Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Дом под снос. Как живут семьи в незаконной многоэтажке 8 лет

В доме на Бородина, 45, незаконно построенном в 2010 году, живут несколько семей. Люди вынуждены оставаться здесь без воды и отопления. Идти им некуда: в строительство они вложили все свои деньги. Но суд постановил снести здание, ведь по документам это частный трехэтажный дом, а по факту многоэтажка. А так как решение суда никто не отменял, то люди в любой момент могут лишиться единственного жилья.

Продажа квартир в доме на Бородина, 45 началась в 2008 году: строительная организация «РоссДСМ» заключила с покупателями 60 договоров долевого участия. В июне 2010 года счастливые люди получили ключи и въехали в свои квартиры. Но уже через несколько дней они узнали, что прокуратура обратилась в суд с требованием о сносе здания.

Согласно данным публичной кадастровой карты, многоквартирный дом № 45 на Бородина в Иркутске расположен на участке с кадастровым номером 38:36:000026:479 с видом разрешенного использования — под эксплуатацию существующего индивидуального жилого дома со служебно-хозяйственными строениями. Площадь небольшая — всего 528 квадратных метров.

Прокуратура в ответе на запрос IRK.ru сообщила: в апреле 2010 года по результатам проверки выяснилось, что ООО построило жилой дом на участке под индивидуальное строительство без положительного заключения госэкспертизы по проектной документации и без разрешения на строительство.

На землях ИЖС разрешено строительство дома для проживания одной семьи. Здание должно быть не выше трех этажей и иметь один вход/выход. Допускается устраивать мансарды.

При возведении здания были допущены грубые нарушения строительных и противопожарных норм. Как оказалось, ни в одной квартире дома нет вентиляционных шахт. Завышены швы по кирпичной кладке до четырех сантиметров (при допустимых двух), пробиты крупные отверстия (до 40-50 сантиметров в диаметре) в перекрытиях. Это резко ослабляет конструкцию здания, делает его недостаточно устойчивым.

Выявленные нарушения устранить невозможно, заявили специалисты, а значит, жить в таком доме нельзя. Поэтому прокуратура обратилась в суд с иском о сносе постройки. Судебная экспертиза признала дом опасным для жизни.

Свердловский суд признал здание на Бородина, 45 самовольной постройкой и постановил его снести. А в 2012 году приговор вынесли и застройщику. Генерального директора ООО «РоссДСМ» Евгения Кузнецова признали виновным в «причинении имущественного ущерба собственнику путем обмана при отсутствии хищения» и приговорили к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

В градостроительном комитете IRK.ru также подтвердили, что многоквартирный жилой дом, расположенный на Бородина, 45, построен без разрешительной документации. В силу положений пунктов 1, 2 статьи 222 Гражданского кодекса РФ здание является самовольной постройкой. По общему правилу оно подлежит сносу.

Обманутые ожидания

Елена (имя изменено. — Прим. ред.) живет на третьем этаже вместе с мужем. В 2009 году они и подумать не могли, что в квартире, в которую вложили все свои деньги, им придется жить незаконно.

— В 2010 году мы подписали акт приемки жилого помещения, нам раздали ключи. Была черновая отделка. Вода, отопление — все было. Потом шум подняли, и у нас все, кроме света, отключили. Воду теперь с колонки носим. А в каждой комнате стоят электрические обогреватели, — говорит женщина.

Заехали не сразу: почти два года ждали, что ситуация разрешится и город им поможет. Но этого не произошло. Да и выбора у них не было: снимать жилье пенсионерам было тяжело. И в 2013 году Елена с мужем поселились в своей квартире.

По словам женщины, в первый год они обращались за помощью в администрацию города, писали во все инстанции и даже президенту, но получали только отписки. Несколько раз она с другими жильцами выходила на митинг перед администрацией. Но все бесполезно. Чиновники заявили людям тогда, что они сами виноваты в своих бедах, так как «погнались за дешевым жильем».

— А мы ответили: сколько смогли, столько собрали. Не все в стране богатые. Нас наказывают, а застройщик отряхнулся и дальше где-то строит. Как потом мы узнали, директор фирмы по фамилии Кузнецов уже не однажды привлекался к уголовной ответственности и мы не единственные обманутые им покупатели, — с горечью говорит Елена.

По ее словам, земельный участок по Бородина, 45 принадлежит Елене Акреевой, которая является родной сестрой Евгения Кузнецова. По городу много домов, построенных ими по такой схеме. «Какие-то удалось узаконить, а кому-то, как нам, не повезло», — объясняет собеседница.

Женщина вспоминает: когда дом строился, приезжал инспектор из службы стройнадзора — «проверял», «фиксировал все на бумаге». А когда здание закончили, сказал, что «не по закону его возвели». Елена уверена: службу также следовало привлечь к ответственности, как и застройщика. «Они знали и молчали. А теперь как они могут вышвырнуть всех людей. Куда мы пойдем?», — сетует она.­

Дом состоит из шести этажей, есть подвал, а вот лифта нет. Придомовая территория маленькая: со стороны подъезда плотно друг к другу припаркованы машины. Через забор, который вплотную стоит к дому, — частный дом, на территории которого полный хаос. Детской площадки нет.

Женщина показывает тамбур, который жильцы построили сами, чтобы было теплее тем, кто живет на первом этаже. Несколько ступенек вниз и две двери: одна в подвал — под замком, другая с домофоном ведет в подъезд.

Балконы застройщик так и не застеклил, рассказывает она. Теперь каждый занимается этим самостоятельно. Они с мужем балкон застеклили и даже утеплили: обшили пенопластом и деревянными панелями. «У меня там всю зиму цветы стоят», — делится женщина. Несмотря на отсутствие документов на квартиру, это их единственное жилье и они его обустраивают как могут. В подъезд Елена меня не пустила. Настаивать я не стала.

Соседка Елены, как рассказывает женщина, продала «двушку» в Первомайском в надежде, что сможет жить здесь, поближе к воде (Недалеко от дома находится пляж Якоби. — Прим. ред.). Пока строился дом, она снимала жилье, а мебель в гараже хранила. В итоге все ее вещи отсырели и их пришлось выбросить.

— Ей деваться было некуда, и она заехала в квартиру, как и все мы. Первую зиму кое-как перезимовала и съехала: холодно было, она замерзала. Да и воду носить с колонки на третий этаж ей было трудно. Потом вернулась. Сейчас похолодало, опять у сына живет.

Елена поделилась информацией: не так давно жильцы создали жилищно-строительный кооператив (ЖСК) для достройки дома. Председатель ЖСК сообщил ей и другим людям, что у него все под контролем и в скором времени они смогут узаконить свои квартиры.

Со слов женщины, жильцы дома оплатили две экспертизы: первая стоила миллион рублей, вторая — 450 тысяч. А председатель сообщил им, что, согласно полученным заключениям, дом в отличном состоянии и построен из материалов высокого качества. И вскоре его введут в эксплуатацию.

— Бетон качественный, арматура как должна быть. Люди, конечно, неохотно скидываются, но что делать. А ведь застройщик еще и спрятал всю проектно-сметную документацию — ее также пришлось заново делать. Нам сказали, что признают этот дом пригодным для проживания, никакой угрозы он не представляет. Дом построен качественно, он теплый, — уверена Елена.

Все под контролем?

Елена дала контакт председателя ЖСК. Я созвонилась с ним, и мы договорились о встрече. Мужчина предупредил меня, что он будет не один, придут несколько жильцов из совета дома. Наша встреча состоялась, но вот прошла она не так, как я думала. Как правило, люди идут охотно на контакт, надеясь, что им помогут в подобных ситуациях. В данном случае все было наоборот. Председатель с двумя жильцами были настроены враждебно и негативно реагировали на любой мой вопрос. Они не хотели общаться с прессой, так как «у них нет проблем и помощь не нужна».

Как удалось выяснить, председатель не живет в этом доме. По словам мужчины, он купил здесь квартиру, но у него это не единственное жилье, а значит, нет необходимости переезжать.

Мужчина подтвердил, что несколько лет назад был создан ЖСК. И сейчас у него есть договоренность с администрацией (с какой именно, пояснить не смог) о том, чтобы узаконить дом. Более того, как сообщил он, жильцы выкупили землю и сейчас им предстоит изменить назначение участка с индивидуального на многоквартирный.

Слова Елены о том, что им пришлось восстанавливать проектную документацию по дому, председатель подтвердил. А по экспертизам информация не сходится: мужчина рассказал только об одной, по которой заключения еще нет.

Решение суда будет исполнено

Руководитель Управления Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области Теймур Магомедов на пресс-конференции сообщил, что перекупить или переоформить участок, на котором возведен дом на Бородина, 45, невозможно: земля находится под арестом.

Если есть решение суда, оно в любом случае будет исполнено, так как его никто не отменял. Теймур Талехович пояснил: вопрос может решаться только в судебном порядке, договоренностей с кем-либо из администрации быть не может. Либо суд изменит способ исполнения решения, например обяжет устранить нарушения, либо обозначит сроки выселения, после чего объект все-таки будет демонтирован. «В первую очередь должна быть активная позиция со стороны должника», — подчеркнул главный пристав.

— Мы сами неоднократно выходили в суд и просили разъяснить, как суд видит снос дома, заселенного людьми. Также выходили и с заявлением о приостановлении решения суда. Но нам в обеих ситуациях было отказано, — сообщил Теймур Магомедов.

Как оказалось, для выселения жильцов из дома не требуется решение суда. По документам это нежилое строение, не предназначенное для жизни, в котором люди находятся незаконно.

Что предлагает стройнадзор

Как сообщили IRK.ru в службе государственного жилищного контроля и строительного надзора Иркутской области, контроль за строительством дома не осуществлялся. Здание построили с нарушением действующих норм земельного и градостроительного законодательства. Суд признал его самовольно возведенным строением, подлежащим сносу. Ввод дома в эксплуатацию в административном порядке невозможен.

В ответе за подписью руководителя службы Бориса Билалова говорится, что господдержка для достройки самовольных объектов, возведенных с привлечением средств участников строительства, не предусмотрена. Однако выход все же есть.

Стройнадзор предлагает жильцам:

  • обратиться в суд с требованием признать право за участниками строительства на собственность доли в объекте незавершенного строительства;
  • организовать из числа собственников объекта ЖСК, общим собранием собственников избрать председателя кооператива;
  • за счет средств кооператива разработать проектную документацию по реконструкции объекта незавершенного строительства в многоквартирном доме. Возможно, потребуется проведение строительной экспертизы на этом этапе. Дальше нужно получить технические условия для подключения МКД к инженерным сетям города;
  • после проведения реконструкции объекта осуществить ввод МКД в эксплуатацию либо признать права собственности на МКД, на квартиры в многоквартирном жилом доме в судебном порядке.

«При реализации вышеуказанного способа ввода объекта в эксплуатацию потребуется изменение назначения земельного участка. Однако при рассмотрении практики районных судов Иркутска по данной категории дел существуют прецеденты удовлетворения требований без изменения назначения земельного участка», — говорится в ответе от службы.

***
Получается, снос здания — дело времени. Если жильцы не начнут предпринимать реальные шаги к тому, чтобы узаконить дом и свое право жить в нем, исполнения судебного решения не избежать.

Автор фото — Анастасия Влади

Фотосъемка проходила осенью 2018 года.

  • ferroi 5 декабря 2018 в 09:07 -1

    ЧЕГО!?!?!? Чиновники заявили людям тогда, что они сами виноваты в своих бедах, так как «погнались за дешевым жильем». - а не сyки ли эти чиновники? у людей денег нет чтобы покупать нормальное жильё, не говоря уж о хорошем, а они обвиняют трудяг и пенсионеров , что те «погнались»… таких…

Загрузить комментарии
Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход
Восстановление пароля