Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

«Всех в тюрьму не посадишь»: редакторы и журналисты Иркутской области о деле Ивана Голунова

около 19 минут на чтение 47 комментариев
Журналист Иван Голунов. Фото meduza.io
Журналист Иван Голунов. Фото meduza.io

Три ведущих российских деловых издания – РБК, Коммерсант и Ведомости – поддержали журналиста Ивана Голунова, оформив первую полосу в едином стиле «Я/Мы Иван Голунов». Корреспондента «Медузы» подозревают в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Сейчас его поместили под домашний арест. В деле много неточностей, коллеги Голунова уверены, что он невиновен, а преследования связаны с его журналистской деятельностью. IRK.ru выяснил мнение редакторов и журналистов Иркутской области об этой истории.

Уголовное дело против Голунова

Корреспондента «Медузы» Ивана Голунова задержали днем 6 июня в центре Москвы. Его доставили в одно из столичных УВД, где в рюкзаке у него был найден метилэфедрон. Как утверждает полиция, при обыске в квартире Голунова обнаружили кокаин.

На все требования вызвать адвоката полицейские не реагировали. Во время медицинского освидетельствования журналиста избили. О произошедшем с Голуновым стало известно через полдня после задержания. Только после этого к нему отправился адвокат. Рано утром 7 июня оформили протокол задержания и возбудили уголовное дело. Ивана обвиняют в покушении на сбыт наркотиков в крупном размере. Статья предусматривает от 10 до 20 лет лишения свободы.

Голунов заявил, что найденные наркотики ему не принадлежат, и отказался признать вину. Редакция «Медузы» убеждена, что Иван невиновен, его преследуют из-за журналистской деятельности. В последние месяцы ему поступали угрозы.

Сам Голунов считает, что причиной его задержания стало расследование о похоронном бизнесе. По его словам, его задержали в день сдачи черновика этой статьи. Прибыль от этого бизнеса, как пояснил Голунов, идет высокопоставленным силовикам.

Вечером 8 июня Никулинский суд Москвы отказался отправлять Ивана под стражу и поместил его под домашний арест. Голунов не вправе покидать свою квартиру до 7 августа. По последней информации, эксперты не обнаружили следов наркотиков в биологическом материале журналиста.

Анна Суркова, генеральный директор IRK.ru:

– Никогда не воспринимала Голунова как оппозиционера. Иван сотрудничал со многими изданиями: РБК, Форбс, Ведомости, Слон, Дождь, Медуза. И везде делал одно и тоже – качественные журналистские расследования. Чаще всего речь шла о крупном бизнесе, который связан с чиновниками из высших эшелонов власти.

Это обычный человек, который хорошо выполняет свою работу. Поэтому его судьба так всколыхнула многих из самых разных лагерей. Его в лицо-то мало кто знал до ареста. На фото парень в футболке и с рюкзаком, на вид далеко не спецназовец, такой же как миллионы россиян.

Да, любой власти невыгодны сильные СМИ, потому что только они могут защитить общество. Последние четыре года я испытала это на своей шкуре. Столько попыток дискредитировать мою работу и работу моих коллег, саму профессию я не видела никогда! (но это, конечно, может мало живу). В Иркутской области власть начала травить журналистов и многие из обывателей подхватили этот тренд «ату его ату» (иногда даже сами журналисты). Стало нормальным создавать фейковые новости и врать журналистам в лицо, а потом обвинять в продажности и чернушности.

Легко ли работать под таким давлением? Скажем так, привыкаешь и начинаешь получать удовольствие. Смеёшься, когда уже критиковать не за что и переходят на цвет помады. Иногда банишь, потому что устаёшь от двойных стандартов местных пиарщиков: то ты очень нужен и важен для решения проблем и вопросов, то ты продажное СМИ, потому что опубликовал сухой и объективный пресс-релиз МЧС о пожарах двух домов, когда все чаты разрывались сообщениями, что пригород Иркутска горит синим пламенем (не спрашивайте, где тут связь, до сих пор не знаю).

Обществу нужна свобода слова – это гарант безопасности граждан от произвола властей и некоторых влиятельных граждан. В свою очередь, только журналисты могут нести эту функцию. А постоянное унижение, втаптывание в грязь – уничтожает не только профессию журналиста, но и саму свободу слова. Вот о чем я хотела бы напомнить всем. И нет, не все среди нас белые и пушистые, среди журналистов полно подлецов, но общество получает такие СМИ, какие заслуживает.

Владимир Кочетов, директор Издательского дома «Байкал24»:

– Я надеюсь, что ситуация с Голуновым закончится посадками многих людей в погонах и громкими отставками. Реально защитить права журналистов сегодня могут только общественный резонанс и максимальная публичность. Давление на нас, конечно, оказывалось и оказывается периодически. Но пока мы справляемся собственными силами.

Анастасия Украинская, главный редактор сетевого издания «Иркутск Сегодня»:

– С делом Ивана Голунова все очень запутано. Невнятный тайминг его задержания, перепутанные фотографии, отсутствие понятых. Никто не может утверждать: виновен, пока не доказано обратного. Это решать не обществу, а следствию и суду, так уж устроено. Но для меня налицо несостыковки в этом деле, которые явно указывают на то, что здесь что-то не так. И не только для меня.

И журналисткое сообщество, и все общество вообще показали невероятную сплоченность. Сотни и даже тысячи людей выступают за Ивана Голунова. Главное, что мы можем сейчас – это продолжать делать свою работу. Кто – расследовать, кто – просто верно и четко передавать факты, а кто рассказывать интересные истории из жизни, другие – помогать тому, кто в этом нуждается. Это все задача СМИ.

Зоя Кузнецова, шеф-редактор ИА «ИрСити»:

– Я не могу стоять в стороне от этой истории, потому что думаю, что она касается меня не только как шеф-редактора СМИ, но и как простого гражданина России. Кроме того, что это история о возможном преследовании журналиста за его профессиональную деятельность, это ещё и история о честной и прозрачной работе правоохранительных органов и независимом суде. Это история о соблюдении закона всеми и для всех.

Я не знаю Ивана Голунова лично, но доверяю словам его коллег и знакомых о том, что он не употреблял наркотики, а здравый смысл подсказывает, что человек, который занимался расследованиями коррупции во власти и непрозрачном бизнесе, вряд ли будет подпольно заниматься наркоторговлей, тем более идти на встречу в центре Москвы с наркотиками в рюкзаке. Мне сложно говорить о развитии событий, но я уверена, что решение о домашнем аресте, вынесенное 8 июня, связано с общественным резонансом и акциями в поддержку журналиста по всей стране и реакцией СМИ на задержание. Я считаю это победой на пути к честному расследованию, хотя она и выглядит микроскопической.

Если говорить о нашем опыте, мы часто сталкиваемся с нежеланием чиновников, бизнесменов или сотрудников пресс-служб давать информацию. Часто это выражается в затягивании ответов на устные или письменные запросы с нарушением установленных законом о СМИ сроков, отсутствии актуальных комментариев по проблемным вопросам, перекидывании журналиста с одного человека на другого, забалтывании темы. Также часто требуют (иногда в резкой и ультимативной форме) удалить новости или тексты без адекватной причины, не писать новости по острым темам, аргументируя это хорошими отношениями со спикером. Мы не удаляем материалы, а новости пишем, исходя из редакционных стандартов, а не личных взаимоотношений.

Для Иркутской области показательна история с региональным минздравом, на официальной странице которого в «Фейсбук» в комментариях к новостям публиковались обвинения в предвзятости и оскорбления сотрудников СМИ, пишущих о проблемах в медицине. С прямыми угрозами мы не сталкивались.

Берт Корк, журналист, редактор в лаборатории «Однажды»:

– Кричать «Свободу Ивану Голунову!» с одной стороны кажется контрпродуктивно – вина или невиновность нигде не определяется простым большинством голосов или степенью общественного возмущения. Но с другой, журналистское сообщество продемонстрировало редкую сейчас способность к объединению и единодушию, а это сейчас главное – привлечь внимание общества к справедливому и объективному судебному разбирательству. Тишину любят не только деньги, именно в тишине творятся большинство гадостей.

Я понимаю, почему о том, что предъявленные Ивану обвинения – это ложь, провокация, кричат его непосредственные коллеги – они его хотя бы знают. Противной стороне в то же время это даёт повод говорить и об их субъективности, а значит – необъективности. Все остальные могут ориентироваться только на их слова и сводки состояния дел, черпаемые из СМИ.

Я не могу утверждать, что Иван не виновен в том, что ему предъявляют – я не знаю ни его, ни обстоятельств дела. Поэтому рассуждать об этом или кричать лозунги воздержусь.
Но есть общеизвестные детали задержания, которые выглядят очень и очень странно. Сотрудники МВД, когда шли на задержание, должны были отдавать себе отчёт, что последует именно то, что сейчас происходит. Задержание оппозиционного журналиста неминуемо должно вызывать предположение о преследовании за профессиональную деятельность. А значит, весь процесс должен быть детально документирован и безупречен с точки зрения закона. А именно этого и нет.

Вне зависимости от того, подтвердится версия с наркотиками, или нет, работа бравых правоохранителей вызывает столько вопросов, что снаружи это дело изначально выглядит какой-то дилетантской самодеятельностью.

Общественное внимание к делу Ивана сейчас максимальное. Это даёт надежду, что суд будет прозрачным и объективным. Больше надеяться не на что.

Андрей Темнов, заместитель главного редактора сайта «Бабр»:

– Отношение к происходящему самое простое – Голунова нужно вытаскивать из этой истории. Я не готов комментировать содержание дела детально, но из того, что стало известно, я не вижу ни одного внятного доказательства, что Голунов что-то там употреблял, хранил или распространял. Мне кажется, изначально дело даже не политическое, а чисто уголовное: Голунов кому-то сильно мешал и его кто-то решил наказать. Политическим дело стало после бурной реакции на него со стороны профессионального сообщества. Это обычная российская история – из-за косяка или глупости на местах вынуждена отдуваться вся система, до Путина включительно. Но это проблема системы, а нас, как журналистов, здесь должна интересовать исключительно цеховая солидарность, основанная на банальном инстинкте самосохранения и презумпции невиновности.

Елена Кутергина, блогер:

– Как и многие коллеги я резко негативно отнеслась к задержанию Ивана Голунова. Это так банально: человек многие годы занимал принципиальную позицию, исполняя свой служебный и гражданский долг, и вдруг на него «шьется» какое-то сомнительное дело, которое кроме недоумения и массы вопросов у здравомыслящего человека не вызывает ничего.

Мы видим, что реакция общественности и внимание к Голунову уже дали определенные подвижки – его отпустили из СИЗО, это хороший сигнал. Я надеюсь, что всем нам удастся добиться полного снятия всех обвинений, к делу наверняка уже подключились лучшие правозащитники, а беспрецедентная публичность процесса должна стать гарантом соблюдения закона в этой истории.

Я прекрасно понимаю, что произошло. Меня саму недавно попросили уволиться с поста главного редактора местной газеты за стремление к объективности и правде. Скажу искренне: в России, особенно в малых городах, таких как Братск, нет свободы слова. Все годы, что я работала в газетах города, мои публикации подвергались жесткой цензуре. При этом запросто публиковалась откровенная «чернуха» на оппонентов – за деньги. Это всё не секрет – быть честным и порядочным журналистом в нашем обществе практически невозможно.

Что должно измениться? Мы сами должны измениться. Не молчать, не продаваться, не допускать цензуры и самоцензуры. Да, я ушла с любимой работы, но я осталась в профессии – издаю свои газеты, развиваю сайт, и мои услуги очень востребованы в городе, регионе, думаю, будущее за альтернативными СМИ, блогами, не связанными с муниципальным и государственным заказом. Технологии и запрос аудитории нас к этому всех рано или поздно пододвинет. И чем больше будет свободных СМИ и журналистов, таких как Голунов, тем выше будет уровень защиты – всех в тюрьму не посадишь.

Галина Солонина, журналист, политический обозреватель:

– Исход этой истории будет зависеть от позиции многих людей. И если журналистское сообщество, общество в целом проявят свою позицию и будут настаивать на том, что недопустимы противоправные действия в отношении журналистов, то государственная машина подавления поймет, что имеет дело с не с одним человеком, а с огромным сообществом, и тогда будет установлена граница, за которую заходить нельзя. И все последующие попытки таким образом преследовать свободу слова уже предприниматься, я надеюсь, не будут.

В любом государстве защиту общества, защиту отдельного человека от произвола власти обеспечивают СМИ. Именно они способны встать на защиту свободы слова.

У нас в Иркутской области почти четыре последних года упорно борются со СМИ. Борьба заключается, в том числе, в массированном давлении на журналистов в социальных сетях, в других СМИ, работающих по контракту с областным правительством, где допускаются некорректные высказывания и попытки скомпрометировать.

Большой резонанс в свое время вызвало убийство журналиста из Тулуна Александра Ходзинского. В той ситуации суд не прислушался к общественному мнению и полностью оправдал убийцу. Тогда мы проиграли, но придали этот случай широчайшей огласке, и теперь он много где зафиксирован как проявление произвола по отношению к журналистам. Не хотелось бы, чтобы история с Иваном тоже вошла в этот список. Всем все понятно, что происходящее – давление на человека за его профессиональную журналистскую деятельность, и власти просто надо это остановить.

Александр Соболев, член Общественной палаты Иркутской Области, участник одиночного пикета в поддержку Ивана Голунова в Иркутске:

– Мы, пассивная масса добропорядочных граждан, которая, немного ворча, созерцает как власть забирает активных по одному. У меня есть предельно простая формула хорошего государства: талантливые и работящие граждане имеют понятные возможности подняться вверх по социальной лестнице, а глупые и тунеядцы по ней очень быстро скатываются кубарем. У нас сейчас все наоборот.

Если 90-е годы были «лихими», то 2000-е, мне кажется, войдут в историю как «власть сынков». Очень много недостойных детишек властьимущих закрепились сейчас на вершине многих процессов в России: в монопольных бизнесах, в топе государственных компаний, в банках, на эстраде, в политике. И прочно держат оборону, цинично оберегая нажитое. Тысячи талантливых россиян пытаются самореализовываться в нашей стране и не имеют равных возможностей, а в последнее время не имеют возможности даже говорить об этом.

Благодаря Ивану Голунову мы с вами стали жить немного свободнее и даже богаче. Его активная позиция раскрывала преступные схемы и даже приводила, например, к отмене коррупционных закупок напрямую экономя деньги бюджету. Я читал его материалы, рассказывал своим детям, разбирал со студентами. Гордился, что в моей стране есть такие люди, которые не боятся.

Я часто пассивно созерцаю, боюсь: за себя, свою семью, свой бизнес. Здесь я бы перестал уважать себя, если бы промолчал. У меня жена сейчас на лечении, и я один вожусь с пятью детьми. Малышей оставил дома и ненадолго со старшей дочкой съездил на мини-пикет к управлению полиции. И я ловил себя на мысли, что иду по своему городу, по своей стране и боюсь. Блин, если задержат? Почему смотрит этот полицейский? Надо дочке на маршрутку денег дать. Как дети без меня. Жена люлей даст.

«Доброжелатели» скажут – по любому ради хайпа вышел. Так вот. Я не хочу так жить и боятся в моей стране. Мы должны поддержать тех из нас, кто искренне пытается сделать жизнь чуточку лучше, а не пассивно находить отговорки своему бездействию. Я хочу жить в свободной стране. Я хочу равных возможностей всем талантливым и работящим.

Александр Гимельштейн, председатель Иркутской областной организации Союза журналистов России:

Как считаете, какие могут быть варианты развития событий по делу Голунова? Можно ли сейчас делать прогнозы, чем закончится история?

— Думаю, что не будет двух вариантов развития событий. Полярных. Первого - приговора суда журналисту по тяжелейшей статье «покушение на сбыт наркотиков». И второе - обвинения и приговора за сбыт наркотиков и должностное преступление (а подбрасывание наркотиков это тоже сбыт) - сотрудникам правоохранительных органов.
А вот что будет между этими полюсами, я думаю, сейчас не знает никто. Совсем никто.

Приходилось ли редакции ВСП сталкиваться с давлением, угрозами, с препятствиями при получении информации?

— За 101 год существования «Восточно-Сибирской правды» легче сказать, с какими проблемами она не сталкивалась, чем перечислить все, с которыми сталкивалась.
Ещё не разу в последние 20 лет давление и угрозы не достигли цели. Что же касается препятствий - далеко ходить не нужно - достаточно посмотреть на отписки, которые стряпает в ответ на наши официальные запросы пресс-служба губернатора Иркутской области Левченко и недавнее наглое нарушение законодательства о СМИ, изложенное вот здесь.

Может ли Союз журналистов обеспечить защиту? От коллег поступают критические замечания на работу федерального СЖР, про их бездействие.

— Союз журналистов России — профессиональное общественное объединение. Крупнейшее, но не единственное. Возможности его влияния стиснуты законодательством об общественных организациях. Однако многое зависит и от людей во главе Союза. В последние полтора года новое руководство СЖР ведёт дела намного ответственнее и мощнее.

Часто ли в иркутское отделение поступают обращения от журналистов о том, что они сталкиваются с давлением или угрозами?

— В Иркутской области факты давления и угроз, разумеется, куда более редки, чем вмешательство в профессиональную деятельность журналистов. Обращения не очень часты. Когда проблема требует громкого решения, занимаемся ей громко. Когда тихого - тихо.

Как вы считаете, какие изменения в системе нужны сегодня, чтобы права журналистов не нарушались?

— Права журналистов важны, но второстепенны. На первом месте - права человека. Если они будут соблюдаться, многие опции будут работать сами собой, без специальной настройки.
Изменение же, влекущее за собой всё - это трансформация судебной системы в самостоятельную, неподкупную, никому, кроме закона, не служащую, и даже разумно высокомерную — судебную власть.

Редакция сайта IRK.ru также выступает за соблюдение закона всеми и для всех.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20190610/golunov/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход