Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Дефицит льготных лекарств: ярость Ярошенко и «громогласные» заявления

14 февраля на заседании комитета по здравоохранению Заксобрания Иркутской области прошло бурное обсуждение ответа регионального минздрава на парламентский запрос об обеспечении льготников лекарствами. Перед депутатами стоял выбор: принять ответ к сведению или признать неудовлетворительным. Рассказываем, как проходили и чем закончились почти полуторачасовые баталии между чиновниками минздрава и парламентариями.

Вся министерская рать

Обсуждение ответа минздрава значилось предпоследним пунктом в длинной повестке заседания комитета. Когда пришло его время, места, которые освободили чиновники минсоцразвития, занял десант министерства здравоохранения: министр Олег Ярошенко, его заместитель Елена Голенецкая, сразу три сотрудника пресс-службы, главные врачи медучреждений, главный эндокринолог региона и начальники отделов льготного лекарственного обеспечения.

Начиналось все чинно: после вступительного слова председателя комитета Андрея Лабыгина министр здравоохранения стал зачитывать несколько сокращенную версию 13-страничного ответа (подробнее о запросе и причине его создания читайте в материале «Дефицит льготных лекарств: фейк или реальная угроза?») на парламентский запрос.

Прозвучала будничная информация о числе льготополучателей по региональным и федеральным программам (порядка 145-150 тысяч человек), о финансировании (от 1,8 до 2,2 миллиарда рублей ежегодно), о количестве рецептов (от 1,1 до 1,2 миллиона в год).

— Хотел бы подчеркнуть, что постоянные перманентно-превентивные изменения федерального законодательства в сфере организации закупок, в том числе лекарственных препаратов, не могут не влиять на выполнение определенных процедур, — сыпал канцеляритами чиновник, переходя к главному вопросу: почему минздрав вовремя не проводил закупки и аукционы.

Доводы остались те же: мешают изменения в федеральных законах и технические работы на сайте госзакупок. Но даже эти «форс-мажорные моменты», уверил министр, не привели к «ощутимым потерям и последствиям» — есть резерв, которого должно хватить до апреля.

— На 1 января 2018 года в аптечных организациях, принимающих участие в программе ОНЛП («Обеспечение необходимыми лекарственными препаратами». — Прим. авт.) находится 501 наименование с учетом лекарственных форм, дозировок и фасовок, что составило 282 международных непатентованных наименования, 294,5 тысячи упаковок… — Олег Ярошенко стремительно зачитывал цифры, которые очень скоро станут поводом для спора.

Министр добавил: сейчас в ведомстве готовят очередную закупку и аукционы разместят «в первой декаде марта 2018 года». Тут, впрочем, его слова разошлись с текстом ответа на парламентский запрос, где указаны другие сроки — «ориентировочно в феврале 2018 года».

После, поведав собравшимся о программе 7 ВЗН («Семь высокозатратных нозологий») и отчитавшись, что 26 января удалось заключить три контракта на логистические услуги, Олег Ярошенко передал эстафету своему заместителю.

Елена Голенецкая
Елена Голенецкая

Елена Голенецкая рассказала о распределении лекарств по программе «семи нозологий», а также что логистического оператора отобрали с опозданием из-за позднего доведения лимитов федерального бюджета.

— По этой программе всегда идет переходящий остаток препаратов, и мы ожидаем поставки во втором-третьем квартале 2018 года, когда отыграют конкурсы. До этого момента пациенты препаратами по 7 ВЗН обеспечены, — зачитывала Елена Голенецкая. — По логистике у нас вопросов нет, проблем нет, и ни одного дня, когда бы у нас не работал логистический оператор, не было. И я думаю, что и не будет.

Несоответствия

Во время доклада своего заместителя Олег Ярошенко, кажется, заскучал — то крутил ручку, то лежащий на столе резиновый эспандер, то буравил взглядом собравшихся. Когда же слово взяла инициатор парламентского запроса Анастасия Егорова, министр сосредоточился на тексте своего доклада.

Депутат напомнила о суммах, поступавших в Иркутскую область на обеспечение льготников лекарствами. И «как показывает здравый смысл», к концу года в распоряжении оставались внушительные средства, которые можно было потратить на дополнительные торги.

— То, о чем говорит министр здравоохранения, — продолжала Анастасия Олеговна, — по каким причинам не разыгрывались вовремя аукционы, это не соответствует действительности, поскольку деньги из бюджета Российской Федерации поступили вовремя, в конце 2017 года, 22 миллиона. Соответственно, ничего не мешало их разыграть.

Анастасия Егорова
Анастасия Егорова

Депутат добавила: в других регионах аукционы на 2018 год проводят еще в ноябре, и «ни одному субъекту не помешали внесенные изменения в 44 ФЗ вовремя отыграть все аукционы». Олег Ярошенко слушал это сосредоточенно, временами перешептываясь с заместителем.

Затем Анастасия Егорова рассказала о расхождениях документа со словами министра (сроки проведения аукциона не соответствовали времени на получение препаратов), об отсутствии конкретного ответа по закупке на 2018 год, о неосвоенном 41 миллионе рублей (в других регионах сэкономленные средства направляют на новые аукционы, а Иркутская область вернула в федеральный бюджет), что в ответе минздрава не указана стоимость заключенных 28 декабря контрактов на логистику.

Наконец, не сходится информация о количестве получателей препаратов по программе 7 ВЗН: в декабре обеспечили 878 пациентов, в то время как льготополучателей насчитывается около 1,5 тысячи человек. Есть расхождения по программе ОНЛП.

— Нестыковка в ответе, где сказано, что у нас есть 708 МНН (международных неаккредитованных наименований. — Прим. авт.). В ответе министра — что запас по ОНЛП составляет всего лишь 501 наименование. Тоже не бьется по цифрам. Разница в 207 наименований, — пояснила она.

Анастасия Егорова припомнила и сказанные несколькими минутами ранее слова Елены Голенецкой о жалобах граждан в минздрав: та утверждала, что число обращений по сравнению с 2016 годом не увеличилось.

— Я бы не поднимала вопрос, если бы не выросло в два раза количество обращений в Росздравнадзор. Возможно, в министерство здравоохранения люди не обращаются по этому вопросу. Ко мне неоднократно обращались люди, и я готова на сессию Законодательного собрания предоставить последнее обращение, что людям в январе предложили купить лекарства за деньги!

В завершение депутат напомнила об обязанности министра обеспечить нуждающихся лекарствами и на всякий случай добавила, что причина ее внимания к проблеме кроется вовсе не в желании «нападать» на минздрав:

— Читая ваш ответ на парламентский запрос, видя нестыковки и недостоверную информацию, я буду вынуждена обращаться в Генеральную прокуратуру для проведения проверки. Люди не должны страдать из-за того, что управленческие решения не принимаются вовремя.

Ярость

Министр, известный резкими ответами на критику в свой адрес, сначала спокойно заговорил о том, что «уважаемая Анастасия Олеговна Егорова» зря инициировала парламентский запрос, ведь минздрав ей ответил за сутки до этого, а депутат «громогласно заявляла», что ответа не было.

Всего через пару предложений голос Олега Ярошенко стал набирать громкость. Стало ясно: министр сосредоточил свое выступление не на пунктах запроса, а на личности Анастасии Егоровой. Тем не менее все трое сотрудников пресс-службы минздрава разом фиксировали пламенную речь своего начальника на камеры.

— Если у депутата Егоровой есть желание интерпретировать свое видение, давать оценку количеству МНН, торговых наименований, подменять позиции МНН, торговые наименования, жонглировать цифрами — это ее право, как гражданина, как она заявила, как депутата, и обращаться в любые выборные исполнительные органы вплоть до международных инстанций…

Под стать темпу и экспрессивности своей речи, Олег Ярошенко, сложив руки на столе, начал ритмично похлопывать ладонью по предплечью — сначала медленно, потом быстрее и быстрее: хлоп-хлоп…

— …Громогласные заявления одного депутата, который не является членом профильного комитета, которая является членом комитета по сельскому хозяйству, где мы испытываем колоссальную проблему с финансированием программы устойчивого развития села, мы не можем построить нормальное количество ФАПов, в том числе в Иркутском районе, я не видел движения данного депутата в этом направлении, чтобы действительно инициировать среди депутатов Госдумы более четкое понимание о том, что без достойного финансирования федерального эту программу трудно решить…

*хлоп-хлоп*

…Поэтому я думаю, что богу богово, кесарю кесарево. Поэтому я считаю, я еще раз подчеркну, 150 тысяч льготников, 2 миллиарда 200 миллионов рублей, 1 миллион 200 тысяч рецептов — колоссальная работа, чтобы эти люди…

*хлоп-хлоп-хлоп…*

… которые каждый день работают по 12-16 часов, становились заложниками личных амбиций или тщеславия данного депутата. Постоянно, в течение всего 2017 года, минздрав подвергается нападкам со стороны этого депутата, — продолжал напирать Ярошенко. — Можно поднять все стенограммы, абсолютно бездоказательно, начиная с уголовного преследования частной клиники, заканчивая какими-то чувствами, личными симпатиями—антипатиями по отношению к Иркутскому району по строительству ФАПов, заканчивая переходом на личности в отношении голоса, тембра и других качеств, которые позволили Ярошенко занять должность министра…

За логической цепочкой Олега Николаевича, кажется, смогли уследить далеко не все. Участники комитета несколько ошарашенно переглядывались. Анастасия Егорова, впрочем, сохраняла спокойствие.

…Поэтому мы поставим вопрос перед комитетом по этике о соответствии данного депутата принципам этических норм депутата. Поэтому ее право обращаться в Генеральную прокуратуру, мы начнем с более доступного средства защиты чести и достоинства: и сотрудников госслужащих минздрава Иркутской области, и врачей, и главных врачей и пациентов, — гремящий голос Олега Ярошенко все не затихал. Колонка в углу зала заседаний, выводившая звук с микрофона министра, угрожающе зазвенела. — Вот такие нападки, вот такие дискредитации, такое шельмование всей медицинской общественности, которая каждый день стоит на страже, а не просто так заявляют демагогически. Это и сужает этот круг людей, а эти люди — это десятки тысяч спасенных жизней!

В другой раз

— Так… Олег… Олег Николаевич! — не сразу дозвался министра глава комитета депутат Андрей Лабыгин. — Вы находитесь в помещении Законодательного собрания на заседании комитета. Конечно, депутаты, в отличие от государственных служащих, не проходят обязательный ежегодный медицинский осмотр, но я вас заверяю, что все хорошо слышат. Шуметь не надо…

— Он нервничает просто, — вдруг сказала до сего молчавшая Виктория Дворниченко.

— Как не министру знать, что нервные клетки восстанавливаются, но крайне плохо, — вздохнул Андрей Лабыгин. — Мы же относительно на формальном мероприятии. Я предлагаю от каких-то обвинительных вещей отойти. Мы же рассматриваем вопрос не поведения депутата или министра. На министра можно пожаловаться в правительство, на депутата можно пожаловаться в комиссию по этике, друг на друга можно подать в суд. Но парламентский запрос-то не об этом.

После эмоциональной отповеди Олега Ярошенко участники комитета сочли необходимым выступить с примирительными речами. Виктория Дворниченко, доверенное лицо в избирательной кампании Владимира Путина, умело ввернула тему президентских выборов.

— Я бы хотела просить депутатов внести в этот тяжелый месяц какое-то понимание, благополучие, тишину. Потому что, когда мы так шумим, нас в конечном итоге не понимают и жители нашей любимой Иркутской области, — наставительно проговорила она.

Главврач онкоцентра рассказала о задаче по обеспечению лекарствами, которую поставил глава государства, что есть проблемы на федеральном уровне, пока трудно решаемые. Даже российские заводы пробуксовывают: «есть средства, есть конкурсы, а препаратов нет», — сказала Виктория Владимировна и понадеялась, что «президент услышит» и проблему решат.

— Поэтому рубить так и говорить «вот эти деньги туда, эти деньги сюда» — это некорректно. Потому что получение средств из федерального бюджета и министерства здравоохранения несогласованное, оно не всегда соответствует времени. Так что ждите, не ругайтесь, любите друг друга, все эти вопросы решаемы, — умиротворяющим голосом заключила она и в конце добавила: — Большой привет президенту.

Следующей в очереди примиряющих была главврач больницы № 8 Жанна Есева, посетовавшая на законы, которые «мало воспроизводят жизнь». После заявления еще одного главврача, на этот раз Ивано-Матренинской больницы, Владимира Новожилова о необходимости отменить закон о госзакупках, Андрей Лабыгин еще раз посоветовал перейти, наконец, к обсуждению запроса.

Олег Ярошенко время терять не стал, сразу взявшись опровергать одно из заявлений Анастасии Егоровой. Министр сообщил, что Иркутская область — вовсе не единственный аутсайдер в стране. В доказательство он зачитал с экрана смартфона выдержку из «Медицинского вестника» о перебоях в поставках лекарств в Калининградской и Псковской областях. Андрей Лабыгин выборочный подход к обсуждению вопросов, кажется, не оценил:

— Я предлагаю перейти к делу, пойти скрупулезно: вопрос — ответ. Все восемь вопросов. Не надо их перечитывать, Анастасия Олеговна, в этом случае я вас прошу быть экспертом… («Экспертом, ха!» — довольно громко хмыкнул министр) …в том, насколько они исчерпывающие.

Анастасия Егорова вновь заговорила о расходящихся цифрах. Елена Голенецкая отвечала ей выдержками из своих докладов, которые непосвященным людям сходу понять было нелегко, о чем и сказал Андрей Лабыгин.

— Елена Сергеевна, я прошу вас остановиться. Наверное, вы какую-то информацию выдаете, но ее воспринять с точки зрения какого-то анализа невозможно… Ирина Петровна, хорошо, что вы пришли! - глава комитета обратился к присоединившейся Ирине Морохоевой, председателю контрольно-счетной палаты Иркутской области.

Гостья из КСП тут же получила предложение от главы комитета проанализировать информацию от минздрава с помощью экспертов палаты, чтобы затем, имея на руках профессиональную оценку, комитет собрался по этому вопросу еще раз. Тянуть с решением не стали — вряд ли кто-то хотел продолжения и без того почти полуторачасовой дискуссии. Проголосовали «за».

— Так что, коллеги… — развел руками Андрей Лабыгин. — Пока мы рассмотрение приостанавливаем до…
— После 18 марта, — невозмутимо вставила Виктория Дворниченко. — Это просьба. Убедительная.

Фотографии пресс-службы минздрава Иркутской области со страницы в Facebook

  • Лада Яшкина 22 февраля 2018 в 18:37 +1

    Представьте, сколько можно было ФАПов построить на тех землях, которые, по версии следствия, разворовал ее муженек?

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля