются. В старших классах парни учатся держать своих партнерш, поднимать их, бывали опасные случаи, когда могли не поймать или не удержать, но, к счастью, обходилось без страшных последствий.

Одно неловкое движение — и карьера окончена

Конечно, не могу не признавать очевидные особенности нашей профессии. Карьера артиста балета начинается обычно лет с десяти и раньше, но не позже. И начинаются долгие годы учебы. Учимся искусству танца, актерства, артистизма. При этом с юных лет приходится подчиняться строгой дисциплине, переносить колоссальные нагрузки и … учиться невероятной выдержке.

Нужно уметь не бояться зрителей, доверять своему партнеру и в буквальном смысле жить на сцене. Поэтому неудивительно, что очень многие не выдерживают и ломаются. И этот психологический перелом может настигнуть в любой момент — на отборочном туре или в разгаре карьеры. Были случаи, что люди бросали последние годы обучения. И если при отборе претендуют 30-50 человек на место, то до выпуска доходят очень мало ребят.

Елена в постановке "Красавица Ангара"
Елена в постановке "Красавица Ангара"

Но самое обидное, когда случается травма. К сожалению, это происходит очень часто. И детки ломаются, и, бывает, что выпускник, подающий большие надежды, делает одно неосторожное движение — и карьера окончена.

Но травм нельзя избежать. Я сама делала операцию на колене. И в такие тяжелые моменты действительно страшно: а вдруг не сможешь продолжать? И эта физическая боль при каждом движении напоминает о травме. И здесь, хочешь-не хочешь, приходится всегда держать себя в форме. Бытует распространенное мнение, что балерины «клюют по зернышку», оберегая фигуру. Хочу сказать, что мне в этом плане повезло — я ем все и в любых количествах. Жирное, мясное и все самое вкусное. Все равно это все «сгорает» при наших нагрузках. Но не могу говорить, конечно, за всех — кто-то действительно вынужден сидеть на диетах.

Беременность тоже все балерины переносят по-разному. У меня двое детей, и я долго не сидела: через пять-шесть месяцев уже возвращалась на сцену. При этом продолжая кормить грудью. Кто-то сидит три года, но ясно одно: чем дольше ты сидишь дома, тем сложнее восстанавливаться и приходить в форму. Беременные девушки до последнего ходят и разминают стопы, чтобы как меньше было травм.

По поводу ног — да, действительно, это самое больное и уязвимое место. С годами кости деформируются, и не сходят постоянные мозоли и натоптыши. Поэтому каждый день делаешь ванночки, при сильных болях — накладываешь компрессы, мази, припарки. Ну и, кроме ухода за ногами, постоянно нужно посещать массажиста. Благо, у нас в Улан-Удэ это развито хорошо, так что этим только и спасаемся.

«Битое стекло в пуанты друг другу не подсыпаем»

Возможно, это и редкость, но наша труппа Бурятского театра оперы и балета очень дружная. Я даже могу похвастаться этим. У нас нет жесткой конкуренции: ни в ролях, ни в костюмах и ни в чем-либо еще. Подсыпать в пуанты битое стекло, резать костюмы — для нас это действительно миф. Даже иркутские коллеги удивляются порой и по-доброму завидуют: «Как вы друг друга поддерживаете за кулисами! Прямо радуетесь, аплодируете, что-то подсказываете — такое единение!». У нас есть, конечно, иногда конфликты, но всё решаемо. Я считаю, это как раз здоровая рабочая творческая обстановка.

Из-за ролей мы тоже не «кусаемся». Роли распределяются, как и во всех театрах. У нас есть художественный руководитель Морихиро Ивато, руководство: это репетиторы, педагоги, которые непосредственно работают как с солистами, так и с кордебалетом. И именно они решают, кто будет танцевать главные партии. Так что всё зависит от твоего профессионализма, и все это понимают. Взрослые же люди.

Но даже и мы иногда шутим. Например, когда бывает много спектаклей, то уже на завершающем (мы называем его «зеленым») артисты позволяют себе немножко посмеяться. То есть, вставить какой-то юмор в свои па — добавить «отсебятину». Но, конечно, не так чтобы это испортило художественный образ или стиль. Это только мы, конечно, замечаем (смеется), зритель вряд ли поймет. И, конечно, как все артисты театра, мы суеверные. Например, когда тебе делают прическу, и упала шпилька или «невидимка», то поднимать нельзя. Иначе обязательно упадешь на сцене.

Я уже 20 лет в балете и могу с уверенностью сказать, что русская балетная школа никогда не умрет. Весь современный балет идет еще от той, старой школы, и мы, как продолжатели искусства, уважаем и стараемся передавать традиции. К сожалению, сейчас в танце все больше начинает преобладать спортивный стиль. И даже сразу непонятно, кто танцует — мужчина или женщина. У нас такого, слава Богу, нет, мы сохраняем старую школу балета. Где мужчины остаются мужчинами, а женщины — женщинами.

Родители должны прививать детям с малых лет культуру посещения театра. В какой одежде, с каким настроем, знанием спектакля и его автора. Приучать с детства, что цветы разрешается выносить после того, как откланяются артисты, а то бывало, что и во время действия выносили. Аплодировать тоже нельзя невпопад. Можно в начале спектакля в знак одобрения декораций и работы художников и, естественно, после завершения.

Иркутский зритель очень благодарный и отзывчивый. Иногда кто-то из труппы слышит, что в зале говорят между собой во время спектакля, и передают теплые отзывы потом нам, артистам. Так приятно, когда слышишь аплодисменты, крики «Браво!». В такие моменты забываешь про боль и трудности и понимаешь, как всё-таки любишь свою такую красивую профессию.

Автор фото — Никита Пятков

URL: http://www.irk.ru/magazine/first/65393/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Оставить свой отзыв

Отзывы

  • kotyana
    kotyana 24 сентября 2017 в 19:45

    Красивая труппа и сказочные постановки. дарю розу

    ответить
    Плохой комментарий 0 Хороший комментарий

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход