Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Колчак: иркутская история

7 февраля исполняется 95 лет с момента казни Александра Колчака — одной из самых противоречивых фигур российской истории 20 века. Этот человек, живший в переломное для нашей страны время, до сих пор вызывает ожесточенные идеологические споры. Немалая часть жизни ученого, полярного исследователя, флотского офицера, а под конец жизни — «самозванного» правителя России в эпоху Гражданской войны связана с Иркутском. Поэтому неудивительно, что именно в нашем городе Колчаку установлен памятник — столь же неоднозначный, как и сама его личность. О месте Иркутска в жизни легендарного адмирала — в нашем материале.

Научная слава

В 1902 году за кафедрой в переполненном зале иркутского отделения Русского географического общества (ныне здесь располагается областной краеведческий музей) стоял молодой человек болезненного вида. Он читал доклад об итогах экспедиции. Научная работа, очень складная, познавательная и построенная на сильной доказательной базе, вызвала шквал рукоплесканий. Докладчиком был молодой мичман, участник экспедиции по Северному Ледовитому океану, герой-полярник Александр Колчак. Среди слушателей, по счастливому случаю, оказался Владимир Афанасьевич Обручев — известный русский геолог и географ, написавший впоследствии по мотивам историй о загадочном северном острове научно-фантастический роман «Земля Санникова».

Громкому докладу предшествовало участие Александра Колчака в знаменитой полярной экспедиции на шхуне «Заря» по следам исчезнувшего арктического исследователя Эдуарда Толля. Искал пропавший ученый, ни много ни мало, — мифическую «землю Санникова», остров-призрак в Северном Ледовитом океане.

Искомый остров полярники так и не нашли, зато провели полноценное арктическое исследование. Именем Колчака назвали остров в таймырском заливе. За свою научную работу Колчак награжден самой высокой наградой Русского географического общества — Большой Константиновской медалью.

Здесь же, в Иркутске, в Михайло-Архангельской церкви (ныне Харлампиевский храм), Колчак венчался со своей супругой — Софьей Омировой, которая специально прибыла за суженым в Сибирь из Петербурга. За годы совместной жизни супруга подарит Александру Васильевичу троих детей, двое из которых скончались.

Харлампиевский храм. Фото с сайта www.harlamp.ru
Харлампиевский храм. Фото с сайта www.harlamp.ru

После бракосочетания Колчак отправился в Порт-Артур, в самое горнило русско-японской войны. Там он получил тяжелые ранения и решением военно-врачебной комиссии фактически признан негодным к службе. Но аналитические таланты и рвение амбициозного офицера заметил командующий Тихоокеанским флотом адмирал Макаров, который не дал Колчаку отойти от морских дел.

Александр Колчак действительно жаждал активных действий. Он вошел в аналитическую группу, созданную для разработки проектов реорганизации российских военно-морских сил, впоследствии ставшую Генеральным морским штабом. Известно, что Колчак внес большой вклад в эту работу, необходимость в которой возникла после поражения в русско-японской войне. Его научные труды о развитии российского судостроения позже использовало советское правительство. Правда, имя автора было вычеркнуто из политических соображений.

Когда началась Первая мировая война, Колчак попал в самую гущу боевых действий: сперва на Балтийский, а под конец войны на Черноморский флот. Он стал участником многих оборонительных и наступательных морских операций и в результате дослужился до звания контр-адмирала.

В Иркутск Александр Колчак вернулся в конце 1919 года, уже в статусе свергнутого Верховного правителя России, бегущего от наступающей Красной армии. И здесь же он встретил смерть, одновременно с разгромом своей армии и крушением правительства.

Политическое восхождение

Историки признают, что Колчак был ревностным патриотом России. Февральскую революцию он встретил в чине вице-адмирала и командующего Черноморским флотом. До последнего он не желал признавать свержение императора, за что оказался в немилости у лидеров Временного правительства. С другой стороны, из-за своей принципиальности и прежних боевых заслуг Александр Васильевич пользовался заслуженно высоким авторитетом в армейских кругах.

Старт его политической карьеры пришелся на начало Октябрьской революции. Большевистский переворот Колчак встретил в Японии, куда прибыл по назначению временного правительства. Поняв, что возвращаться в мятежный Петроград бессмысленно, Колчак на четыре месяца остался в Стране восходящего солнца.

Здесь им заинтересовались японские спецслужбы. Есть свидетельства, что Колчака долго обхаживали местные агенты, обеспечивая роскошные развлечения. Используя ранее налаженные международные связи, Колчак связался с англичанами. Он получил звание британского офицера и являлся уже, по сути, подданным Великобритании.

В октябре 1918 года Колчак вернулся на родину уже в качестве самопровозглашенного правителя России. Он встал во главе Директории, объединенного антибольшевистского правительства, в основном состоящего из эсеров, со столицей в Омске. При нем, как представитель Антанты, в качестве советника находился английский генерал Нокс.

При этом Колчак оставался влиятельной фигурой в военных кругах. Под его началом оказались огромные территории и ресурсы Сибири и Дальнего Востока. Но общий раздрай в омском правительстве, разлад с другими лидерами Белого движения и громкие военные поражения привели к тому, что режим Колчака просуществовал недолго.

В ожидании казни

Под натиском Красной армии правительству пришлось эвакуироваться из Омска в Иркутск. В нашем городе колчаковские министры разместились в здании Русско-Азиатского банка (ныне здание поликлиники № 2 на перекрестке улиц Карла Маркса и Ленина). Заседали чиновники недолго — в январе 1920 года их арестовали члены местного реввоенсовета. Самого Колчака задержали в поезде на станции Нижнеудинск и привезли в Иркутск уже как арестанта, а впоследствии заключили в тюрьму до самой казни.

Сейчас Иркутский тюремный замок стал частью СИЗО-1. Стараниями управления федеральной службы исполнения наказаний небольшое крыло изолятора отвели под музей. И одним из главных его экспонатов стала камера, в которой, по воспоминаниям очевидцев, могли содержать адмирала Колчака. Тесная камера с двумя деревянными скамьями и умывальником, у стены стоит восковая фигура адмирала — в задумчивой позе, с накинутой на плечи шинелью. Он склонил голову и, кажется, о чем-то серьезно размышляет.

Те, кто проводил арест, отмечали, что Колчак был просто «ходячим арсеналом» — при нем было несколько единиц холодного оружия, наганы и револьверы. Свое задержание Колчак принял достойно: бежать и спасать свою жизнь не пытался. Он лишь заявил: «Я разделю судьбу армии».

С ним до последнего осталась его последняя и самая большая в жизни любовь — Анна Тимирева. История их любви до сих пор тревожит сердца романтиков. Два семейных человека, состоявшиеся личности, случайно встретили друг друга, и вспыхнуло в их душах великое светлое чувство.

Начав с несмелых, робких и трогательных писем, Колчак и Тимирева все сильнее привязывались друг к другу. Да так, что в 1918 году у обоих дело дошло до разговоров о разводе, чтобы не оставалось никаких препятствий для совместной жизни. Анна сумела расстаться с мужем, а Колчак, по независящим от него обстоятельствам, не смог: жена Софья и сын Ростислав остались в охваченном революцией Петрограде. В последние месяцы жизни Колчака его верной спутницей была именно Анна Тимирева. Ради возлюбленного она была готова идти вместе с ним даже в тюрьму.

Существует множество мифов о времени его правления во главе Сибирского правительства и причинах расстрела. Официально Колчака приговорили к смерти вместе с главой его правительства Виктором Пепеляевым из-за опасности прорыва к Иркутску войск генерала Каппеля. Однако эта версия подвергается сомнению. Зимой 1919—1920 годов в городе шли бои между частями Красной армии и белогвардейцами, но каппелевской армии не хватало сил на успешную атаку Иркутска. Поэтому считается, что расстрел Колчака был не более, чем акция устрашения.

Существует предположение, что по пути на расстрел Колчак пел романс «Гори, гори, моя звезда!», а также подарил свой портсигар одному из «палачей». Но и это не более, чем красивая легенда. Тот же портсигар у него должны были изъять еще при аресте. А на казнь Колчак, по рассказам, шел молча. Да еще и был донага раздет перед расстрелом. О месте казни сейчас напоминает лишь скромный православный крест, установленный в устье Ушаковки. Тело адмирала впоследствии никто не нашел.

Но самым важным вопросом для различных алчных исследователей стало местонахождение золотого запаса Российской империи, который оказался в руках Колчака. Предпринималось множество попыток отыскать утраченный клад, в том числе на дне Байкала с помощью глубоководных аппаратов. Однако, по мнению ряда историков, искать его бесперспективно: с большой долей вероятности золото уже давно находится за границей, так как Колчак расплачивался им за поставки оружия и снаряжения.

Как бы то ни было, Александр Колчак стал неотъемлемой частью и российской, и иркутской истории. Впервые в нашем городе его встречали овациями, как талантливого ученого-исследователя. Возвращение было уже в качестве арестанта, заочно приговоренного к смерти. Здесь, в проруби при слиянии Ушаковки и Ангары, он обрел свой покой.

Режим Колчака в Сибири «прославился» неоправданной жестокостью. Белогвардейцы и лояльные ему солдаты Чехословацкого корпуса учиняли репрессии над мирными гражданами все время колчаковского правления. С другой стороны, именно Колчаку Иркутск обязан основанием первого в Восточной Сибири высшего учебного заведения — Иркутского госуниверситета.

Тиран и ученый. Боевой адмирал и глава правительства. Колчак прошел жизненный путь как патриот, внесший существенный вклад в развитие военно-морского дела, а завершил его, имея репутацию предателя родины и пособника интервентов.

Памятник Колчаку в Иркутске. Фото с сайта www.sakharov-center.ru
Памятник Колчаку в Иркутске. Фото с сайта www.sakharov-center.ru

Но раз уж Колчак действительно заслужил памятник, то установить его именно в Иркутске было исторически правильным решением. И возможно когда-нибудь эта историческая фигура все-таки сможет примирить коммунистов и монархистов — также, как красноармейца и белогвардейца, склоняющих оружие в примирительной позе на барельефе колчаковского постамента.

Андрей Щепин, ИА «Иркутск онлайн»

  • Tanika1988 21 января 2015 в 17:27 +1

    Действительно, большая часть захваченного в Казани золота пошла на оплату иностранных кредитов, на закупку вооружения. После ареста Колчака чехословацкий корпус взял эшелон под свой контроль. Но существует версия, что далее Иркутска это золото не перемещалось и находилось под постоянной охраной….

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля