Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Отдел угрозыска «Совы»: история иркутского подразделения

около 7 минут на чтение 1 комментарий
Василий Зуев. Автор фото — Анастасия Влади
Василий Зуев. Автор фото — Анастасия Влади

В России отметили 100-летие уголовного розыска. Дату особенно трепетно воспринимают те, кто посвятил жизнь работе в отделе. В их числе 67-летний иркутянин Василий Зуев. Сейчас он заместитель директора местного охранного агентства. Свободное время мужчина посвящает семье, забирает внука-второклассника из школы, следит за своим здоровьем. А в 90-е годы возглавлял оперативно-поисковый отдел уголовного розыска ГУВД Иркутской области с неофициальным названием «Совы». Праздничный день он отметил в кругу близких, принял десятки поздравлений и нашел время рассказать журналисту IRK.ru о внештатном отделе, работу которого не афишируют до сих пор.

Об отделе

В 1987 году я перешел из Октябрьского райотдела в УВД Иркутской области на должность старшего оперуполномоченного по борьбе с кражами и угонами транспорта управления угрозыска. Четыре года я организовывал работу, составлял отчеты. В 1991 году начальник управления угрозыска полковник Юрий Казалупов сказал мне, что надо оказывать реальную, физическую помощь на местах по борьбе с кражами и угонами транспорта. Выделили десять легковых гражданских автомобилей «Жигули», обеспеченных радиостанциями. И 60 человек в подчинение: половина из них — сотрудники дорожно-патрульной службы ГАИ, вторая — патрульно-постовой. Я был единственным офицером.

Работа была ночная, боролись с хищением транспорта из гаражей кооперативов, с улиц. В основном перекрывали маршруты, куда уходили машины, устраивали засады, но занимались и патрулированием. Допустим, тормозим машину, если водитель не подчиняется, то подключаются экипажи и начинается погоня.

Все мероприятия проводились негласно. О них не сообщали никому, кроме оперативного дежурного области. Работали не только в Иркутске, могли и в Братск, Черемхово поехать. В общем, где накалялась обстановка, туда нас и направляли.

Перестрелки и потасовки

Все сотрудники работали в форме. Экипаж состоял из трех человек, один обязательно сотрудник ДПС ГАИ. Первые 60 человек не были опытными, поэтому больше учились на практике.

Наше подразделение одним из первых стало применять оружие для задержания транспорта. Стреляли на поражение, но для этого необходим был комплекс мероприятий: неоднократное неподчинение сотрудникам милиции на требование об остановке (сначала жезлом или дорожными знаками).

У меня были и рисковые подчиненные! Один, помню, на скорости около 100 километров в час после предупредительных выстрелов вылез по пояс из машины и выстрелил из пистолета в колесо преследуемого автомобиля. В подразделении имелись эскортные мотоциклы. На одном из таких сотрудник ДПС ГАИ догнал неподчинившийся КамАЗ. Поравнялся с ним и начал пинать колесо ногой, чтобы тот затормозил. Вот так останавливали машины.

Даже один раненый был нарушитель. Пуля рикошетом от колеса попала в салон и задела его. Тогда была служебная проверка, но все хорошо закончилось.

Приходилось по КамАЗам стрелять из автоматов. Бывало, применяли ежи против нарушителей. Это когда перекрываешь дорогу шипами, и у машины колеса прокалывались.

О названии и первом рейде

Подразделению предлагали разные названия, например «Богатыри». Но решили остановиться на «Совах». Мы ведь ночью работали, а ночью охотится кто? «Совы». Это неофициальное название, в документах — просто оперативно-поисковый отдел. В чистом виде он просуществовал два года. В 1993 году стал больше, добавились карманники, квартирники (милиционеры, специализирующиеся на раскрытии карманных и квартирных краж. — Прим. ред.), офицеры.

За четыре года объединенный отдел разросся до 160 человек. Из-за напряженной работы машины в большинстве своем пришли в негодность. Даже в самую первую ночь работы выставили шесть экипажей по Свердловскому району. Мы стояли на въезде со стороны Шелехова, перекрывали дорогу. Остановили автомобиль, а там неподчинение. Ну и началась погоня. Во время задержания нарушитель в нашу машину въехал.

О нарушителях

За период работы подразделения за кражи и угоны, по которым лично работали сотрудники «Сов», было возбуждено 17 уголовных дел. Также было задержано большое количество других нарушителей, в основном в состоянии опьянения. И молодежь. Иногда они оправдывались, что не остановились, потому что на машине не было маркировки. Мол, вдруг бандиты останавливают (период 1991—1993 годов), но это все отговорки. Когда сотрудник равняется с машиной, водитель видит форму.

Позже я стал подбирать в отдел более дисциплинированных. С каждым проводил беседу. Главное, мне не нужно было употребляющих алкоголь. А в остальном я как оперативник склонялся к тому, чтобы у человека был нюх, чтобы мог разговорить любого водителя.

О семье

У меня две дочери: старшая Светлана и младшая Татьяна, между ними восемь лет разницы. Одна сейчас подполковник, другая майор. Основная нагрузка по воспитанию ложилась на жену Галину Валентиновну. Я считаю, главное, что мы ребятишек не оставляли без присмотра. Иногда, если я не успевал, мои сотрудники отвозили жену на работу, забирали детей. У нас с ними отношения не только командирские, но и человеческие.

Можно так сказать, что Светлана занималась воспитанием Татьяны. Она закончила пединститут. Ее выбор я немножко корректировал где-то. А младшая следователь, она сама на юридический поступила. В этой профессии много значит призвание. И та и другая довольны выбором. Тяжело, но ничего.

О трудностях

Мне тоже поначалу было сложно, пока один руководил своими «совами» на протяжении двух лет. Трудно многое: нужно анализировать все — начиная с того, что у сотрудника дома, заканчивая результатами его работы. Я требовал дать мне в помощь офицеров для работы. Потом в связи с созданием оперативно-поискового отдела добавили милиционеров по борьбе с карманными и квартирными кражами и офицеров.

Мысли уйти никогда не было. Более легкой работы не искал и дослужился до замначальника криминальной милиции ГУВД Иркутской области. Ну и мои сотрудники, кстати, тоже поднимались по служебной лестнице, один стал заместителем начальника ГУВД Иркутской области.

Я считаю, что не был жестким руководителем, но в обиду своих не давал. Сотрудники чувствовали, что спина прикрыта, и в юбилей угрозыска не забыли, поздравили. Из «сов» мне позвонило человек 15, в основном первоначальные. Мы с ними поддерживаем связь.

Об угрозыске

Я 26 лет отдал уголовному розыску и не пожалел. Это работа днем и ночью со своими. Собираешь оперативников, участковых, вместе ходишь, проверяешь. Это общение с людьми. Мне интересен сам процесс. Иногда по одной оброненной фразе выстраивается вся картинка события. Я никогда не брезговал ни пьяницей, ни бродягой, чтобы получить полезную информацию. И с уголовными авторитетами общался, которые в начале разговора пренебрежительно смотрят, а потом понимают, что не с дилетантом разговаривают, и начинается беседа.

Это был мой единственный и верный выбор. Я попал в милицию сразу после службы на флоте в 1974 году, а на пенсию вышел в 2006 году. В целом уголовный розыск сегодняшний и тех времен не сильно отличаются друг от друга. Сейчас образованности больше, технологий.

Но неизменно одно — сыщик всегда должен уметь разговаривать с людьми. Я бы хотел пожелать тем, кто сейчас работает в уголовном розыске, обязательно оставаться людьми и любить свою профессию. Иначе здесь делать нечего.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20181011/sova/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

5 историй, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход