Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Автор «Тобола»: Сибирь для России — это и проклятье и награда

около 6 минут на чтение 3 комментария
Алексей Иванов. Автор фото — Мария Говтвань, РГБ
Алексей Иванов. Автор фото — Мария Говтвань, РГБ

Автор «Тобола», писатель Алексей Иванов ответил на вопросы иркутян на книжном ток-шоу «Ночной Шмидт» в Молчановке.

21 февраля 2019 года в России состоялась премьера фильма по книге Алексея Иванова «Тобол». По данным «Кинопоиска», кассовые сборы фильма в стране составили более 141 миллиона рублей, а в первые выходные после выхода фильма его посмотрели более 200 тысяч человек. Алексей Иванов еще на первых стадиях съемок фильма отрекся от сценария.

Позиция автора заинтересовала кандидата исторических наук, политолога Сергея Шмидта, и он развернул широкую дискуссию о книге на своей странице в «Фейсбуке», назвав «Тобол» лучшим романом о Сибири в русской литературе. После у многих обсуждавших появились вопросы, и организаторы книжного ток-шоу «Ночной Шмидт» в Молчановке устроили «встречу» автора с жителями Иркутска. Поскольку писатель находился в рабочей поездке по Великобритании, беседа проходила по скайпу.

— Вы знаете, я не считаю, что нужно непременно игнорировать фильм. Почему бы и не сходить и не посмотреть, тем более что книга от этого хуже не станет? Но все же я за то, чтобы читали мой роман, а не за то, чтобы не смотрели фильм – ответил на вопрос про экранизацию Алексей Иванов.

Писатель никогда не был в Иркутске, его крайняя точка путешествий по Сибири – Красноярск. По его словам, он «хорошо знает Иркутск на расстоянии», читал книгу «Первые иркутяне». На вопрос, что такое «уральскость» и что такое «сибирскость», Алексей Иванов хотел бы рассуждать долго, но рамки беседы по скайпу диктовали свои правила – пришлось говорить кратко.

На экране Алексей Иванов
На экране Алексей Иванов

— Дело в том, что региональная идентичность — это же не вера, не культура, не язык, не религия — это система ценностей. Как говорил академик Лихачев: «Национальное — это не качество, а оттенок», вот точно так же, региональное — это не качество, а оттенок. Разница в системе ценностей. Не то чтобы добро перестаёт быть добром за Уралом, а зло становится добром, а в том, что является главной ценностью, через которую самореализуется человек с той или иной идентичностью. Вот на Урале такая главная ценность — это труд и работа, а в Сибири, как и на русском Севере, это, скорее всего, предприимчивость. Во всяком случае, в исторически обозримом времени, – рассуждает писатель.

Алексея Иванова часто сравнивают с Валентином Пикулем. Некоторые даже считают, что Иванов — это Пикуль сегодня. Иркутяне спросили, что думает об этом писатель?

— Нет, ни в коем случае. Пикуля я читал немного, но то, что я читал, мне очень понравилось. Например, роман Пикуля «Реквием каравану PQ-17» я читал несколько раз, для меня это высокая поэзия. Но я пишу не как Пикуль. И свои произведения я строю уже на литературных технологиях 21 века, а не 20. Да, на первый взгляд может показаться, что, действительно, похоже, но это только на поверхностный взгляд, – ответил виртуальный гость.

Не все желающие смогли прийти на беседу с писателем, поэтому передали свой вопрос ведущему «шоу». Например, жителя Братска – Кирилла – очень интересовал вопрос: изобразил ли писатель себя в образе своего героя — Семена Ульяновича Ремезова?

Сергей Шмидт задает вопросы виртуальному гостю
Сергей Шмидт задает вопросы виртуальному гостю

— Ремезов как минимум на 20 лет меня старше, поэтому все-таки это не я, хотя в чем-то он мне и близок. Характер Ремезова я конструировал из биографии и объективных вещей, которые свойственны человеку в 70 лет, это во-первых, а во-вторых, немножко делал его похожим на Виктора Астафьева, скажем, в его преклонных годах, вот такой же непримиримый, ершистый. С горячей душой, с яростным сердцем, – ответил автор.

Ведущий Сергей Шмидт озвучил услышанное мнение, что для России было бы лучше, если бы прямо за Уралом плескались волны Тихого океана. Из американской публицистики пришла характеристика Сибири как бремя и проклятье страны.

— Сибирь для России — вещь амбивалентная: разумеется, это и проклятье, но это и награда, это и богатство, это и нищета. Сибирь для России — это всегда вызов. Россия сможет оставаться Россией только тогда, когда Сибирь будет процветать. Лет в 20 я задался вопросом, почему страна и общество считает, что я живу на пустом месте? Почему на Урале, где я жил, как будто не было никакой истории? Были первобытные люди, потом прошел Ермак, а потом Демидовы построили свои заводы, и началась Октябрьская революция. Я стал заниматься и обнаружил, что огромная история имеется, но только она неизвестна, не активирована, – поделился Алексей Иванов.

Гости ток-шоу «Ночной Шмидт»
Гости ток-шоу «Ночной Шмидт»

Писатель ответил на вопрос, почему в последнее время такую популярность получили исторические романы, а не описывающие современность. По его словам, произведения о прошлом составляют 40% российского чтения.

— Я думаю, что причина этого в том, что наше общество и наша страна остановились в развитии. Вот когда происходит такая остановка, у общества взгляд оборачивается назад, на прошлое и исторический ракурс становится актуальным. Это совершенно неправильно, и, разумеется, в нормальном обществе, произведения о современности всегда более интересны, чем произведения об истории.

В завершении беседы писатель рассказал, что планирует приехать в Иркутск в сентябре. И пообещал устроить встречу в Молчановке. На этот раз настоящую.

Фотографии предоставила Иркутская областная библиотека имени И.И. Молчанова-Сибирского

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20190516/interview/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход