Пожалуйста, отключите AdBlock.
Мы не просим большего, хотя работаем для вас каждый день.
наверх

Репортаж из мусорной ямы. Как я участвовала в экологической акции

около 8 минут на чтение 19 комментариев
Дарья Сутырина, редактор IRK.ru. Автор фото — Алексей Головщиков.
Дарья Сутырина, редактор IRK.ru. Автор фото — Алексей Головщиков.

Согласившись принять участие в экологической акции En+ Group «360», предвкушала прекрасный уикенд с подругой: целый день вместе ходим по лесу и не спеша беседуем, наслаждаясь свежим байкальским воздухом, при этом еще и мусор собираем — планету от гибели спасаем. Но то, что я увидела, перевернуло мое сознание…

В субботу в 7:30 недалеко от площади Сперанского у трех больших автобусов нас ждали координаторы проекта. Они напоминали вожатых из пионерского лагеря. Громкие, яркие и активные ребята выделялись на фоне еще не проснувшихся угрюмых участников акции и пасмурного субботнего утра.

Перед отъездом участникам раздали анораки, баффы и рюкзаки.
Перед отъездом участникам раздали анораки, баффы и рюкзаки.
В Щегловку отправили три автобуса.
В Щегловку отправили три автобуса.

Автобусы отправлялись в падь Щегловку. Поверх своей «капусты» из одежды (утеплилась не зря: погода была кошмарная) я еще надела серебристый анорак — ветрозащитную куртку из плотной ткани. Ее, а также удобный рюкзак и бафф (многофункциональный головной убор) оранжевого цвета вручили каждому участнику перед отъездом.

Когда в дождь шли, накинув на голову одинаковые капюшоны, было немного жутковато.
Когда в дождь шли, накинув на голову одинаковые капюшоны, было немного жутковато.
В какой-то момент потеряв подругу из вида, я потратила минут 15, чтобы ее найти
В какой-то момент потеряв подругу из вида, я потратила минут 15, чтобы ее найти

Мусор нужно было не только собирать, но и сортировать — все, что мы вытаскивали в этот день из леса, шло на переработку. Каждому вручили две пары перчаток: сначала надеваешь плотно облегающие перчатки из мягкой ткани, а поверх них — резиновые. Бригаду из 40 человек (один наш автобус) разделили на десятки, у каждого человека был свой профиль: пластик, металл, стекло или общий мусор. Мне достался пластик, подруге — стекло. Но это было важно только поначалу, а потом, в общей вакханалии, мы уже собирали все виды мусора и раскладывали по разным пакетам.

Мы не просто собирали мусор, его еще нужно было сортировать.
Мы не просто собирали мусор, его еще нужно было сортировать.
Делили мусор на четыре фракции: пластик, металл, стекло и общий мусор.
Делили мусор на четыре фракции: пластик, металл, стекло и общий мусор.

Некоторые группы ходили по обозначенной территории, как я себе и представляла: собирали мусор, успевая вести при этом беседы. Но мы работали в большой бригаде из 20 человек, и нам досталась самая жесть — вычищать яму глубиной с человеческий рост и шириной с небольшую комнату.

Самой большой группе дали задание разгребать мусорную яму
Самой большой группе дали задание разгребать мусорную яму

Поначалу многие даже не знали, как к этой яме подступиться. Спускаться в нее, что ли? Прямо в мусорку, как бомж? Женщины морщили носы. Но тут наш координатор Анастасия лихо спрыгнула вниз: «А ну давайте сюда самые смелые, тут классно!». И я, зарядившись задором девушки, спрыгнула вместе с еще несколькими серебряными капюшонами. Остальные ждали наверху. Мы выбрасывали из ямы наверх стеклянные и пластиковые бутылки, жестянки, а ребята у края обрыва уже сортировали мусор по профилям. Потом менялись: те, кто работал наверху, спускались в гущу событий.

Никто сразу не решался спускаться в эту яму: она выглядела, мягко говоря, неприятно.
Никто сразу не решался спускаться в эту яму: она выглядела, мягко говоря, неприятно.

Яма была почти наполовину заполнена несколькими слоями отходов: подгузниками, ветхой мебелью, старыми, почти разложившимися игрушками, одеждой, строительными материалами, жестянками, стаканчиками из-под йогурта, битым стеклом и еще черт-те чем… Много валялось всякого дерьма (простите), но больше всего возились с бутылками: пластиковыми и стеклянными. Они до сих пор мельтешат у меня перед носом, когда я прикрываю глаза: стеклянную в один пакет, пластиковую — в другой, предварительно освободив ее от крышки, вылив содержимое и хорошенько сплющив ногой — принимают только в таком виде.

Многие до сих пор не знают, сколько разлагается стекло и пластик.
Многие до сих пор не знают, сколько разлагается стекло и пластик.
А тот, кто знает, может пожать плечами: условий нет, куда еще выбрасывать?
А тот, кто знает, может пожать плечами: условий нет, куда еще выбрасывать?

Поначалу оказалось сложновато: жалеешь обувь и одежду, смотришь, с какого конца взять ту или иную пакость, перебарываешь рвотный рефлекс. А потом, когда терять уже нечего: все ботинки в мусорной жиже, лицо в грязных брызгах, перчатки уже не воняют (привыкла) — погружаешься в бой и работаешь быстрее.

Никто не отлынивал, даже особо впечатлительные. Работали быстро и слаженно
Никто не отлынивал, даже особо впечатлительные. Работали быстро и слаженно

Это был именно бой. В окопе. Вот и пригодился несколько раздражавший в начале пути задор координаторов. Разбирая мусор, Анастасия веселилась:

— Э-гей! Кто у нас не одет на осень? Я такое пальтишко нашла!
— Кому грустно работать? Тут полбутылки пивка осталось!

На войне недаром ценятся кураж и чувство юмора. Рядом с Анастасией дело спорилось.

На акции проводили конкурсы. Например, на лучшую фотографию или самую интересную находку.
На акции проводили конкурсы. Например, на лучшую фотографию или самую интересную находку.

И вот, во время перерыва после двух часов, проведенных в этой яме, мы идем за водой, с ног до головы уделанные лучше даже не думать чем, я притихла, оцепенела словно. Подруга меня спрашивает: «С тобой что?». Помню, не ответила толком — не могла сформулировать. Потом уже дошло…

Там, в этой яме, когда уже перестаешь думать о том, что в очередной раз на тебя брызнуло, куда ты наступила или что взяла, приходит разное в голову. Сначала посещают тщеславные мысли: «Я молодец, я герой, помогаю природе, не то что тот, кто не думая своей головой, навыбрасывал тут».

А потом попыталась представить и посчитать, сколько выбросила лично я за всю жизнь. Пусть не в лес, а на мусорку, в специально отведенное для этого место, но где это все? Вряд ли пошло на переработку, а значит, также где-то валяются все мои бутылки от шампуней, упаковки от зубной пасты и лака для ногтей, губки для мытья посуды, зубные щетки, тушь и блески для губ, ватные палочки, бутылки от вина и пива, фантики от конфет и шоколадок, коробки от сока, йогурта, сметаны, пищевая пленка от сыра и миллиарды пластиковых пакетов…

В конце концов стало не важно, кто отвечает за пластик, а кто — за стекло. Собирали все.
В конце концов стало не важно, кто отвечает за пластик, а кто — за стекло. Собирали все.
Иногда приходилось откапывать крупный мусор.
Иногда приходилось откапывать крупный мусор.
Хватало и тяжестей — хорошо, что в группе было много мужчин, требовалась сила.
Хватало и тяжестей — хорошо, что в группе было много мужчин, требовалась сила.
Общий мусор складывали в плотные мешки и забрасывали в машину.
Общий мусор складывали в плотные мешки и забрасывали в машину.

И вот стою я в этой яме, а мусор в ней будто не заканчивается. Разгребется (и то не весь) только спустя часы усилиями десятков людей. А где-то мой собственный овраг неразлагающегося бутора, он в разы глубже. И, скорее всего, у каждого из моей героической бригады по такому же. А когда подумаешь, сколько на земле людей и что у всех есть своя огромная отходная яма, убрать которую не хватит и 20 пар рук, не хватит дня… Цепенеешь, да. И больно, и стыдно. И никакой ты не герой, просто, считай, за собой раз в 30 лет решила прибрать, уделила этому какие-то 4 часа. А сколько надо? Даже не знаю, возможно ли отволонтерить, оправдать все, что я набросала… даже если каждый день буду ездить на подобные акции. Вряд ли.

Собрали один грузовик с отсортированным мусором…
Собрали один грузовик с отсортированным мусором…
… и два КамАЗа общего мусора
… и два КамАЗа общего мусора

Когда дело близилось к концу, у краев ямы одна девушка задумчиво сказала, глядя вниз: «А ведь ОНИ снова приедут»… И это правда. ОНИ приедут, и эта яма будет заполняться хламом, пока ее не зароют (надеюсь, что волонтеры организуют еще одну вылазку вскоре после нашего субботника). А почему ОНИ, то есть МЫ делаем это без конца, вопрос болезненный.

Как уменьшить количество мусора? Пока об этом не задумается каждый, ситуация не изменится.
Как уменьшить количество мусора? Пока об этом не задумается каждый, ситуация не изменится.

Государство создает очень мало условий для заботы об экологии. Есть пункты по приему пластика, стекла, металла — и это все. Знают о них до сих пор единицы. Пользуются — еще меньше людей. Увижу ли я когда-нибудь в своем дворе специальные контейнеры для раздельного мусора — не знаю. Говорят, когда их ставят, люди сбрасывают туда все подряд. А это, опять же, на уровне государства проблема: нет соответствующей пропаганды. Мало кто понимает, зачем все это надо. Мои родные до сих пор не в курсе, сколько разлагается пластиковая бутылка. Сестра очень аккуратная: носит в сумке по три пачки влажных салфеток, а еще все складывает в отдельный прозрачный мешочек. Когда я ей сказала, что на самом деле она никакая не чистюля, а первая грязнуля, та очень удивилась.

Невозможно представить, сколько пластика, стекла и металла каждый выбрасывает за всю жизнь.
Невозможно представить, сколько пластика, стекла и металла каждый выбрасывает за всю жизнь.
Но, скорее всего, каждый из нас выбросил куда больше мусора…
Но, скорее всего, каждый из нас выбросил куда больше мусора…
…чем было в яме, которую мы чистили полдня…
…чем было в яме, которую мы чистили полдня…

Мы ведь живем как одичалые. Экосубботники воспринимаем как увеселительную прогулку (я, например), волонтеров как сектантов, людей, которые подбирают на улице мусор, — как позеров. И вот пока все так, будет идти война в окопах: кто-то сбрасывает, кто-то убирает. Увы, пока в полку тех, кто убирает, меньшинство. Могу сказать только, что немного прибыло в лице меня.

Удовлетворение от работы есть, но тут же приходит мысль, что этого так мало!
Удовлетворение от работы есть, но тут же приходит мысль, что этого так мало!
Чтобы помочь природе, одной вылазки на Байкал не достаточно.
Чтобы помочь природе, одной вылазки на Байкал не достаточно.

Из Щегловки в субботу вывезли два КамАЗа общего мусора, один грузовик с отсортированным мусором отправился на переработку. А еще другие отряды волонтеров обустроили две пикниковые зоны. Кажется, так много, но на самом деле — крохи. Не только на Байкале, всюду еще полно мусора, который постоянно множится. Пока я дописывала последний абзац статьи, из кофейни напротив вышли 6 человек, у всех в руках было по пластиковому стаканчику.

Мы составили карту с адресами и часами работы пунктов по приему мусора. Давайте ею пользоваться.

Автор фото — Алексей Головщиков.

URL: http://www.irk.ru/news/articles/20190911/action/

Чтобы сообщить об опечатке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Загрузить комментарии

Истории, которые нельзя пропустить

Фотография  из 
Закрыть окно можно: нажав Esc на клавиатуре либо в любом свободном от окна месте экрана
Вход