Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Наполовину полный стакан минздрава

около 16 минут на чтение 16 комментариев
53-я сессия Заксобрания. Фото пресс-службы Законодательного собрания Иркутской области
53-я сессия Заксобрания. Фото пресс-службы Законодательного собрания Иркутской области

Поднятая в рамках правительственного часа 53-й сессии Законодательного собрания тема здравоохранения оказалась взрывоопасной. Вопрос строительства фельдшерско-акушерских пунктов (ФАПов) побудил депутатов перейти на повышенные тона, Олег Ярошенко на примере стаканов объяснил, почему чиновники минздрава иначе видят ситуацию в сфере здравоохранения, а депутат Анастасия Егорова вдруг узнала, что «приводит принципы» науки, которую практиковали в нацистской Германии. Подробности происходившего — в материале IRK.ru.

Несмотря на то что зал Законодательного собрания, где сейчас идет ремонт, и зал в «Байкал Бизнес Центре» вполне сопоставимы по размеру, рассадка парламентариев за одним столом с самого начала способствовала мирной обстановке — сессия протекала спокойно, конфликтов не намечалось, даже спорные ранее вопросы обсуждались и принимались без особых волнений. Голосовали по старинке, поднятием руки.

Так продолжалось до правительственного часа, на котором выступил министр здравоохранения Иркутской области Олег Ярошенко с докладом «О качестве и доступности медицинского обслуживания граждан, проживающих в отдаленных населенных пунктах Иркутской области». Презентация, сопровождаемая быстрыми, по-военному четкими комментариями министра с эффектными оборотами вроде «Альфы и Омеги доступной медицинской помощи», поведала об успехах программы «Земский доктор», организации обслуживания в малых населенных пунктах, запуске вертолета Ми-8АМТ с медицинским модулем и других успешных делах и проектах.

Олег Ярошенко. Фото из группы министерства здравоохранения Иркутской области
Олег Ярошенко. Фото из группы министерства здравоохранения Иркутской области

После полного оптимизма доклада настала очередь вопросов. Недопонимание возникло с первых минут: депутаты говорили, что, по их информации, в больницах Иркутской области сокращается количество койко-мест. Олег Ярошенко — напротив, что «сокращения коек нет», да и вообще, министерство занимается тем, чтобы «койка работала, а не только пустовала».

Затем был вопрос депутата Андрея Микуляка о закупке машин скорой помощи (в Братском районе необходимо 18 таких). Министр никак не мог однозначно ответить, когда этот муниципалитет сможет их получить. Но надвигалась куда более широкая тема — проблема разницы между докладом и тем, что видят депутаты. Первым из парламентариев об этом заговорил Игорь Гринберг:

— Олег Николаевич, вот вы нам такой бодрый доклад сделали, что у нас все хорошо и проблем особых нет. В самом деле я к вам несколько раз обращался, в том числе по транспорту. Понятно, что сразу все не решишь, но сегодня вы сказали, что у нас качественное обслуживание, особенно в труднодоступных районах. Один вопрос: вы на самом деле считаете, что у нас качество медицинского обслуживания на высоком уровне стоит?

Министр, до этого спокойный, насупился. Игорь Гринберг тем временем продолжал:

— …Второй вопрос: конкретно за пять лет мы должны были в Черемховском районе построить шесть ФАПов. Пока еще ни одного там не построили. В этом году что будет?

Прежде чем ответить на обидный первый вопрос, Олег Николаевич проговорил хорошо известные ему цифры: потребность области — более 100 ФАПов, но этот объем упирается в финансовые возможности. Сейчас программа их строительства «разведена на три министерства» и «все, что касается минздрава Иркутской области, выполняется». Да и вообще, вопрос не по адресу.

— Вопрос строительства ФАПов — это скорее не к минздраву. Само строительство, — уточнил министр. — А то, что актуально в Черемховском районе, никто сомнению не подвергает. Это ответ на вторую часть вопроса. Что касается первой — все ли так прекрасно — ну, у каждого свое суждение. Я старался в своей презентации представить объективную картину. А стакан наполовину полон, наполовину пустой, наверное, судить каждому из нас. Я представил объективную достоверную картину, — резюмировал глава минздрава.

Депутата Гринберга, впрочем, ответ не устроил:

— Я же задавал вопрос: было в планах, что в прошлом году должны были быть построены. И мы, депутаты, выезжали, были в ФАПах, на которые зайти-то страшно, потому что полы провалены. Все равно были в планах, обещали нам построить в прошлом году. В этом году, я вижу, не будут уже построены. Я вот и хотел спросить: то, что вы планировали, будет в Черемховском районе или нет?

— Будет все построено, уважаемый товарищ депутат. Будет построено, будет построено, — быстро проговорил министр, видимо, для пущей убедительности повторив обещание трижды.

— В этом году? — оживился Игорь Самсонович.

— Я реалист и диалектик, — поделился внезапными фактами о себе министр. — Как реалист и диалектик, я изложил все в презентации, что будет в этом году и на следующий год.

— Я ответа на свои вопросы не увидел, не услышал, — махнул рукой депутат, новым знанием о министре, кажется, не впечатленный.

— Ну вы покажите, какие планы, мы сверстаем эти планы, потому что еще раз… — министр, кажется, терял терпение.

— Не я верстаю, — покачал головой Игорь Самсонович. — Мне показали, что планировались в прошлом году три ФАПа — не получилось. В этом году четыре ФАПа. Я вижу, что в двух местах начало есть, но когда будет построено? Я же об этом говорю. Вы же планируете!

Возникла недолгая пауза. Олег Ярошенко посмотрел на бумаги перед собой, перевел взгляд на досаждавшего депутата и вдруг громко выпалил:

— Ну я же сказал, ФАП построим. ФАП построим!

Нахмурившийся Игорь Гринберг, поджав губы, промолчал.

— Так, пожалуйста, еще вопросы, коллеги… — глухо отозвался со сцены Сергей Брилка, сосредоточенно наблюдавший за перепалкой и до того момента почти не шевелившийся — лишь пару раз он сморщил лоб на особо экспрессивных репликах человека за трибуной.

Руку подняла депутат Ирина Синцова, которая решила спросить министра о доступности лечения онкобольных из отдаленных территорий области. Она рассказала, что для прохождения химиотерапии и иных процедур в Иркутске людям приходится искать деньги на дорогу самостоятельно. Минздрав компенсирует траты, но происходит это в течение трех месяцев при предоставлении всех подтверждающих документов. Однако устоявшаяся система создает трудности для больных. Ирина Синцова напомнила о женщине из Бодайбинского района, по поводу которой она уже обращалась к Олегу Ярошенко.

— Мы восемь месяцев вели переписку, ситуация была такая: один документ не представлен — второй раз на рассмотрение не берут. А с учетом того, что после пятой, шестой химиотерапии уже сил не так много у больного и, если нет родственников, собрать документы сложно. Результатом нашей переписки явилось то, что больная умерла, — с сожалением сказала депутат. — Есть ли намерение пересмотреть постановление по возмещению расходов, заменив их на авансирующие?

Олег Ярошенко комментировать печальную историю не стал, сосредоточившись на более важной задаче — еще раз напомнить собравшимся, что стакан все-таки наполовину полон.

— У нас действует компенсация по итогам проезда для больных не только онкологического, но и больных фтизиатрического профиля, больных, которые попадают к нам в перинатальный центр. Действительно, они должны подтвердить нам факт поездки, проездные. У нас не один год, а уже пять-семь лет работает эта система. Она работает исправно, проблем особых нет… — уверенно рапортовал министр.

— У нас есть как отдельные обращения жителей, так и обращение мэра. То есть это системная проблема, — парировала Ирина Александровна.

— Вопрос авансирования — это вопрос не к минздраву, логично? Это правовой механизм — авансирование. Мы говорим про то, что есть, про то, что работает и дает свои плоды, и мы видим результаты этой работы, — продолжал убеждать неразумных парламентариев глава областного минздрава.

Ирина Синцова спорить не стала. Настала очередь следующего вопроса — руку подняла депутат от Иркутского района Анастасия Егорова и вновь обратилась к теме ФАПов, заставив встрепенуться приунывшего депутата Гринберга.

— Олег Николаевич, я понимаю, вопрос ФАПов — не очень любимый вами вопрос. Но все-таки хотелось бы, чтобы в ближайшее время, может быть, на комитете Андрея Николаевича (Лабыгина. — Прим. ред.) или отдельно на правительственном часе рассказали нам эту тайну — когда, где и в каких районах будут построены ФАПы. Потому что на протяжении нескольких лет мы задаем вопрос: все-таки по какому критерию выбрано строительство ФАПов. Например, Иркутский район — динамично развивающийся, уже больше 119 тысяч населения. И по какой-то причине строительство ФАПов запланировано на 2020 год. Несколько лет мне никто не может ответить на этот вопрос. Может, в этот раз вы ответите. Это первое…

Явно готовая к непростой беседе депутат Егорова задала еще два вопроса: как обстоят дела с роддомами в отдаленных и труднодоступных районах и как идет реализация программы создания доступной среды для инвалидов.

— Для чего оборудованы, простите? — переспросил министр.

— Для кого, — поправила депутат. — Для инвалидов.

— Нас разделяет 55 метров, поэтому я попросил повторить, извините ради бога, если доставил вам неудобства, — с подчеркнутой вежливостью сказал Олег Ярошенко, с прищуром глядя на Егорову, которая сидела от силы в двух десятках метров от него и говорила в микрофон. Однако продолжил министр куда более строгим голосом:

— Уважаемая Анастасия Олеговна. Насчет любви и нелюбви — прошу оставить данные оценки при себе. Я не выразил никаких субъективных и объективных подходов, чтобы давать такие характеристики в отношении политики регионального минздрава, строительства и работы ФАПов. В отношении тайны — то же самое. Никакой тайны нет, неоднократно на всех уровнях совещаний всем органам исполнительной власти, в том числе профильному комитету, доводился план строительства ФАПов с учетом демографических показателей, наличия ФАПов, изношенности, потребности, близости районных больниц. Это все критерии, которые затрагиваются для определения строительства ФАПов. Это все абсолютно легитимно, прозрачно и доступно. Мы еще раз воспроизведем эту информацию и выдадим ее из рамки темы, как вы говорите…

— Так вы сейчас ответьте по поводу Иркутского района, раз у вас вся информация есть, раз вы полностью ей обладаете, — вставила реплику депутат.

— Анастасия Олеговна, я еще раз говорю, что эта информация есть в виде табличной части. Это сотни ФАПов, и они все распределены на эти годы. Как вы правильно заметили, три года. Я в должности год и 10 месяцев, я не могу отвечать за то, что было до того, как я вошел в должность, а что касается 2016, 2017, 2018 года и далее, эти планы есть, и критерии отбора этих ФАПов я вам в очередной раз доведу, по Иркутскому району в том числе.

— Вы сейчас мне можете довести критерии отбора? — Анастасия Егорова начала в ответ повышать голос.

— Я же вам сказал критерии: наличие ФАПа, изношенность, отдаленность, — перечислил Олег Николаевич.

— Так вот я вам хочу сказать что по поводу Иркутского района. Еще раз. Огромное количество жителей, которые каждый день все прибавляются. И почему Иркутский район поставлен на 2020 год? А вот такие труднодоступные районы, с которых жителей уменьшается, Тулунский район, там, как я помню, на 2018—2019 годы поставлены несколько ФАПов. Логику объясните!

— Логика в отсутствии дискриминации. Это моя логика. Медицина — это очень гуманитарная отрасль, и приводить принципы евгеники (учение о селекционном выведении совершенного человека, применявшаяся на практике в нацистской Германии. — Прим. ред.), о которых вы говорите, Анастасия Олеговна, это не моя стезя, — отчеканил министр. Правда, связь между депутатом Егоровой и евгеникой уловили, кажется, далеко не все.

Затем министр ответил на вопрос о роддомах, коротко напомнив систему их классификации в регионе, и привел позитивные цифры по двум перинатальным центрам (областному и иркутскому городскому). По поводу же организации доступной среды Олег Николаевич ограничился совсем лаконичным высказыванием: все деньги осваиваются, программа выполняется.

Анастасии Егоровой, судя по всему, такой ответ не понравился. Однако отвечать министру она не стала, а обратилась к спикеру Сергею Брилке.

— Сергей Фатеевич, у меня просьба огромная. Я понимаю, что бодро докладывать, наверное, по этому критерию вас, — тут она бросила взгляд на Ярошенко, — на работу и взяли. Но все-таки давайте попросим, чтобы нам отдельно доложили конкретику, а не лозунги о том, как у нас все великолепно в Иркутской области. Мы вообще-то не слепые, и люди, которые к нам обращаются, они, знаете, тоже с головой дружат. И если они говорят, что на самом деле происходит в нашем здравоохранении, не надо здесь делать из нас идиотов. О том, как у нас все великолепно. У нас все отвратительно в здравоохранении, понимаете? Вы зайдите в больницы, зайдите в ФАПы и посмотрите, что там происходит. Когда конкретно доложат, какая у нас ситуация с ФАПами?

— Анастасия Олеговна, нам… — Сергей Брилка начал было отвечать на воззвание Егоровой, но Олег Ярошенко тут же спикера перебил. Спикер продолжать не стал, уступил: слишком уж силен был напор обиженного министра.

— На 52-й сессии вы громогласно заявили о преступлении и что я скрываю преступления, что вот-вот будет возбуждено уголовное дело по частным медорганизациям. Прошло четыре месяца… — торжественно провозгласил Олег Николаевич. — Такие безапелляционные громогласные заявления ваши безответственные, прошу контролировать их в таком высоком собрании.

Сергей Брилка, похоже, тоже вспомнил, что собрание-то высокое и перепалки надо прекращать — оглядел депутатов, но Анастасия Егорова решила не оставлять без внимания выпад министра.

— Если мы сейчас начнем говорить по поводу лицензирования частных структур здравоохранения, я не думаю, что у вас будет больше шансов, чем у меня. Потому что у нас лицензирование происходит по схеме неоднозначной и лицензии не всем частным организациям выдаются, об этом вам лучше не говорить. Поэтому у меня просьба: когда вы нам доложите по поводу ФАПов?

— Анастасия Олеговна, я приглашаю вас в минздрав, мы специально проведем для вас расширенное совещание, и мы с вами очень подробно, доступно, с изложением по годам представим программу развития ФАПов в Иркутской области с 2015 по 2020 годы.

— Когда? — холодно спросила депутат.

— Оповестите нас о ваших возможностях временных? — откликнулся Олег Ярошенко.

Последующие депутаты от темы ФАПов отошли — то ли не планировали заходить в гости к минздраву, то ли не хотели оказаться приверженцами евгеники. Поднимались вопросы о финансировании сельских больниц, о полетах вертолета в ночное время (оказывается, пока это невозможно), доносились и прочие пространные проблемы, которые почти сняли нервное напряжение в зале ББЦ — благо Олег Николаевич отвечал сдержанно, а на вопрос про отдаленность поликлиники для жителей Иркутского района и вовсе мирно пообещал разобраться.

Правда, когда возникла опасность нового витка темы ФАПов (депутат Кузьма Алдаров спросил, почему за три года не построили ни одного пункта в Усть-Ордынском бурятском округе), на помощь пришел спикер областного парламента.

— Ну что, заканчиваем обсуждение этого вопроса? — оглядел зал Сергей Брилка. — Я немного свою точку зрения выскажу. Уважаемый Олег Николаевич, мы сейчас поговорили, озабоченность депутатов понятна и звучит не в первый раз. Мы понимаем следующее: у нас очень остро стоят вопросы по ФАПам. Вы все знаете, что все эти фельдшерско-акушерские пункты строим по программе развития села. Эта программа плавающих финансовых ресурсов, поэтому у нас такая неустроенность в этом вопросе. Мы в начале года предлагали, я думаю, в ближайшее время мы проведем встречу и все, что касается ФАПов, рассмотрим отдельно, конкретно. По каждому району.

Фотографии пресс-службы Законодательного собрания Иркутской области

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20170927/dispute/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход